Вход на сайт
войти через:Войти через loginza

[1] См. в частности Ревазов М.А. Отчет о мониторинге правоприменения за ноябрь 2013 года “Назначение арбитражными судами наказаний за административные правонарушения ниже низшего предела, установленного санкцией статьи КоАП РФ (реализация правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 17.01.2013 № 1-П)”//<monitoring.law.edu.ru/otchety/2013/noyabr_2013_goda/>

[2] Определение Верховного Суда РФ от 28.10.2008 N КАС08-544; Определение Верховного Суда РФ от 22.12.2009 N 14-Г09-29; Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2002 N ГКПИ2002-283; Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2002 N 35-Г02-2; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.07.2009 по делу N А56-29856/2008

[3] см., напр., Определение Верховного Суда РФ от 16.08.2013 N 5-КГ13-78, Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2013 N 18-КГ13-2, Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 21.05.2013 по делу N 33-2010

[4] Определение Верховного Суда РФ от 16.08.2013 N 5-КГ13-78; Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2013 N 18-КГ13-2; Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2013 N 9-КГ13-10; Определение Верховного Суда РФ от 13.05.2011 N 30-В11-3; Определение Верховного Суда РФ от 22.04.2011 N 18-В11-23; Апелляционное определение Воронежского областного суда от 17.01.2013 N 33-6647

[5] Решение Северского районного суда Краснодарский край от 25 февраля 2013 года по делу № 2-211/2013 

[6] Постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 23.09.2013 по делу No. А40-8404/07-37-86

[7] Ср. Постановление Десятого апелляционного арбитражного суда от 7.03.2013 по делу А41-32490/2009 и Постановление Президиума ВАС РФ от 04 февраля 2014 года; Постановление ФАС Московского округа от 10.07.2013 и Постановление Президиума ВАС РФ от 12 ноября 2013 года по делу No. А41-32493/09

[8] Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 08 мая 2013 года по делу № А12-5740-2013, Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 06 мая 2013 года по делу № А46-31849-2012, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2013 года по делу № А05-143-2013, от 22 июля 2013 года по делу № А66-15040-2012 и от 21 мая 2013 года по делу № А66-318-2013

[9] Апелляционное определение Курского областного суда от 2 июля 2013 г. по делу N 33-1425-2013

[10] с учетом определения Конституционного суда РФ от 28.01.2010 № 138-О-Р

[11] решения Арбитражного суда Смоленской области № А62-249/2010 от 29.03.2010, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области № А56-56642/2010 от 10.11.2010, Арбитражного Курской области № А35-11911/2012 от 4.06.2013

[12] в качестве примеров практики, сложившейся на основании п. 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2013 по делу N А67-5193/2013, Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2013 N 18АП-4422/2013 по делу N А34-588/2013, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2013 по делу N А46-30534/2012, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2013 по делу N А45-8195/2013, Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2012 N 05АП-4709/2012 по делу N А59-953/2012, Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20.04.2012 по делу N А29-10157/2011, Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.02.2012 по делу N А33-16710/2010, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2011 по делу N А78-8008/2011

[13] Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2013 по делу N А63-14265/2012

[14] Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 28.11.2011 по делу N А38-3775/2011, Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2013 N 05АП-14384/2013 по делу N А59-1731/2013, Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2013 по делу N А63-834/2013

[15] Постановление третьего арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2013 года по делу № А69-802-2013

[16] Определение Липецкого областного суда от 11 марта 2013 г. по делу N 33-623/2013г, апелляционное определение Красноярского краевого суда от 23 декабря 2013 г. по делу N 33-12278/2013, апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 22 октября 2013 г. по делу N 33-5862/13

