Вход на сайт
войти через:Войти через loginza

Список проанализированных решений:

  1. Определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 2-1410/2013 от 24 октября 2013 г.
  2. Определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 2-1449/2013 от 23 июля 2013 г.
  3. Определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 2-2555/2013 от 18 сентября 2013 г.
  4. Постановление Двенадцатого ААС по делу № А12-8197/2014 от 11 августа 2014 г.
  5. Постановление Девятого ААС по делу № А40-142792/2014 от 25 февраля 2015 г.
  6. Постановление Десятого ААС по делу № А41-39185/2014 от 12 октября 2014 г.
  7. Определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 2-346/2013 от 29 августа 2013 г.
  8. Определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 2-3891/2013 от 6 августа 2013 г.
  9. Постановление Второго ААС по делу № А17-1683/2015 от 25 июня 2015 г.
  10. Постановление Первого ААС по делу № А43-27053/2014 от 18 февраля 2015 г.
  11. Постановление Пятого ААС по делу № А59-5694/2013 от 3 октября 2014 г.
  12. Постановление Седьмого ААС по делу № А45-17280/2014 от 25 ноября 2014 г.
  13. Постановление Четырнадцатого ААС по делу № А44-1965/2015 от 1 июля 2015 г.
  14. Решение АС Алтайского края по делу № А03-4039/2015 от 7 апреля 2015 г.
  15. Решение АС Белгородской области по делу № А08-10634/2014 от 19 февраля 2015 г.
  16. Решение АС Белгородской области по делу № А08-11089/2014 от 17 февраля 2015 г.
  17. Решение АС Белгородской области по делу № А08-2305/2015 от 1 июня 2015 г.
  18. Решение АС Владимирской области по делу № А11-8943/2014 от 28 ноября 2014 г.
  19. Решение АС г. Москвы по делу № А40-104081/2015 от 15 июля 2015 г.
  20. Решение АС г. Москвы по делу № А40-17888/2015 от 17 марта 2015 г.
  21. Решение АС г. Москвы по делу № А40-191227/2014 от 29 декабря 2014 г.
  22. Решение АС г. Москвы по делу № А40-85560/2014 от 14 августа 2014 г.
  23. Решение АС Ивановской области по делу № А17-1684/2015 от 25 мая 2015 г.
  24. Решение АС Ивановской области по делу № А17-278/2015 от 10 марта 2015 г.
  25. Решение АС Ивановской области по делу № А17-2982/2015 от 24 июня 2015 г.
  26. Решение АС Ивановской области по делу № А17-37/2015 от 18 марта 2015 г.
  27. Решение АС Иркутской области по делу № А19-5668/2015 от 12 мая 2015 г.
  28. Решение АС Иркутской области по делу № А19-8439/2015 от 16 июля 2015 г.
  29. Решение АС Костромской области по делу № А31-3047/2015 от 28 мая 2015 г.
  30. Решение АС Краснодарского края по делу № А32-18012/2014 от 14 июля 2014 г.
  31. Решение АС Краснодарского края по делу №А32-18012/2014 от 14 июля 2014 г.
  32. Решение АС Курганской области по делу № А34-8048/2014 от 24 февраля 2015 г.
  33. Решение АС Липецкой области по делу № А36-6439/2014 от 12 декабря 2014 г.
  34. Решение АС Московской области по делу № А41-67923/2014 от 2 декабря 2014 г.
  35. Решение АС Московской области по делу № А41-76558/2014 от 28 января 2015 г.
  36. Решение АС Новосибирской области по делу № А45-17280/2014 от 30 сентября 2014 г.
  37. Решение АС Оренбургской области по делу № А47-13444/2014 от 20 февраля 2015 г.
  38. Решение АС Пермского края по делу № А50-9446/2015 от 2 июля 2015 г.
  39. Решение АС Республики Карелия по делу № А26-10510/2014 от 26 января 2015 г.
  40. Решение АС Республики Татарстан по делу № А655842/2015 от 15 мая 2015 г.
  41. Решение АС Республики Хакасия по делу № А74-7926/2014 от 13 января 2015 г.
  42. Решение АС Ростовской области по делу № А53-7738/2015 от 29 апреля 2015 г.
  43. Решение АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-27960/2015 от 8 июня 2015 г.
  44. Решение АС Ставропольского края по делу № А63-4744/2014 от 1 июля 2014 г.
  45. Решение АС Ставропольского края по делу № А63-5240/2015 от 13 июля 2015 г.
  46. Решение АС Ставропольского края по делу № А63-7584/2014 от 5 сентября 2014 г.
  47. Решение АС Удмуртской Республики по делу № А71-12682/2014 от 2 декабря 2014 г.
  48. Решение АС Ульяновской области по делу № А72-6511/2014 от 18 июля 2014 г.
  49. Решение АС Ханты-Мансийского автономного округа по делу № А75-7962/2014 от 30 сентября 2014 г.
  50. Решение АС Ямало-Ненецкого автономного округа по делу № А81-6533/2014 от 19 января 2015 г.
  51. Решение Центрального районного суда г. Твери по делу № А-4071/2014 от 7 ноября 2014 г.

