Вход на сайт
войти через:Войти через loginza

Август 2013 года

Отчет

о результатах мониторинга правоприменения

за август 2013 года

 

Образовательное право 

 (эксперт – к.ю.н., ассистент кафедры теории и истории

государства и права СПбГУ Васильев И.А.)

 

Методика сбора правоприменительной практики

Рабочей группой проекта «Мониторинг правоприменения» в области «Образовательное право» в мае 2013 г. исследованы особенности исполнения договора о целевом обучении лицами, получившими среднее или высшее профессиональное образование по целевому набору, заключившими соответствующий договор с органами государственной власти, местного самоуправления и юридическими лицами. В целях изучения юридической техники правовых актов и возможных проблем в процессе правоприменения, был произведён сбор и анализ норм законодательных и подзаконных актов Российской Федерации,  а также были произведены поиск, обобщение и анализ за 2011-2012 календарные года правоприменительной практики судов общей юрисдикции. Предметом исследования выступали правоприменительные решения первой и кассационной инстанций органов судебной власти Архангельской области, Вологодской области. Тип нормативно-правовых актов: закон, постановление; количество нормативно-правовых актов по заявленной проблематике раздела: 4. Вид правоприменительного судебного производства – общая юрисдикция, гражданское судопроизводство; тип найденных правоприменительных решений: решение, определение;  количество правоприменительных решений по заявленной проблематике раздела: 8.

 

Нормативный акт (акты) и их положения, мониторинг правоприменительной практики по которым проводился:

Постановление Правительства Российской Федерации от 19.05.1995 г. № 942 «О целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием». В части норм пункта 4, определяющих в договоре о целевом обучении предельный срок последующего трудового контракта с работодателем в 3 года и сложившейся практики закрепления в договоре 5 летнего периода.

Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ.

Согласно нормам статьи 178 сделка, совершённая под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. Под заблуждением понимается неправильное, ошибочное, не соответствующее действительности представление лица об элементах совершаемой им сделки. При этом заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки и быть существенным. Проблема толкования связана с определением специалистом своего статуса поступающего на образовательную программу высшего образования по целевому приёму. К примеру, при заключении договора специалисту сообщается, что он даёт преимущество при поступлении, но специалист утверждает, что поступил в образовательную организацию на общих основаниях. Вместе с тем, поступление по целевому направлению давало право на особый тип конкурса специалисту по отношению к другим поступающим, а не являлось гарантом поступления. Договор о целевом обучении гарантировал специалисту предоставление дополнительных льгот в период обучения, а также места трудоустройства по окончании освоения образовательной программы. То, что договор заключался именно с этой целью, подтверждается и действиями специалиста предъявившего целевое направление при поступлении.

В соответствии с нормами статьи 395, за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. При взыскании долга в судебном порядке, Суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Согласно нормам статьи 421, 422 граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Доводы специалиста о нарушении ее конституционного права на свободный труд, вследствие заключения договора о целевом обучении, являются не состоятельными, поскольку условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Посредством заключения договора, специалист принял решение о реализации своего права на свободный труд на определенных оспариваемым договором условиях.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ. В соответствии с нормами статьи 56, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Применительно к нашей проблематике, вопрос возникает относительно установления факта самостоятельной оплаты проживания в общежитии, проезда до места проведения практики специалистом, утверждающим о нарушении условий договора о целевом обучении, предусматривающего компенсацию данных затрат. Условие о необходимости предоставления в финансовое подразделение заказчика документов и реквизитов для безналичного перечисления средств на расчётный счёт специалиста должно следовать из норм договора о целевом обучении, но на практике только обуславливается как непреложный факт, понятный любой из сторон договора.

Трудовой кодекс Российской Федерации  от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ. Как следует из норм статьи 249, в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении. Данная норма толкуется правоприменительными инстанциями как применимая исключительно к уже имеющимся трудовым отношениям, в случае подготовки специалиста, ранее не состоявшего в подобных правоотношениях с работодателем, принцип возмещения, согласно пропорционально не отработанному времени не применяется и происходит возмещение средств заказчика в полном объёме в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.05.1995 г. № 942 «О целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием».

 

Проблемы, выявленные в ходе мониторинга правоприменительной практики и позиции правоприменительных органов по указанным проблемам:

В настоящем отчёте мы обобщили и проанализировали правоприменительную практику, позволившую нам сделать выводы по трём основным проблемам:

Отказ специалиста от заключения трудового договора по окончании целевого обучения на основании невозможности работодателя обеспечить рабочее место и (или) условия работы.