[17] см., напр., апелляционное определение Верховного Суда Республики Бурятия от 29 мая 2013 г. по делу N 33-1625, апелляционные определения Хабаровского краевого суда от 6 декабря 2013 г. по делу N 33-7754, от 14 июня 2013 г. по делу N 33-3305/2013, определение Воронежского областного суда от 18 июня 2013 г. N 33-3220, определение Приморского краевого суда от 1 августа 2013 г. по делу N 33-6279, апелляционные определения Пермского краевого суда от 16 октября 2013 г. по делу N 33-9922, от 19 августа 2013 г. по делу N 33-7855, от 8 июля 2013 г. по делу N 33-6157, от 25 ноября 2013 г. по делу N 33-11151-2013 Только апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 10 июля 2013 г. по делу N 33-4278/2013 и  апелляционное определение Пермского краевого суда от 25 ноября 2013 г. по делу N 33-11151-2013 содержат убедительные аргументы о недостаточности представленных доказательств в подтверждение безопасности эксплуатации транспортного средства (обстоятельства, указанного в Постановлении Конституционного Суда РФ от 22.04.2011 №5-П в качестве обстоятельства, имеющего значение для признания незаконным отказа в регистрации транспортного средства)

Экспертное мнение

17.06.2014

Соблюдение судами правовых позиций Конституционного Суда РФ, связанных с толкованием действующего законодательства

эксперт – к.ю.н., доцент кафедры государственного и административного права СПбГУ Белов С.А.

 Целью проведения мониторинга правоприменения стал анализ судебной практики, отражающей подходы судов к применению положений Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» обязывающих суды учитывать при применении законодательных положений толкование, данное этим законоположениям решениями Конституционного Суда РФ.

В практике Конституционного Суда РФ встречаются решения, содержание которых свидетельствует об обнаруживаемых Конституционным Судом случаях применения законоположений, конституционно-правовой смысл которых был выявлен Конституционным Судом РФ в предыдущих решения, судами общей юрисдикции и арбитражными судами в смысле, расходящимся со смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ.

Например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 07.11.2012 №24-П Суду пришлось фактически повторно воспроизвести свою правовую позицию, высказанную ранее, в Постановлении от 20.12.2010 №21-П. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 25.02.2014 №4-П была фактически воспроизведена правовая позиция, сформулированная в Постановлении от 17.01.2013 №1-П.

Целью настоящего мониторинга стало выявление возможных причин и оснований применения законоположений в расхождение с их конституционно-правовым смыслом, выявленном Конституционным Судом РФ.

По итогам проведенного исследования можно сделать общий вывод, что суды в основном следуют правовым позициям, сформулированным Конституционным Судом РФ.[1] Из проанализированных более 350 решений (более 300 решений арбитражных судов и более 50 решений судов общей юрисдикции) по более чем 10 постановлениям Конституционного Суда РФ (включая дополнения и конкретизацию выраженных в этих постановлениях правовых позиций в последующих определениях) лишь немногим более чем в 30 можно было обнаружить отклонение от соответствующих правовых позиций Конституционного Суда РФ. В остальных суды в целом ориентируются на конституционно-правовой смысл, выявленный Конституционным Судом РФ в соответствующих решениях.

До 2011 года (т.е. до выступления в силу части 5 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ») суды часто отказывали в применения позиции Конституционного Суда РФ, выявившей конституционно-правовой смысл положений закона, в связи с тем, что в Постановлении не был сделан вывод о признании рассматривавшихся норм противоречащими Конституции РФ.

Например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 года N 1-П был сделан ряд выводов об условиях ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями судьи при осуществлении правосудия. Затрудняясь прийти к однозначному выводу о том, при каких условиях на основании данного Постановления Конституционного Суда РФ подлежит возмещению вред, причиненный в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением, суды вплоть до Верховного Суда РФ во многих случаях отказывали в удовлетворении требований о возмещении вреда ссылаясь на то, что позиция Конституционного Суда требует реакции законодателя.[2]

После 2011 года подход судов к применению правовых позиций Конституционного Суда РФ в целом изменился, и суды стали гораздо шире принимать во внимание конституционно-правовое толкование правового акта, которое дано Конституционным Судом РФ.[3] В то же время отдельные проблемы толкования и применения правовых позиций Конституционного Суда РФ сохранились.