Экспертное мнение

30.08.2016

Лицензирование деятельности по оказанию косметологических услуг

Отчет составлен администратором проекта СПбГУ «Мониторинг правоприменения» в социальной сфере Е.А. Бондаревой 

 

 В связи с поступившими вопросами о лицензировании деятельности по оказанию косметологических услуг и отсутствием четкого законодательного регулирования в данной области, в рамках мониторинга правоприменения была проанализирована практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов по вопросам, касающимся лицензирования деятельности по оказанию косметологических услуг.

Всего было проанализировано 50 судебных решений за 2013 – 2015 гг. Из них 46 решений  арбитражных судов о привлечении юридических лиц к административной ответственности на основании ч. 2 ст. 14.1 Кодекса об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) и 6 решений судов общей юрисдикции о признании деятельности юридического лица противоправной и обязании  устранить нарушения.

Заявителями в проанализированных решениях являлись:

- Прокуроры – 46% дел.

- Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека– 22% дел.

- Орган исполнительной власти в сфере здравоохранения субъекта РФ – 16% дел.

- Министерство внутренних дел Российской Федерации   – 8% дел.

- Общественные организации  – 8% дел.

Основными  нормативными актами, на основе которых выносились судебные решения, являются:

Постановление Правительства РФ от 16.04.2012 № 291 (ред. от 15.04.2013) "О лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково") (далее – Положение о лицензировании медицинской деятельности);

Приказ Минздравсоцразвития России от 27.12.2011 № 1664н (ред. от 10.12.2014) "Об утверждении номенклатуры медицинских услуг" (Зарегистрировано в Минюсте России 24.01.2012 № 23010) (далее – Номенклатура медицинских услуг);

Приказ Минздравсоцразвития России от 18.04.2012 N 381н "Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи населению по профилю "косметология" (Зарегистрировано в Минюсте России 17.05.2012 N 24196) (далее – Приказ Минздрава № 381н);

"ОК 002-93. Общероссийский классификатор услуг населению" (утв. Постановлением Госстандарта России от 28.06.1993 № 163) (ред. от 17.10.2013) (далее – ОКУН);

"ОК 029-2007 (КДЕС Ред. 1.1). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности" (утв. Приказом Ростехрегулирования от 22.11.2007 № 329-ст) (ред. от 24.12.2012)  (далее - ОКВЭД);

В результате мониторинга правоприменения были выявлены следующие проблемы:

  1. Отсутствие единообразной практики по вопросу лицензирования деятельности по оказанию косметологических услуг, которые не указаны в Номенклатуре медицинских услуг.
  2. Отсутствие надлежащего образования у лиц, оказывающих косметологические услуги.
  3. Доказывание события административного правонарушения (ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ).

 

Отсутствие единообразной практики по вопросу лицензирования деятельности по оказанию косметологических услуг, которые не указаны в Номенклатуре медицинских услуг.

В соответствии с п. 46 ч.1 ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 «О лицензировании отдельных видов деятельности» медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково") подлежит лицензированию.

Положение о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково") утверждено Постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 № 291. Приложением к Положению о лицензировании медицинской деятельности утвержден  перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность. В перечень входит оказание услуг (работ) по косметологии.

Согласно п. 2 Приказа Минздрава № 381н медицинская помощь по профилю «косметология» включает комплекс лечебно-диагностических и реабилитационных мероприятий, направленных на сохранение или восстановление структурной целостности и функциональной активности покровных тканей человеческого организма (кожи и ее придатков, подкожной жировой клетчатки и поверхностных мышц).

Перечень медицинских услуг, в том числе услуг по косметологии, представлен в Номенклатуре медицинских услуг. Так, например, в Номенклатуре медицинских услуг указаны услуги по нанесении парафиновой маски на кожу (А20.01.001), грязевые обертывания для лечения целлюлита (А20.01.004), различные виды грязелечения (А20.19.002-А20.20.001, А.20.20.002.001,А.20.21.001, А20.23.001, А20.24.001), принятие различных ванн (А20.30.001-А20.30.009), общий массаж (А21.01.001), другие виды массажа (А21.01.002-А21.01.007, А21.01.009), прокол мочек ушей (А21.01.008), пирсинг (А21.01.010).  Данные услуги являются видами медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию, и предполагают лечение посредством климатических воздействий, а также с помощью простых физических воздействий на пациента.