Основаниями для отказа специалистом были названы низкая заработная плата в месте обязательного трудоустройства, указанного в договоре о целевом обучении, условия работы, отсутствие возможности трудоустройства для супруги, невыгодные жилищные условия. Достаточно часто правоприменителем рассматривается вопрос о доведении работодателем до сведения целевого специалиста устного или письменного условия об обязанности последнего отработать по полученной специальности определённые время. Отдельный вопрос – когда, не было конкретизировано, о каком именно периоде идёт речь, поскольку данное условие в договоре отражено не было. Обе проблемы являются пробелами при использовании методов юридической техники при составлении договора конкретными органами публичной власти и поэтому отдельно рассматриваться нами не будут. Более интересный вопрос возникает относительно конкретизации условий договора и наличия в них пункта об обязательном трудоустройстве, понимаемом как двусторонняя обязанность работодателя и подготовленного целевого специалиста. Как указывает заказчик целевого обучения, данное условие является существенным и только при его наличии заключался договор о подготовке специалиста для муниципального учреждения, при этом его формулирование в договоре было осуществлено без разъяснения об обязанности работодателя обеспечить рабочее место и условия начала работы. Правоприменитель занял правильную позицию, определяющую, что трудоустройство целевого специалиста не должно ставиться в зависимость от условия наличия или отсутствия возможности у работодателя обеспечить рабочее место и (или) условия приступить к работе специалисту, на обучение которого были заказчиком направлены и израсходованы целевые денежные средства по соответствующему договору. Данная обязанность является односторонней и именно сам специалист обязан обратиться к работодателю и отработать у него определяемый договором срок. Именно благодаря целевому направлению, выданному вследствие заключения договора о целевом обучении, специалист получил преимущество перед другими абитуриентами при поступлении на бюджетную основу образовательной программы. Обратившись о предоставлении направления и заключая оспариваемый договор, специалист свободно распорядилась своей конституционной гарантией права на труд. Сам работодатель может обеспечить рабочее место и (или) условия для начала работы в течение определённого времени с момента обращения к нему целевого специалиста, а выводы специалиста о нарушении тем самым условий договора целевого обучения являются преждевременными. Также, правоприменитель указывает на невозможность предоставления подготовленному по целевому договору специалисту права свободного трудоустройства, поскольку при наличии отказа работодателя в трудоустройстве специалисту может предоставляться возможность согласовывать своё устройство с заказчиком целевого обучения у иного работодателя на территории конкретного муниципального района.

 Таким образом, в подобной ситуации специалист, подготовка которого осуществлялась на основании договора о целевом обучении, отказывающийся трудоустраиваться к конкретному работодателю на основании отказа последнего ad hoc обеспечить рабочее место и (или) условия для начала работы, нарушает условия договора и обязан возместить соответствующему бюджету средства, потраченные на его обучение.

Пример правоприменительных решений: Решение Междуреченского районного суд Вологодской области от 10 марта 2011 года; Решение Вологодского городского суда Вологодской области от 01 июня 2011 года; Решение Устьянского районного суда Архангельской области от 01 марта 2012 года.

Требование специалиста о расторжении договора о целевом обучении в связи с неисполнением работодателем отдельных обязательств: оплата проживания в общежитии, выплата надбавки к стипендии, оплата затрат на обучение по дополнительным дисциплинам, оплата проезда к месту проведения практики.