 Проблемы, выявленные в результате мониторинга правоприменения:

1. Суды иногда приходят к выводу, что правовые позиции КС действуют только с момента опубликования акта Конституционного Суда РФ.[4] В то же время такая практика не носит единообразного характера, поскольку в ряде случаев суды напротив, полагают, что моментом вступления в силу решения Конституционного Суда РФ определяется только то, начиная с какого времени суды обязаны применять эту позицию как действующее право.[5] Решения обеих групп связаны с установлением момента, с которого гражданин имеет право на получение социальной выплаты. В решениях первой группы суды пришли к выводу, что выплаты (социальные выплаты ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС) должны начисляться только с момента вступления в силу решения Конституционного Суда РФ. В решениях второй группы – к выводу, что ежемесячная денежная выплата взамен натуральных льгот по закону от 22.08.2004 №122-ФЗ должна начисляться в соответствии с требованиями правовой позиции Конституционного Суда РФ с момента начала действия этого закона, то есть с 1 января 2005 года.

Вопросы действия во времени решений Конституционного Суда РФ, выявляющих конституционно-правовой смысл закона, связаны также с возможностью применения правовой позиции Конституционного Суда судами второй и третьей инстанции при пересмотре уже вынесенных решений, представляет собой существенную сложность на практике. Об этом свидетельствует, в частности, содержание Постановления Конституционного Суда РФ от 08.11.2012 N 25-П и последующая практика исполнения этого постановления в отношении заявителей.[6]

В Постановлении Конституционного Суда РФ был выявлен конституционно-правовой смысл закона, в соответствии с которым постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ может использоваться как основание для пересмотра ранее вынесенных решений арбитражных судов только если в этом постановлении прямо указана возможность его применения с обратной силой. Высший Арбитражный Суд РФ исходил из того, что соответствующее толкование подлежит применению в отношении только тех постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, которые были вынесены после его вступления в силу. Как посчитал Высший Арбитражный Суд РФ, применение судом первой инстанции правовой нормы, конституционно-правовой смысл которой Конституционный Суд РФ выявил впоследствии, в расхождении с этим смыслом не дает оснований суду второй и третьей инстанции считать такое решение ошибочным. Суд применял законодательство, действовавшее в момент вынесения решения, а значит в момент его принятия решение суда было законным и обоснованным, и оснований для его отмены нет.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 8.11.2012 №25-П применять законодательство в соответствии с конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ должны не только суды первой инстанции, но также апелляционные, кассационные и надзорные инстанции, которые должны применять решения Конституционного Суда РФ, сформулированные к моменту рассмотрения дела в этих инстанциях. В то же время в деле заявителей, инициировавших рассмотрение дела в Конституционном Суде, в последующем пересмотре решения в соответствии с этим Постановлением Конституционного Суда РФ было отказано на том основании, что решение по существу было правильным. Кроме того, на неоднозначность применения указанной правовой позиции Конституционного Суда РФ указывают разночтения в отношении условий ее применения, которые возникли в последующей судебной практике при рассмотрении других дел.[7]

Основная проблема в этом случае сводится даже не столько к условиям действия решений Конституционного Суда во времени, сколько к условиям и основаниям пересмотра решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Может ли считаться законным решение, в котором не учтена правовая позиция Конституционного Суда РФ, высказанная позднее, чем было принято это решение?

Верховный Суд РФ в ряде случаев отказывал в пересмотре дела заявителя, ссылаясь на то, что в момент принятия решения были применены действующие нормы процессуального права, а следовательно, учет правовой позиции Конституционного Суда РФ возможен только в отношении дел, рассматриваемых после вступления в силу соответствующего решения Конституционного Суда. Примером такой позиции может быть Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20.06.2007 No.11ПВ07, в котором, в частности, указано, что высказанные Конституционным Судом РФ позиции объективно не могли быть учтены ко времени внесения представления по данному делу заместителем Председателя Верховного Суда РФ и рассмотрения этого представления Президиумом Верховного Суда РФ.