В свою очередь, ОКВЭД к персональным услугам, оказываемым парикмахерскими и салонами красоты, относит мытье волос, подравнивание и стрижку, укладку, окрашивание, подкрашивание, завивку, распрямление волос, аналогичные работы, а также косметологический массаж лица, маникюр, макияж. Однако данный перечень не является закрытым, следовательно, речь может идти и о косметологическом массаже тела, косметологическом обертывании и другой деятельности, которая может оказываться парикмахерскими и салонами красоты.  В ОК 029-2014 (КДЕС Ред. 2). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности" (утв. Приказом Росстандарта от 31.01.2014 № 14-ст), вступающим в силу с 1 января 2015 года, перечень практически не меняется и остается открытым, как и сейчас.

Согласно ОКУН парикмахерские и косметические услуги, оказываемые организациями коммунально-бытового назначения относятся к бытовым услугам и в включают в себя, в числе прочего, СПА уход по телу, включая гигиенические, релаксирующие, эстетические  методы с использованием косметических средств, природных и преформированных факторов воздействия, наложение косметических масок, гигиенический массаж лица и шеи, косметических комплексный уход за кожей лица и шеи.

Отсюда следует,  что ОКВЭД и ОКУН относят услуги, оказываемые салонами красоты и парикмахерскими к услугам бытовым, носящим косметологический, но не медицинский эффект.

В связи с тем, что часто парикмахерские, салоны красоты оказывают косметологические услуги, не указанные в Номенклатуре медицинских услуг, либо указанные в Номенклатуре медицинских услуг, но отнесенные ОКВЭД и ОКУН к немедицинским услугам, в судебной практике по вопросам лицензирования деятельности по оказанию таких услуг встречаются следующие позиции:

1. Все медицинские услуги, для оказания которых требуется наличие лицензии, указаны в Номенклатуре медицинских услуг. Расширительному толкованию перечень медицинских услуг не подлежит.

Если организации осуществляют деятельность по оказанию косметологических услуг, поименованных в Номенклатуре медицинских услуг, без наличия у них лицензии, в большинстве случаев суды привлекают организации к ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Суды не разграничивают услуги с точки зрения того носит их оказание бытовой или медицинский характер (Определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 33-11773/2013 от 6 августа 2013 г., Решение АС ЯНАО по делу № А81-6533/2014 от 19 января 2015 г., Решение АС Ростовской области по делу № А53-7738/2015 от 29 апреля 2015 г., Решение АС Московской области по делу № А41-67923/2014 от 2 декабря 2014 г., Решение АС г. Москвы по делу № А40-191227/2014 от 29 декабря 2014 г., Решение АС Иркутской области по делу № А19-5668/2015 от 12 мая 2015 г.). 

В Решении АС Республики Хакасия по делу №А74-7926/2014 от 13 января 2015 г. приводится разница между массажем как лечебной процедурой (медицинский массаж) и массажем как способом косметологического воздействия. По мнению организации, осуществляющей оказание косметологических услуг, тайский массаж не относится к лечебным видам массажа, получение лицензии на предоставление услуг по тайскому массажу не требуется. Однако суд посчитал довод организации несостоятельным и в мотивировочной части изложил доводы Росздравнадзора о лицензировании тайского массажа (Письмо Росздравнадзора от 13.03.2013 № 16и-243/13), а именно суд указал, что Номенклатура медицинских услуг классифицирует виды медицинского массажа по области лечебного воздействия, а не по различным наименованиям массажа, которые могут быть сформулированы по историческим, географическим, маркетинговым и иным соображениям. Ключевым при отнесении массажа к медицинскому массажу следует признать характер самой услуги, манипуляции, предполагающей соответствующую квалификацию, знания и умения в области медицины у персонала в целях исключения причинения вреда здоровью человека. Таким образом, в указанном решении суд не проводит границы между косметологическим массажем и общем массажем, указанным в Номенклатуре медицинских услуг. В Решении АС Республики Татарстан по делу № А655842/2015 от 15 мая 2015 г., Решении АС Оренбургской области по делу № А47-13444/2014 от 20 февраля 2015 г., Решении АС г. Москвы по делу № А40-17888/2015 от 17 марта 2015 г. суды также не различают косметологический и медицинский массаж.