Споры по подобным основаниям возникают в случае некорректного использования методов юридической техники при составлении договоров о целевом обучении и (или) благодаря невнимательности специалиста, заключающего подобный договор о своём обучении. Так, в большинстве конфликтных случаев, в соответствии с условиями конкретного договора, специалист был обязан предоставить сведения будущему работодателю о поступлении по целевому направлению и сообщить номер счёта, на который необходимо перечислять денежные средства по договору (надбавка к стипендии). Правоприменитель обоснованно указывает, что не выполнение своих обязанностей по информированию работодателя о зачислении образовательную организацию, а также о своих банковских реквизитах, является причиной невыполнения будущим работодателем своих обязанностей по оказанию дополнительной материальной поддержки. Нарушение условия договора об оплате проезда к месту проведения практики не является, по мнению правоприменителя, существенным, поскольку сам специалист проходил практику и претензий относительно невыполнения данного условия ранее не предъявлял. При доказывании существенного нарушения условий договора о целевом обучении в части дополнительных выплат, специалист, ссылаясь на своё материальное положение, вместе с тем в течение длительных сроков не предпринимал никаких мер для того, чтобы данные условия были выполнены. В связи с чем, правоприменитель обоснованно не может согласиться, что данное нарушение договора являлось для него существенным. Доводы специалиста о не соответствии срока контракта Постановлению Правительства РФ от 19.05.1995 №942 «О целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием» (пять лет вместо предусмотренных трех лет работы у конкретного работодателя после окончания обучения), как указывает правоприменитель, не могут быть признаны существенными нарушениями. По поводу установленного пятилетнего срока отработки, правоприменитель указывает, что данный пункт договора о целевом обучении может быть изменен по соглашению с заказчиком, однако специалист по данному вопросу к заказчику не обращался. При доказывании существенного нарушения условий договора о целевом обучении в части дополнительных выплат, специалист, ссылаясь на своё материальное положение, вместе с тем в течение длительных сроков не предпринимал никаких мер для того, чтобы данные условия были выполнены. В связи с чем, правоприменитель обоснованно не может согласиться, что данное нарушение договора являлось для специалиста существенным. В обоснование не признания подобных нарушений существенными, позволяющими расторгнуть договор о целевом обучении, также, можно положить следующее рассуждение. Существенным условием договора о целевом обучении является обеспечение реализации права специалиста на получение образования на основании особого, целевого типа конкурса за счёт бюджетных средств, с условием обязательного трудоустройства у конкретного работодателя и работы в течение определённого периода. Между тем, невыполнение любых дополнительных, помимо обучения специалиста, обязательств не может повлечь для него каких либо отрицательных последствий в виде прекращения обучения по конкретной образовательной программе. Неисполнение работодателем, к примеру, условия об оплате проезда к месту проведения практики договора не лишает специалиста возможности получить образование за счёт бюджетных средств на основании целевой контрактной подготовки. Таким образом, правоприменитель определил понятия существенного и иных условий договора о целевом обучении, которые могут повлиять на его юридическую силу.

Пример правоприменительных решений: Решение Пинежского районного суда Архангельской области от 03 февраля 2011 года; Решение Вологодского городского суда Вологодской области от 01 июня 2011 года; Кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда по делу № 33-3328/2011 от 15 июля 2011 года;  Решение Виноградовского районного суда Архангельской области по делу № 2Ш-134/2011 от 22 июля 2011 года; Решение Устьянского районного суда Архангельской области от 01 марта 2012 года; Решение Устьянского районного суда Архангельской области по делу № 2-179/2012 от 22 мая 2012 года.

Определение размера суммы, взыскиваемой со специалиста, уволившегося по собственному желанию с места работы, на котором он обязан был отработать определённый срок в силу договора о целевом обучении.

Проблема правоприменения заключается в определении возможности взыскания суммы за пользование чужими денежными средствами со специалиста, прошедшего обучение по целевому договору, и уволившегося по собственному желанию с места работы, на котором он был обязан отработать определённое время вследствие исполнения условий упомянутого договора. Правоприменитель указывает на некорректность доводов о невозможности взыскания суммы за пользование чужими денежными средствами со специалиста на основании, что данная сумма не входит в прямой, действительный ущерб, причинённый заказчику целевого обучения. Аналогично несостоятельной является и позиция о необходимости исчисления упомянутой суммы на основании пропорции неотработанному специалистом у конкретного работодателя времени. Оплата обучения при целевой подготовке за счёт средств определённого бюджета преследует цель замещения конкретной вакансии на определённый срок, следовательно и средства бюджета являются использованными по назначению в случае исполнения трудовых обязанностей специалистом до окончания предусмотренного в договоре о целевом обучении срока. В любом ином случае, специалист обязан возместить в полном объёме средства, потраченные на его обучение заказчику целевого обучения. Правоприменитель обоснованно приходит к выводу, что по существу сложившихся между сторонами (заказчиком и специалистом) договорных отношений, следует, что на заказчика, возлагалась обязанность финансирования подготовки специалиста в образовательной организации и его дальнейшего трудоустройства, а специалист принял на себя обязанность прохождения обучения и последипломной подготовки и дальнейшему выполнению трудовой функции. При таких обстоятельствах правоприменитель считает, что применению подлежат нормы гражданского законодательства, регламентирующие договорные правоотношения, а также трудового законодательства. Следовательно, возможно включение в договор о целевом обучении или дополнительном соглашении условия о возмещении средств – неустойки, подлежащих начислению в соответствии с нормами статьи 395 Гражданского кодекса. Вместе с тем, правоприменитель указывает на необходимость оценки размеров подобной компенсации, поскольку неустойка, может явно не соответствовать последствиям нарушения обязательства специалистом, а следовательно, сумма является завышенной. Для опровержения подобной презумпции правоприменитель предлагает представить доказательства наличия серьёзных последствий не возврата оплаченных сумм в установленный срок.