Через несколько месяцев после принятия этого решения Президиума Верховного Суда РФ в ст. 392 ГПК РФ были внесены изменения, согласно которым  основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений является признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

После вступления в силу этих изменений Верховный Суд РФ в Определении от 09.08.2013 N 41-КГ13-15 пришел к выводу, что суд второй инстанции должен был отменить решение суда первой инстанции (вынесенное 6 февраля 2009 года), в котором не была учтена правовая позиция Конституционного Суда РФ, высказанная на один день раньше (5 февраля 2009 года) не по делу заявителя. В качестве основания Верховный Суд указал на то, что на момент вынесения решения суда первой инстанции суд объективно не мог принять во внимание позицию Конституционного Суда РФ ввиду еще не состоявшегося опубликования определения, однако при пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам дело должно было быть пересмотрено.

 

2. В судебной практике очевидны сложности, связанные со сложностью самостоятельного выявления правоприменительными органами правовых последствий решений Конституционного Суда РФ и их толкования в целях использования в правоприменительной практике.

Поскольку решение Конституционного Суда РФ по своей структуре и форме представляет собой судебное решение, а не нормативный акт, для применениях этих решений при рассмотрении гражданских, уголовных и административных дел требуются навыки толкования прецедентов, пока еще не сложившиеся в отечественной правовой культуре. Речь не идет о том, что решения Конституционного Суда представляют собой прецеденты. Вопрос о характере и свойствах решений Конституционного Суда РФ много рассматривался и обсуждался в российской научной литературе, однако главным образом с теоретической точки зрения. В известных публикациях на эту тему не ставились проблемы, с которыми приходится иметь дело судьям, применяющим правовые позиции Конституционного Суда РФ в качестве действующего права. Не имея навыков толкования прецедентов, суды зачастую затрудняются принимать решения опираясь непосредственно на правовые позиции Конституционного Суда РФ. Эти правовые позиции сформулированы иначе, нежели положения нормативных актов, и судьи не могут быть до конца уверены в том, что они применяют решение Конституционного Суда правильно и в допустимых пределах, не могут быть до конца уверены, что решение Конституционного Суда РФ не будет истолковано иначе вышестоящим судом и что это не приведет к отмене постановленного решения.

Например, анализ судебной практики показывает, что судам зачастую сложно определить пределы универсальности правовой позиции Конституционного Суда РФ и дать однозначный ответ на вопрос, действует ли правовая позиция Конституционного Суда РФ о неконституционности запрета на назначение наказания ниже низшего предела только при привлечении к административной ответственности по статье 19.8 (ч.5) КоАП РФ или в любых ситуациях привлечения к административной ответственности.[8]

У судов есть основания разделять как одну, так и другую позицию: предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ становится вопрос о конституционности конкретного положения закона, и в то же время при вынесении постановления Конституционный Суд РФ делает выводы, опираясь на общее толкование конституционных норм и принципов.

Другим примером может быть ограничение применения правовой позиции Конституционного Суда, выраженной в Постановлении от 22.04.2011 №5-П только к тем ситуациям, которая абсолютно аналогичным рассмотренной Конституционным Судом: если автомобиль, в отношении которого не были уплачены таможенные платежи, был уже выпущен в обращение на территории РФ с поддельным паспортом транспортного средства и эта подделка обнаружилась впоследствии. Возможность применения этой позиции к отказам в регистрации транспортных средств в связи с подделкой паспорта транспортного средства в иных ситуациях судами не признавалась.[9]

У судов есть основания предполагать, что решения Конституционного Суда РФ адресованы прежде всего законодателю. На это указывает статья 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», тогда как последствиям принятия решений Конституционного Суда РФ для правоприменителей закон уделяет гораздо меньше внимания. Какие-либо разъяснения Верховного Суда РФ относительно порядка и условий соблюдения решений и применения правовых позиций Конституционного Суда РФ судами также отсутствуют. Более того, практика самого Верховного Суда РФ содержит достаточно много примеров сложностей в реализации правовых позиций Конституционного Суда РФ.