Иногда суды в обоснование доводов, почему организация должна иметь лицензию на оказание косметологических услуг, ссылаются на Номенклатуру медицинских услуг в целом, не сопоставляя каждую услугу, которую оказывает организация, с ее кодом в Номенклатуре медицинских услуг. В Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 29 августа 2013 года № 33-13270/2013 суд в обоснование доводов, почему организация должна иметь лицензию на оказываемые услуги, указал, что «деятельность по пирсингу, общему массажу, общему детскому массажу, медовому массажу проблемных зон, шоколадному обертыванию, водорослевому обертыванию, дарсонвалю с концентратом (методы электромагнитного лечебного воздействия на органы и ткани), миостимуляции лица и шеи (физиотерапевтическое воздействие - массаж, миостимуляция), ультразвуковой чистки, перманентному макияжу бровей и губ относятся к медицинским услугам (коды А21.01.010, А21.01.001, А20.01.004, А22.01.001)». Однако кодам А21.01.010, А21.01.001, А20.01.004, А22.01.001 в редакции Номенклатуры медицинских услуг 2011 года соответствуют следующие услуги: пирсинг, общий массаж, грязевые обертывания для лечения целлюлита, ультразвуковое лечение кожи. Соответственно, суд указал в качестве медицинских услуг услуги, которые не указаны в Номенклатуре медицинских услуг, и причин называть их медицинскими без усвоения содержания применяемых процедур у суда не было.

Суды признают, что отсутствие в Номенклатуре медицинских услуг наименования услуги является основанием для отказа в привлечении организации к ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Само соответствие оказываемых услуг определению косметологических услуг, данных в Приказе Минздрава № 381н, не означает, что для оказания услуги требуется наличие лицензии. В Решении АС г. Москвы по делу № А40-85560/2014 от 14 августа 2014 г. сказано, что организация осуществляла деятельность по оказанию следующих косметологических услуг: массаж лица, головы, пилинг, маски, чистка лица, введение препаратов для коррекции морщин под кожу без специальной лицензии на медицинскую деятельность по профилю «косметология». Суд пришел к выводу, что указанные в протоколе об административном правонарушении услуги (массаж лица, головы, пилинг, маски, чистка лица), к разделу медицинских услуг не относятся, так как отсутствуют в Номенклатуре медицинских услуг, а значит, не относятся к лицензируемым видам деятельности. В данном случае суд также разделяет понятия «косметологические услуги» и «медицинские косметологические услуги». Арбитражный суд Ставропольского края в решении по делу № А63-5240/2015 от 13 июля 2015 г. пришел к выводу, что такая услуга как «наложение маски на лицо» отсутствует в Номенклатуре медицинских услуг, следовательно, необходимость в лицензировании деятельности отсутствует, так как услуга не носит медицинский характер.

В Решении по делу № А08-10634/2014 от 19 февраля 2015 года АС Белгородской области указал, что в салоне красоты оказываются услуги в соответствии с ОКВЭД 93.02 «предоставление услуг парикмахерскими и салонами красоты»: косметологические услуги по уходу за кожей лица, шеи и тела, депиляция, маски для лица, массаж лица и шеи, тайский массаж, вибровакуумный массаж, массаж рук и ног, микротоковая терапия, лечение аппаратом Дарсонваля, окрашивание бровей, ресниц, маникюр, педикюр, все виды парикмахерских услуг (стрижки, прически, укладки, окраска волос, завивка), парафинотерапия. Сопоставив данный список с Номенклатурой медицинских услуг, суд привлек организацию к ответственности по ч.2 ст. 14.1 КоАП РФ только за оказание без лицензии услуг, указанных в Номенклатуре.

Из указанных выше решений следует, что суды привлекают организации к ответственности по ч.2 ст. 14.1 КоАП РФ только в том случае, если ими осуществляется оказание услуг, поименованных в Номенклатуре медицинских услуг, без наличия лицензии.

2. Суд должен выявить сущность оказываемой салоном красоты, парикмахерской услуги. В случае если она по своему существу соответствует определению, данному в п.2 Приказа Минздрава № 381н, то она является медицинской услугой, не зависимо от того поименована услуга в Номенклатуре медицинских услуг или нет.

Например, Арбитражный суд Ставропольского края в решении по делу № А63-4744-14 от 1 июля 2014 г. сопоставил осуществляемую организацией деятельность с понятием косметологических услуг из Приказа Минздрава № 381н. К выводу о необходимости наличия лицензии на осуществление деятельности по оказанию косметологических услуг на основе сопоставления оказываемых организацией услуг с определением медицинской помощи по профилю «косметология», данного Минздравом, пришел и АС Ивановской области в решении по делу № А17-37/2015 от 18 марта 2015 г.

3. Необходимо отделять косметологические услуги, оказываемые медицинскими организациями, и косметологические услуги, оказываемые салонами красоты, парикмахерскими. Салоны красоты и парикмахерские оказывают услуги бытового характера, они не направленны на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию. Следовательно, они не обязаны получать лицензию на осуществление своей деятельности.