Пример правоприменительных решений:  Решение Котласского районного суда Архангельской области по делу №2-38 от 17 января 2012 года; Решение Междуреченского районного суда Вологодской области от 17 февраля 2012 года.

 

Позиция эксперта по выявленным проблемам, причинам их возникновения и возможным путям их решения

Выявленные в ходе мониторинга правоприменения нормативно-правовых актов Российской Федерации и решений органов судебной власти общей юрисдикции, проблемы исполнения условий договора о целевом обучении лицами, получившими высшее образование по целевому набору, заключившими соответствующий договор с органами государственной власти или местного самоуправления и возможные пути их решения:

Проблема связана с необходимыми действиями обучающегося по целевому типу конкурса для установления стимулирующих доплат со стороны заказчика (оплаты проживания в общежитии, проезда до места проведения практики, дополнительной стипендии). В действующих редакциях нормативно-правовых актов не детализирована последовательность действий специалиста, необходимых для получения упомянутых выплат. На практике, обуславливается как непреложный факт, понятный любой из сторон договора, условие о необходимости активных действий со стороны самого обучающегося специалиста, предоставляющего сведения для перечисления средств. Естественно, условие о необходимости предоставления в финансовое подразделение заказчика документов и реквизитов для безналичного перечисления средств на расчётный счёт специалиста должно следовать из норм договора, сформулированных на основании регулирования нормами правовых актов. Предлагаем внести изменения в нормы Постановления Правительства Российской Федерации от 19.05.1995 г. № 942 «О целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием» в части введения новой нормы об обязанности специалиста, зачисленного по целевому типу конкурса в образовательную организацию, обращаться к заказчику за оформлением дополнительных стимулирующих выплат в процессе обучения.

 

Следующая проблема правоприменения возникает в случае конкретизации условий договора и наличия в них пункта об обязательном трудоустройстве, понимаемом как двусторонняя обязанность работодателя и подготовленного целевого специалиста. Как указывает заказчик целевого обучения, данное условие является существенным и только при его наличии заключался договор о подготовке специалиста для муниципального учреждения, при этом его формулирование в договоре было осуществлено без разъяснения об обязанности работодателя обеспечить рабочее место и (или) условия начала работы. Отдельные правоприменители занимают позицию, определяющую, что трудоустройство целевого специалиста не должно ставиться в зависимость от условия наличия или отсутствия возможности у работодателя обеспечить рабочее место или условия приступить к работе специалисту, на обучение которого были заказчиком направлены и израсходованы целевые денежные средства по соответствующему договору. Данная обязанность является односторонней и именно сам специалист обязан обратиться к работодателю и отработать у него определяемый договором срок. Сам работодатель может обеспечить рабочее место и (или) условия для начала работы в течение определённого времени с момента обращения к нему целевого специалиста, а выводы специалиста о нарушении тем самым условий договора целевого обучения являются преждевременными.  Предлагаем внести изменения в нормы пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 19.05.1995 г. № 942 «О целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием», дополнив правовым регулированием предельного срока предоставления работодателем специалисту, подготовленному по целевому набору, рабочего места и условий для начала работы.

 

Последняя проблема правоприменения касается случая увольнения специалиста, получившего образование по целевому набору, без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств будущего работодателя (заказчика). Нормы статьи 249 Трудового кодекса декларируют, что работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении. Данное положение толкуется отдельными правоприменительными инстанциями как применимое исключительно к уже имеющимся трудовым отношениям, в случае подготовки специалиста, ранее не состоявшего в подобных правоотношениях с работодателем, принцип возмещения, согласно пропорционально не отработанному времени не применяется и происходит возмещение средств заказчика в полном объёме. В целях внесения единообразия в правоприменительную практику, предлагаем внести изменения в нормы статьи 249 Трудового кодекса Российской Федерации  от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ о полном объёме возмещения средств, потраченных заказчиком на обучение специалиста по целевому набору, вне зависимости от отработанного времени, в случае увольнения последнего без уважительных причин до окончания срока, предусмотренного договором о целевом обучении.