Суды также ссылаются на правовые позиции Конституционного Суда РФ, но применяют ограничительное толкование его правовой позиции при применении. Например, в отношении соблюдения Постановления Конституционного Суда РФ от 17.03.2009 года № 5-П[10] в ряде решений суды пришли к выводу,[11] что позиция Конституционного Суда ограничивает налоговые органы в проведении повторных налоговых проверок по тем же налогам и тем же налоговым периодам, которые уже были предметом судебного разбирательства налогоплательщика и налогового органа, с новым установлением прав и обязанностей налогоплательщика, если при этом в основу решения налогового органа будут положены те факты и обстоятельства, которые не были предметом судебного разбирательства.

 3. В отдельных случаях реализация правовой позиции Конституционного Суда начинает осуществляться много лет спустя и неожиданно, без видимых объективных причин, становится основанием для пересмотра подходов к толкованию закона, которое успело сложиться на практике за эти годы. Суды возвращаясь к решениям Конституционного Суда, обнаруживают в них смысл, который на протяжении ряда лет ими игнорировался.

Например, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 20.03.2014 по делу N А56-56482/2013 по сути дела признается необходимость доказывания вины юридического лица. По мнению суда, согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27.04.2001 N 7-П, хозяйствующие субъекты не могут быть лишены возможности доказать, что нарушение правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для данных субъектов отношений препятствиями, находящимися вне их контроля. Условием признания отсутствия вины может быть то, что хозяйствующие субъекты действовали с той степенью заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения обязанностей, и что с их стороны к этому были приняты все меры. Правда, зачастую суды приходят к выводу о возложении бремени доказывания этих обстоятельств на сами юридические лица, привлекаемые к административной ответственности.[12]

В то же время многочисленная судебная и административная практика, сложившаяся в последние годы, довольно убедительно показывает, что пределы разумных и необходимых мер, которые должно было предпринять юридическое лицо для предотвращения совершения им правонарушения, зачастую не становились в последние годы предметом конкретного анализа и оценки при привлечении к административной ответственности,[13] хотя в практике были примеры и признания необходимости установления соблюдения той степени добросовестности и осмотрительности, которая требовалась от него в целях выполнения законодательно установленной обязанности, правда, без ссылок на решения Конституционного Суда РФ.[14]

 4. Анализ правоприменительной практики показывает, что судам часто приходится осуществлять пересмотр решений административных органов, которые отказываются следовать правовым позициям Конституционного Суда РФ. Например, обжалуя решение Арбитражного суда республики Тыва, территориальный орган ФАС РФ настаивал на невозможности назначения наказания ниже нижнего предела санкции, установленного в Кодексе РФ об административных правонарушениях,[15] то есть отказывался признавать применимой к этой ситуации правовую позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в Постановлении от 17.01.2013 №1-П. Аналогичный подход был выявлен и в практике органов ГИБДД, которые фактически игнорируют позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в Постановлении Конституционного Суда РФ N 5-П от 22.04.2011 года.[16] К сожалению, суды также зачастую подтверждают толкование, данное положениям закона административными органами вразрез с правовой позицией Конституционного Суда РФ.[17]

Очевидной причиной для этого можно считать формальное применение норм закона органами исполнительной власти (а зачастую – и судами). Административные органы больше ориентированы на применение инструкций вышестоящих органов, нежели на самостоятельное толкование законодательства в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда РФ.

 

[1] См. в частности Ревазов М.А. Отчет о мониторинге правоприменения за ноябрь 2013 года “Назначение арбитражными судами наказаний за административные правонарушения ниже низшего предела, установленного санкцией статьи КоАП РФ (реализация правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 17.01.2013 № 1-П)”//<monitoring.law.edu.ru/otchety/2013/noyabr_2013_goda/>

[2] Определение Верховного Суда РФ от 28.10.2008 N КАС08-544; Определение Верховного Суда РФ от 22.12.2009 N 14-Г09-29; Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2002 N ГКПИ2002-283; Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2002 N 35-Г02-2; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.07.2009 по делу N А56-29856/2008

[3] см., напр., Определение Верховного Суда РФ от 16.08.2013 N 5-КГ13-78, Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2013 N 18-КГ13-2, Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 21.05.2013 по делу N 33-2010