Теоретически отделить «косметологические услуги» и «медицинские косметологические услуги» можно по признаку направленности на улучшение состояния здоровья либо получение косметологического эффекта от процедуры, не связанной с лечением, при отсутствии заболеваний у клиента. В свою очередь, на практике сложно провести черту между, например, массажем медицинским и массажем косметологическим, между воздействием лечебной грязью для лечения целлюлита и воздействием лечебной грязью для улучшения состояния кожи.

Суды в большинстве случаев формально разграничивают косметологические услуги бытового характера, оказываемые салонами красоты и парикмахерскими, и медицинские косметологические услуги, руководствуясь ОКВЭД и ОКУН.

Арбитражный суд Краснодарского края в решении по делу № А32-18012/2014 от 14 июля 2014 г.  разделяет медицинские услуги и косметологические услуги на основе  ОКВЭД. В соответствии с ОКВЭД, указывает суд, к услугам парикмахерских, косметических салонов и лечебных косметических учреждений (код ОКВЭД 9312000) также относится: гигиенический массаж рук (код ОКВЭД 9312327); бритье головы, бороды, массаж лица, компресс лица (код ОКВЭД 9312120), массаж лица (тонизирующий, пластический, вакуумный) (код ОКВЭД 9312331); комплексный уход за кожей лица, который также включает в себя помимо прочего массаж (код ОКВЭД 9312333). Таким образом, в салоне красоты могут оказываться услуги по массажу, которые не относятся к медицинским услугам, а поэтому не подлежат соответствующему лицензированию. К медицинским услугам относятся, по мнению суда, услуги массажа тела, которые содержат элементы профилактики заболеваний, диагностики и лечения. АС Владимирской области в решении по делу № А11-8943/2014 от 28 ноября 2014 г.  сопоставил ОКУН в части медицинских услуг (код 080000) и парикмахерских и косметологических услуг (код 019300)  и  также пришел к выводу, что к медицинским услугам, предоставляемым в косметологических салонах и подлежащим лицензированию, относятся услуги, которые содержат элементы профилактики заболеваний, диагностики и лечения.  Арбитражный суд Ставропольского края в решении по делу № А63-5240/2015 от 13 июля 2015 г. устанавливал характер деятельности предпринимателя в салоне красоты и посчитал, что нанесение маски подтверждает оказание косметических услуг, а не медицинских. В обоснование своей позиции суд отметил, что косметические услуги относятся к группе 019300 ОКУН (бытовые услуги) и предоставляются салонами красоты по виду деятельности ОКВЭД 93.02 «Предоставление услуг парикмахерскими и салонами красоты». Следовательно, необходимость в лицензировании деятельности отсутствует, так как услуга не носит медицинский характер. Двенадцатый ААС в постановлении по делу № А12-8197/2014 от 11 августа 2014 г. пришел к выводу, что нанесение кремов, очищение кожи, массаж лица подтверждает оказание косметологических услуг, а не медицинских, так как указанные услуги предоставляются салонами красоты по виду деятельности ОКВЭД 93.02 «Предоставление услуг парикмахерскими и салонами красоты».

Исходя из изложенных выше позиций судов по вопросу лицензирования деятельности по оказанию косметологических услуг, не указанных в Номенклатуре медицинских услуг, либо указанных в Номенклатуре медицинских услуг, но отнесенных ОКВЭД и ОКУН к немедицинским услугам, следует, что единообразная практика по решению данной проблемы отсутствует. В связи с правовой неопределенностью предприниматели заблуждаются относительно характера  услуги (бытовая, а не медицинская) и не получают лицензию (Решение АС Республики Карелия по делу № А26-10510-14 от 26 января 2015 г.) При этом исчерпывающего перечня косметологических услуг, для оказания которых требуется наличие лицензии, нет.

Следует отметить, что в некоторых судебных решениях перечня услуг, которые оказывала организация без лицензии, не содержится, поэтому понять, почему суд пришел к выводу о необходимости наличия у организации лицензии, не представляется возможным (Например, Решение АС Липецкой области по делу № А36-6439/2014 от 12 декабря 2014 г., Решение АС Ханты-Мансийского АО по делу № А75-7962/2014 от 30 сентября 2014 г). В Решении АС Оренбургской области по делу № А47-13444/2014 от 20 февраля 2015 г. суд отнес такие услуги, как уход за кожей лица, испанский и косметический массажи лица, наложение пластифицирующих масок, парафинотерапию лица, процедуру дарсонвализации к косметологическим услугам. Суд обосновал свои доводы только ссылкой на Номенклатуру медицинских услуг в части массажа, однако, в отношении  других услуг не объяснил, почему их можно считать косметологическими (в связи с каким характером воздействия на организм) и почему организации необходимо получать лицензию.