 


 

Земельное право

(отчет составлен администратором проекта «Мониторинг правоприменения» СПбГУ Ревазовым М.А.)

 

Анализ судебной практики по спорам связанным с изъятием недвижимости, в том числе путем выкупа, для государственных или муниципальных нужд

                                                                                                             

Методика сбора правоприменительной практики

Сбор правоприменительной практики осуществлялся по решениям судов общей юрисдикции и арбитражных судов за 2011-2013 гг. При осуществлении мониторинга осуществлялся сбор опубликованных (в том числе размещенных в БД КонсультантПлюс раздел Судебная практика и на информационных ресурсах, содержащих судебную практику – gcourts.ru, судебныерешения.рф, ras.arbitr.ru) судебных актов по делам, в которых рассматривались вопросы, связанные с различными случаями изъятия объектов недвижимости для государственных или муниципальных нужд путём выкупа.

Перечень проанализированных судебных актов приведен ниже.

 

Нормативное регулирование:

Гражданский кодекс РФ, стст.279-282,

Жилищный кодекс РФ, ст.32

Земельный кодекс РФ, ст.11, 49, 55,57,63, 66

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", п.20

Позиции судов по данным вопросам, встречающиеся в судебной практике.

Наиболее распространёнными спорами по данной категории дел  являются споры по искам органов государственной власти или органов местного самоуправления к собственникам изымаемых объектов, связанные с тем, что последние не согласны с изъятием.

При этом суды изначально проверяют соблюдение досудебного порядка урегулирования спора, который заключается в соблюдении требований п. 1 ст. 49, п. 1 ст. 55, п. 1 ст. 63 ЗК РФ и ч.2 ст.279 ГК РФ. Такой порядок часто оказывается нарушенным в случаях, когда какие-либо объекты, находящиеся в федеральной собственности, собственности субъекта РФ или муниципальной собственности, расположены на земельных участках, которые принадлежат частным лицам. В таких случаях при попытке поставить на учет данные земельные участки органы власти получают отказ, так как эти земельные участки находятся в собственности других лиц. При этом истцы ссылаются на нормы Земельного кодекса, так как в силу п.п.5 п.1 ст. 1 ЗК РФ принципом земельного законодательства является единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, собственник строений, имеет приоритетное исключительное право на приобретение данного земельного участка.

Согласно п. 1 ст. 35 ЗК РФ – при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

Но суды совершенно справедливо не принимают данные аргументы, так как они не уместны в случаях, когда земельный участок находится в собственности частного лица. В этом случае единственным выходом из ситуации является изъятие земельного участка с соблюдением всех норм законодательства. А в подобных ситуациях суды оставляют заявление без рассмотрения со ссылкой на то, что заявителем не был соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел досудебный порядок урегулирования спора.

В частности, суд указывает:

«… в материалах настоящего дела отсутствует какое-либо Постановление органа исполнительной власти РСО-Алания, уполномоченного принимать решения об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд.

Таким образом, судом было установлено, что Министерство государственного имущества и земельных отношений РСО-Алания обратилось за судебной защитой с настоящим исковым заявлением без соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, а именно без соблюдения требований п. 1 ст. 49, п. 1 ст. 55, п. 1 ст. 63ЗК РФ и ч.2 ст.279 ГК РФ, так как принудительное изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд осуществляется на основании решения исполнительного органа государственной власти или органов местного самоуправления.» (Определение Промышленного районного суда г. Владикавказа № 2-482/2013 от 19 июня 2013 года).

Другая категория споров – это споры по обжалованию решений об изъятии.

Согласно разъяснениям, изложенным в п.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 г. №2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», к решениям относятся акты органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных, муниципальных служащих и приравненных к ним лиц, принятые единолично или коллегиально, содержащие властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для конкретных граждан и организаций. При этом необходимо учитывать, что решения могут быть приняты как в письменной, так и в устной форме (например, объявление военнослужащему дисциплинарного взыскания). В свою очередь, письменное решение принимается как в установленной законодательством определенной форме (в частности, распоряжение высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), так и в произвольной (например, письменное сообщение об отказе должностного лица в удовлетворении обращения гражданина).

В пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2009г. №2 разъяснено, что именно суду надлежит выяснять при рассмотрении дела по существу.

Основанием к удовлетворению заявления может служить нарушение требований законодательства хотя бы по одному из оснований, свидетельствующих о незаконности принятых решений, совершенных действий (бездействия).

Таким образом, суды, при рассмотрении подобных споров, всегда проверяют наличие полномочий у должностного лица на издание подобного акта. В том числе исследуется вопрос о том, соответствует ли цель изъятия объекта недвижимости полномочиям, которые осуществляет тот орган власти, который инициировал эту процедуру. Так, например, было оспорено решение об изъятии земельного участка, одним из оснований для этого явилось то, что объект, планируемый к размещению на данном участке, не являлся объектом муниципального значения.

В судебном решении указывается:

«… из материалов дела следует, что данный объект не является объектом муниципального значения, поскольку планируемая линия водоснабжения предназначена для обеспечения жилого поселка малоэтажной застройки усадебного типа «<...>», находящегося на земельном участке, находящемся в собственности ООО «<...>» (т.1 л.д.143).

Не свидетельствует об обратном то обстоятельство, что организация водоснабжения отнесена к вопросам местного значения поселения.» (Апелляционное определение Нижегородского областного суда № 33-6489/2012 от 04 сентября 2012 года)

Также при оспаривании таких решений истцы часто ссылаются на то, что изъятия можно избежать, так как имеются другие варианты для размещения объекта инфраструктуры. При этом обязанность по доказыванию обратного судами справедливо возлагается на орган, инициировавший процедуру изъятия.

Необходимо также обратить внимание на изъятие земельных участков с расположенными на них иными объектами недвижимости. Статья 235 ГК РФ не предусматривает возможности прекращения права собственности на объект недвижимости путём выкупа без выкупа земельного участка, на котором такой объект расположен. 

Департамент недвижимости Минэкономразвития России рассмотрел обращение по вопросу об изъятии объектов недвижимого имущества, в том числе находящегося на земельных участках, права на которые не зарегистрированы в установленном порядке, и порядке изъятия земельных участков, находящихся в собственности Российской Федерации или муниципального образования, и сообщает следующее.

Права на такое недвижимое имущество, как здания, строения, сооружения, согласно п. 2 ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации, прекращаются в связи с обеспечением государственных или муниципальных нужд только вследствие изъятия для указанных целей занимаемых ими земельных участков.

Таким образом, прекращение прав на здания, строения, сооружения без изъятия земельных участков, на которых они расположены, невозможно. Однако данное требование закона зачастую невозможно соблюсти в связи с тем, что права собственников зданий, строений, сооружений на земельные участки могут быть должным образом не оформлены.

В таком случае здания, строения и сооружения могут быть приобретены на основании гражданско-правовой сделки (Письмо Минэкономразвития РФ от 05.05.2010 N Д23-1649).

Статья 235 ГК РФ содержит закрытый перечень оснований в п. 2. Но в судебной практике встречаются случаи, когда суды приходят к выводу о том, что изъятие объекта недвижимости, расположенного на земельном участке, возможно отдельно от изъятия самого участка (например, Постановление 15 ААС № 15 АП-7220/2013 от 05.08.2013 года). К возможности такого решения ситуации суды приходят толкуя не нормы ГК РФ, а нормы специальных законов, таких как Федеральный закон от 01.12.2007 N 310-ФЗ "Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и Федеральный закон от 08.05.2009 N 93-ФЗ "Об организации проведения встречи глав государств и правительств стран - участников форума "Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество" в 2012 году, о развитии города Владивостока как центра международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Эти акты в статьях 15 и 6 соответственно, закрепляют формулу, согласно которой возможен выкуп земельного участка и (или) расположенных на них иных объектов недвижимого имущества. То есть такой порядок противоречит ГК РФ. Но каждый из этих законов одновременно вносил изменения в Федеральный закон от 30.11.1994 N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". При этом, если мы обратим внимание на те статьи, которые были внесены этими законами, то увидим, что их формулировки соответствуют нормам ст. 235 ГК РФ, но при этом отличаются от формулировок изложенных в самом законе. 

Подобная ситуация будет иметь место и при организации чемпионата мира по футболу в 2018 году, так как соответствующий закон об организации этого мероприятия содержит идентичную норму, с аналогичными противоречиями.