[4] Определение Верховного Суда РФ от 16.08.2013 N 5-КГ13-78; Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2013 N 18-КГ13-2; Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2013 N 9-КГ13-10; Определение Верховного Суда РФ от 13.05.2011 N 30-В11-3; Определение Верховного Суда РФ от 22.04.2011 N 18-В11-23; Апелляционное определение Воронежского областного суда от 17.01.2013 N 33-6647

[5] Решение Северского районного суда Краснодарский край от 25 февраля 2013 года по делу № 2-211/2013 

[6] Постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 23.09.2013 по делу No. А40-8404/07-37-86

[7] Ср. Постановление Десятого апелляционного арбитражного суда от 7.03.2013 по делу А41-32490/2009 и Постановление Президиума ВАС РФ от 04 февраля 2014 года; Постановление ФАС Московского округа от 10.07.2013 и Постановление Президиума ВАС РФ от 12 ноября 2013 года по делу No. А41-32493/09

[8] Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 08 мая 2013 года по делу № А12-5740-2013, Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 06 мая 2013 года по делу № А46-31849-2012, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2013 года по делу № А05-143-2013, от 22 июля 2013 года по делу № А66-15040-2012 и от 21 мая 2013 года по делу № А66-318-2013

[9] Апелляционное определение Курского областного суда от 2 июля 2013 г. по делу N 33-1425-2013

[10] с учетом определения Конституционного суда РФ от 28.01.2010 № 138-О-Р

[11] решения Арбитражного суда Смоленской области № А62-249/2010 от 29.03.2010, Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области № А56-56642/2010 от 10.11.2010, Арбитражного Курской области № А35-11911/2012 от 4.06.2013

[12] в качестве примеров практики, сложившейся на основании п. 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2013 по делу N А67-5193/2013, Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2013 N 18АП-4422/2013 по делу N А34-588/2013, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2013 по делу N А46-30534/2012, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2013 по делу N А45-8195/2013, Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2012 N 05АП-4709/2012 по делу N А59-953/2012, Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20.04.2012 по делу N А29-10157/2011, Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.02.2012 по делу N А33-16710/2010, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2011 по делу N А78-8008/2011

[13] Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2013 по делу N А63-14265/2012

[14] Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 28.11.2011 по делу N А38-3775/2011, Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2013 N 05АП-14384/2013 по делу N А59-1731/2013, Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2013 по делу N А63-834/2013

[15] Постановление третьего арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2013 года по делу № А69-802-2013

[16] Определение Липецкого областного суда от 11 марта 2013 г. по делу N 33-623/2013г, апелляционное определение Красноярского краевого суда от 23 декабря 2013 г. по делу N 33-12278/2013, апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 22 октября 2013 г. по делу N 33-5862/13

[17] см., напр., апелляционное определение Верховного Суда Республики Бурятия от 29 мая 2013 г. по делу N 33-1625, апелляционные определения Хабаровского краевого суда от 6 декабря 2013 г. по делу N 33-7754, от 14 июня 2013 г. по делу N 33-3305/2013, определение Воронежского областного суда от 18 июня 2013 г. N 33-3220, определение Приморского краевого суда от 1 августа 2013 г. по делу N 33-6279, апелляционные определения Пермского краевого суда от 16 октября 2013 г. по делу N 33-9922, от 19 августа 2013 г. по делу N 33-7855, от 8 июля 2013 г. по делу N 33-6157, от 25 ноября 2013 г. по делу N 33-11151-2013 Только апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 10 июля 2013 г. по делу N 33-4278/2013 и  апелляционное определение Пермского краевого суда от 25 ноября 2013 г. по делу N 33-11151-2013 содержат убедительные аргументы о недостаточности представленных доказательств в подтверждение безопасности эксплуатации транспортного средства (обстоятельства, указанного в Постановлении Конституционного Суда РФ от 22.04.2011 №5-П в качестве обстоятельства, имеющего значение для признания незаконным отказа в регистрации транспортного средства)

 

 



 

комментарии(0)

оставить свой комментарий:

Чтобы оставлять комментарии, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.