На практике встречаются случаи, когда осуществление деятельности по оказанию медицинских услуг без лицензии устанавливается через определение предмета, с помощью которого осуществляется деятельность, а не на основе того, какого рода услуги оказываются, соответствуют ли они, например, определению, данному в Приказе Минздрава № 381н. Двенадцатый ААС в Постановлении по делу № А12-8197/2014 от 11 августа 2014 г. указал, что использование прибора для массажа не может являться основанием для квалификации услуг как медицинских, потому что сам прибор не является медицинским изделием. В Постановлении Первого ААС по делу №А43-27053/2014 от 18 февраля 2015 г. суд также определил вид оказываемой деятельности через назначение аппарата, с помощью которого услуга оказывается. Суд указал, что аппарат предназначен для применения в косметологических салонах, и с его помощью можно провести тест кожи, а тест кожи, согласно ОКУН является бытовой, а не медицинской услугой.

Такие выводы судов представляется сомнительным, так как медицинская услуга (медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение) может быть таковой и при использовании при ее оказании немедицинского изделия.

 

Отсутствие надлежащего образования у лиц, оказывающих косметологические услуги.

Согласно пп. «д»  п. 4 Положения о лицензировании медицинской деятельности к лицам, оказывающим медицинские услуги, предъявляются требования к наличию образования, необходимого для выполнения заявленных работ (услуг). В соответствии с п.4 Приказа Минздрава № 381н медицинская помощь по профилю «косметология» оказывается врачом-косметологом. Средний медицинский персонал может оказывать медицинские услуги и манипуляции по назначению врача-косметолога.

Как показывает проанализированная судебная практика, оказание косметологических услуг часто осуществляют лица, не имеющие высшего медицинского образования, послевузовского, дополнительного профессионального образования. В большинстве случаев суды указывали на то, что косметологическую услугу оказывает фельдшер, санитар либо лицо без медицинского образования (Например, Решение АС Иркутской области по делу № А19-8439-15 от 16 июля 2015 г.).

Если исходить из того, что перечень косметологических услуг не выходит за пределы Номенклатуры медицинских услуг, значит другие услуги (не указанные в Номенклатуре медицинских услуг), оказываемые салонами, парикмахерскими, являются услугами по косметологическому уходу, для оказания их получать лицензию организациям не требуется. Следовательно, работники, осуществляющие косметологический уход, не обязательно должны иметь медицинское образование. Однако, как указывалось ранее, определенности по вопросу характера косметологических услуг, оказываемых в салонах красоты, парикмахерских, нет, как и решения того, ограничен перечень косметологических услуг Номенклатурой медицинских услуг или нет. Соответственно, отсутствует четкий ответ на вопрос о необходимом уровне образования работников салонов красоты, парикмахерских.

Для  работы с некоторыми видами лекарственных средств требуется особая врачебная подготовка. В инструкциях по применению некоторых разновидностей лекарственных средств, в частности, Ботокса сказано, что «инъекции должен производить высококвалифицированный врач, имеющий специальную подготовку и разрешение от фирмы-производителя». Согласно позиции АС Новосибирской области, выраженной в решении по делу № А45-17280/2014 от 30 сентября 2014 г., норма Приказа Минздрава № 381н устанавливает ограничения в самостоятельности принятия решений по совершению каких-либо медицинских манипуляций средним медицинским персоналом при лечении по профилю «косметология» и является общей по сравнению со специальной нормой, устанавливающей ограничения и запреты при применении конкретного лекарственного препарата. Под специальной нормой судом подразумевается пп. «д» п. 4 Положения о лицензировании медицинской деятельности. Таким образом, медицинские организации обязаны следовать инструкции по применению лекарственного средства, но не порядку оказания медицинской услуги, в случае если он противоречит инструкции. Таких выводов придерживается и Седьмой ААС в Постановлении по делу № А45-17280/2014 от 25 ноября 2014 г.

 Доказывание события административного правонарушения (ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна) влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на должностных лиц - от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на юридических лиц - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой. Как показывает проанализированная практика, суды не применяют дополнительный вид наказания в виде конфискации. Так, АС Алтайского края в решении по делу № А03-4039/2015 от 7 апреля 2015 г. указал, что в ходе проверки были изъяты косметические средства, однако, материалами делами не подтверждается, что они являются «орудием производства или сырьем, в связи с чем они подлежат возврату».

Основными проблемами, выявленными в результате мониторинга правоприменения и связанными с доказыванием события административного правонарушения, являются:

1. Значение акта общественной организации как доказательства нарушения организацией ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 45 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» граждане вправе объединяться на добровольной основе в общественные объединения потребителей. Такие общественные объединения вправе осуществлять общественный контроль за соблюдением прав потребителей и направлять в орган государственного надзора и органы местного самоуправления информацию о фактах нарушений прав потребителей для проведения проверки этих фактов и принятия в случае их подтверждения мер по пресечению нарушений прав потребителей в пределах полномочий указанных органов,  обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей.