Единственный пример непротиворечивого решения данного вопроса в самом акте и в изменениях, вносимых в ФЗ №52 является следующее положение статьи 17 Закона о введении в действие части Первой ГК РФ.

Следующую группу дел составляют споры, которые заключаются в следующем: после уведомления о предстоящем в будущем выкупе земельных участков собственники данных участков сами обращаются в суд с исками к соответствующим субъектам о выкупе их участка. При этом не проведена оценка стоимости, не заключено соглашение о выкупе и т.д. Часто истцы сами предлагают цену исходя из рыночной стоимости своих участков. В таких случаях суды единообразно применяют нормы право и приходят к единому выводу: условия выкупа земельного участка, в том числе условие о выкупной цене, определяются соглашением собственника и уполномоченного органа; в случае несогласия собственника об изъятии у него земельного участка или недостижения названными лицами соглашения об условиях выкупа, названные вопросы могут быть разрешены судом по иску уполномоченного органа о выкупе земельного участка; у собственника земельного участка, подлежащего изъятию для государственных или муниципальных нужд, отсутствует право требовать выкупить у него земельный участок (в отличие от государственных органов, принявших решение об изъятии земельного участка); собственник земельного участка имеет право на компенсацию убытков, причиненных изъятием земельного участка. (Постановление ФАС СЗО № А21-9634/2010 от 18 сентября 2012 года; Постановление ФАС СЗО № А56-72314/2011 от 16 октября 2012 года). Такое решение данного вопроса видится верным и основанным на нормах действующего законодательства.

Также в судебной практике встречаются споры между федеральными, региональными или органами местного самоуправления, по поводу изъятия объектов недвижимости. Эти споры не в практике в большом количестве не представлены, но все же имеют место. При решении подобных споров судами часто совершается ошибка, которая заключается в том, что они применяют все нормы действующего законодательства аналогично ситуациям с изъятием имущества частных лиц. В данном же случае мы имеем иной спор. На это указывает Президиум ВАС в Постановлении № 9987/11 от 1 декабря 2011 года, когда говорит о том, что судами не учтено, что из совокупного толкования положений статьи 279 Гражданского кодекса, статей 49, 55 и 63 Земельного кодекса усматривается, что установленные ими правила об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд не подлежат применению в отношении земельных участков, находящихся в федеральной собственности.

Изъятие земельного участка, находящегося в федеральной собственности, используемого для общественно-значимых нужд, другим публичным собственником повлекло бы прекращение его использования для соответствующих публичных нужд, что невозможно осуществить в порядке, урегулированном гражданским законодательством. Указанные отношения имеют не гражданско-правовой, а публично-правовой характер. В связи с этим порядок изъятия земельных участков у Российской Федерации для нужд муниципальных образований гражданским законодательством не предусмотрен. Соответственно такие вопросы должны решать в административном порядке.

Последняя группа споров – это споры связанные с определением стоимости изымаемого имущества. При рассмотрении подобных дел суды строго придерживаются позиции, согласно которой стоимость определяется в соответствии с экспертной оценкой рыночной стоимости. При этом на решение суда могут повлиять только 2 группы аргументов, которые должны быть обоснованы и доказаны в суде. Первая группа – это незаконность заключения эксперта по поводу цены имущества. Вторая группа – доказательства более высокой стоимости изымаемого имущества, например результаты другой экспертизы и т.д. (Решение Октябрьского районного суда г. Саранска № 2-998/11 от 8 августа 2011 года; Решение Октябрьского районного суда г. Саранска № 2-1021/2011 от 05 сентября 2011 года)

 

Список судебных решений, использованных при подготовке отчета:

  1. Апелляционное определение Нижегородского областного суда № 33-6489/2012 от 04 сентября 2012 года;
  2. Кассационное определение Верховного суда Чеченской Республики № 33-577/11 от 5 июля 2011 года;
  3. Определение ВАС № ВАС-4524/13 от 26 апреля 2013 года;
  4. Определение Нижегородского областного суда № 33-4260/2011 от 26 апреля 2011 года;
  5. Определение Промышленного районного суда г. Владикавказа № 2-482/2013 от 19 июня 2013 года;
  6. Постановление 10 ААС № А41-1861/12 от 21 июня 2013 года;
  7. Постановление 15 ААС  № 15 АП-10429/2013 от 15.08.2013 года;
  8. Постановление 15 ААС  № 15 АП-4499/2013 от 07.05.2013 года;
  9. Постановление 15 ААС  № 15 АП-4750/2013 от 17.05.2013 года;
  10. Постановление 15 ААС  № 15 АП-6133/2013 от 23.07.2013 года;
  11. Постановление 15 ААС  № 15 АП-6159/2013 от 14.06.2013 года;
  12. Постановление 15 ААС  № 15 АП-7220/2013 от 05.08.2013 года;
  13. Постановление 15 ААС  № 15 АП-7376/2013 от 29.06.2013 года;
  14. Постановление 15 ААС  № 15 АП-7786/2013 от 02.07.2013 года;
  15. Постановление 18 ААС № А76-20693/2012 от 18 июля 2013 года;
  16. Постановление Президиума ВАС № 2379/11 от 26 июля 2011 года;
  17. Постановление Президиума ВАС № 9987/11 от 1 декабря 2011 года;
  18. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-3315/2009 от 7 сентября 2010 года;
  19. Постановление ФАС Северо-Западного округа № А56-32270/2012 от 27 марта 2013 года;
  20. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа № А32-32913/2010 от 22 июля 2013 года;
  21. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа № А32-38158/2012 от 18 июля 2013 года;
  22. Постановление ФАС СЗО № А21-1660/2011 от 12 декабря 2011 года;
  23. Постановление ФАС СЗО № А21-9634/2010 от 18 сентября 2012 года;
  24. Постановление ФАС СЗО № А56-72314/2011 от 16 октября 2012 года;
  25. Решение Арбитражного суда Краснодарского края № А32-11137/2013 от 12.07.2013 года;
  26. Решение Арбитражного суда Краснодарского края № А32-14989/2011 от 17.06.2013 года;
  27. Решение Арбитражного суда Краснодарского края № А32-16412/2012 от 25.06.2013 года;
  28. Решение Арбитражного суда Томской области № А67-693/2013 от 30.07.2013 года;
  29. Решение Верхнепышминского городского суда Свердловской области № 2-292/12 от 10 февраля 2012 года;
  30. Решение Верхнепышминского городского суда Свердловской области № 2-2247/11 от 22 декабря 2011 года;
  31. Решение Кировского районного суда г. Уфы № 2-4075/2011 от 30 сентября 2011 года;
  32. Решение Ленинского районного суда г. Владикавказа № 2-4111 от 2 февраля 2011 года;
  33. Решение Ленинского районного суда г. Уфы № 2-1333/11 от 19 мая 2011 года;
  34. Решение Ленинского районного суда г. Уфы № 2-1722/11 от 24 мая 2011 года;
  35. Решение Ленинского районного суда г. Уфы № 2-1904/11 от 23 мая 2011 года;
  36. Решение Ленинского районного суда г. Уфы № 2-1905/11 от 23 мая 2011 года;
  37. Решение Ленинского районного суда г. Уфы № 2-1906/11 от 23 мая 2011 года;
  38. Решение Ленинского районного суда г. Уфы № 2-1907/11 от 23 мая 2011 года;
  39. Решение Ленинского районного суда г. Уфы № 2-1972/11 от 23 мая 2011 года;
  40. Решение Ленинского районного суда г. Уфы № 2-383/11 от 19 января 2011 года;
  41. Решение Московского районного суда г. Казани № 2-355/11 от 10 февраля 2011 года;
  42. Решение Октябрьского районного суда г. Саранска № 2-1021/2011 от 05 сентября 2011 года;
  43. Решение Октябрьского районного суда г. Саранска № 2-431/11 от 07 апреля 2011 года;
  44. Решение Октябрьского районного суда г. Саранска № 2-432/11 от 31 марта 2011 года;
  45. Решение Октябрьского районного суда г. Саранска № 2-996/2011 от 30 августа 2011 года;
  46. Решение Октябрьского районного суда г. Саранска № 2-998/11 от 8 августа 2011 года;
  47. Решение Октябрьского районного суда г. Уфы № 2-4123/2011 от 28 ноября 2011 года;
  48. Решение Оханского районного суда Пермского края № 2-37/2012 от 16 марта 2012 года;
  49. Решение Промышленного районного суда г. Владикавказ № 2-49/11 от 9 февраля 2011 года;
  50. Решение Центрального районного суда г. Хабаровска № 2-264/11 от 01.02.2011 года.

 

Руководитель экспертной группы,                                  Белов С.А.

к.ю.н., доцент