До недавнего времени (практика судов 2012-2014 гг.) распространены были случаи обращения в суд общественных организаций защиты прав потребителей в защиту прав неопределенного круга лиц с требованиями об обязаннии прекратить незаконные действия, связанные с оказанием услуг без лицензии. Представители общественных организаций проводили проверки деятельности парикмахерских и салонов красоты, в связи с выявленными нарушениями составляли акты проверки и в совокупности с иными доказательствами осуществления организациями деятельности без лицензии подавали иски в суд.

Однако судебная практика не пошла по единому пути признания или непризнания актов общественных организаций достаточными доказательствами осуществления организациями деятельности без лицензии.

Санкт-Петербургский городской суд в Апелляционном определении № 33-12606/2013 от 18 сентября 2013 г., отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы общественной организации, указал на то, что составляемые общественными объединениями потребителей акты по факту выявленных нарушений не являются для суда абсолютными доказательствами, поскольку это не протоколы об административном правонарушении. Такие акты, по мнению суда, должны быть переданы в уполномоченные органы государственного надзора и органы местного самоуправления для проведения проверки изложенных в акте фактов.

В апелляционном определении № 33-16909/2013 от 24 октября 2013 года Санкт-Петербургский городской суд рассмотрел апелляционную жалобу организации, против которой общественной организацией был подан иск в защиту неопределенного круга лиц о признании противоправной деятельности ответчика по предоставлению потребителям в салоне красоты услуг без лицензии. Суд первой инстанции принял решение в пользу общественной организации, однако, апелляционная инстанция решение суда отменила. Суд указал, что составляемые общественными организациями акты не являются для суда абсолютными доказательствами, поскольку составляются негосударственными контролирующими органами и являются лишь формой фиксации свидетельских показаний лиц, их подписавших. Так, по мнению суда, само наличие в салоне красоты прейскуранта на услуги, на предоставление которых обязательно получение лицензии, не являются достаточным доказательствам предоставления услуг.

При этом в июле 2013 года Санкт-Петербургский городской суд в Апелляционном определении  № 33-9116/2013 от 23 июля 2013 г. принял противоположное решение по делу со схожими фактическими обстоятельствами. Приморский районный суд Санкт-Петербурга 11 марта 2013 года принял решение в пользу общественной организации по иску о прекращении осуществления деятельности по оказанию косметологических услуг без наличии лицензии. Основным доказательством в деле являлся акт о выявленных нарушениях, составленный общественной организацией. Суд апелляционной инстанции не принял во внимание довод ответчика о недоказанности судом первой инстанции совершения ответчиком действий по оказанию платных услуг требующих лицензирования, поскольку «данный факт подтверждается актом». В Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда № 33-13270/2013 от 29 августа 2013 года суд также признал достаточным доказательством осуществления организацией деятельности без лицензии акт, составленный общественной организацией.

Таким образом, на данный момент можно констатировать, что судебная практика перешла на позицию того, что акта общественной организации о нарушении недостаточно, сам акт является поводом к проверке уполномоченными органами.

2. Привлечение к ответственности по ч.2 ст. 14.1 КоАП в случаях, когда осуществление деятельности прекращено.

В судебной практике встречаются случаи, когда суд отказывает в привлечении организации к ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ в связи с тем, что на момент рассмотрения дела в суде организация услуги, требующие получения лицензии, не оказывает. В Решении Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 25 марта 2013 г. сказано, что суд принял как доказательство прекращения осуществления деятельности «заверенное объявление организации». Суд второй инстанции отменил вышеназванное решение суда и пришел к выводу, что доводы суда об устранении ответчиком нарушений сделаны в отсутствие достоверных доказательств; установленные судом обстоятельства, а именно - прекращение ответчиком подлежащей лицензированию деятельности - ответчиком не доказаны (Определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 2-3891-13 от 6 августа 2013 г.). В свою очередь, нарушение ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ фиксируется в момент совершения нарушения,  а не на момент рассмотрения дела в суде, таким образом, неосуществление деятельности на момент рассмотрения дела в суде, даже при наличии достоверных доказательств, не является основанием для освобождения организации от ответственности.

3. Доказывание осуществления организацией деятельности по оказанию косметологических услуг без лицензии.

Большинство проанализированных судебных решений показывает, что для привлечения организации к ответственности по ч.2 ст. 14.1 КоАП РФ контролирующему органу требуется доказать не только намерение организации осуществлять деятельность по оказанию косметологических услуг (размещение рекламы, прейскуранта), но и документально подтвержденный факт оказания такой услуги.

В Постановлении Десятого ААС по делу №А41-39185/2014 от 12 октября 2014 г. суд указал, что кроме прейскуранта, включающего в себя спорные услуги, никаких других доказательств, свидетельствующих об оказании медицинских услуг, прокурором не представлено. Тем самым суд опроверг довод прокурора о том, что указание в прейскуранте цен стоимости конкретной услуги свидетельствует о ее оказании. В Постановлении Второго ААС по делу № А17-1683/2015 от 25 июня 2015 г. суд указал, что в предмет доказывания по делу о привлечении к ответственности по ч. 2 ст.14.1 КоАП РФ входит установление факта осуществления медицинской деятельности. Суд подтвердил доводы суда первой инстанции о том, что размещение информации о предоставлении услуг, наличие отдельного помещения, оборудования не подтверждают фактические оказание организацией медицинских услуг. Из решения также следует, что для того, чтобы акт проверки служил доказательством для привлечения организации к ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ в нем должны содержаться сведения о нахождении в организации посетителей. Также доказательством осуществления деятельности могут служить финансовые документы с перечнем оказанных услуг. В Решении АС Владимирской области по делу № А11-8943/2014 от 28 ноября 2014 г. суд указал, что в протоколе следует указывать не только на факт оказания услуги без лицензии (наличие прейскуранта), но и наличие предметов, оборудования, документов, свидетельствовавших об оказании медицинских услуг.

Однако в решении № А-4071/2014 от 7 ноября 2014 г. Центральный районный суд г. Твери посчитал достаточным доказательством осуществления организацией деятельности по оказанию косметологических услуг без лицензии акт обследования Управления Роспотребнадзора, протокол осмотра вещей и документов. В Решении АС Ульяновской области по делу № А72-6511/2014 от 18 июля 2014 г., Решении АС Московской области по делу № А41-76558/2014 от 28 января 2015 г., Решении АС Ивановской области по делу №А17-1684 от 25 мая 2015 г.   суды также сочли достаточными доказательствами осуществления организациями оказания услуг без лицензии указание в акте проверки контролирующего органа на услуги в прейскуранте, наличие в штате медицинского работника, наличие медицинского оборудования. В Решении АС г. Москвы по делу № А40-104081-15 от 15 июля 2015 г. суд признал достаточными доказательствами осуществления деятельности по оказанию косметологических услуг наличие приспособлений для оказания услуг (массажный стол, косметологическое кресло, оборудование для проведения аппаратных процедур), прейскурант цен.

Иными доказательствами, подтверждающими факт оказания услуги без лицензии, являются журналы администратора, в которых фиксируются случаи оказания услуг (Решение АС Республики Хакасия по делу №А74-7926/2014 от 13 января 2015 г.), объяснения работников организации (Решение АС Ивановской области по делу №А17-278/2015 от 10 марта 2015 г., Решение АС Удмуртской Республики по делу № А71-12682/2014 от 2 декабря 2014 г.)

Представляется, что доказательством оказания косметологических услуг без лицензии не может являться только прейскурант, наружная реклама, наличие оборудования. Так как состав ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ предполагает действие по оказанию услуги. Таким образом, контролирующим органам в актах о проведении проверок следует указывать на наличие посетителей в организации, брать свидетельские показания у работников организации и запрашивать журнал администратора, в котором фиксируются посещения организации клиентами, а также финансовые документы.

***

Мониторинг правоприменения показал, что отсутствует единая судебная практика по вопросу о необходимости наличия лицензии на оказание косметологических услуг у организаций, которые оказывают косметологические услуги, не указанные в Номенклатуре медицинских услуг, либо указанные в Номенклатуре медицинских услуг, но отнесенные ОКВЭД и ОКУН к немедицинским услугам.

Для решения данной проблемы от Минздрава РФ требуется ответить на следующие вопросы: Ограничивается ли перечень косметологических услуг для целей получения лицензии услугами, указанными в Номенклатуре медицинских услуг или нет? Различается ли по своему характеру оказание «косметологических медицинских услуг» медицинскими организациями и оказание «косметологических услуг» (гигиенического, косметического характера) салонами красоты, парикмахерскими?

Уполномоченным контролирующим органам требуется особо обратить внимание на уровень квалификации лиц, оказывающих косметологические услуги, так как зачастую они оказываются лицами без наличия надлежащего образования.

Следует также отметить, что уполномоченным контролирующим органам необходимо предъявлять надлежащие доказательства оказания организациями косметологических услуг без лицензии. Надлежащие доказательства предполагают подтверждение фактического осуществления организацией деятельности без лицензии, а не намерения ее осуществлять.

 

 

комментарии(0)

оставить свой комментарий:

Чтобы оставлять комментарии, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.