Вход на сайт
войти через:Войти через loginza

Июль 2013 года

Отчет

о результатах мониторинга правоприменения

за июль 2013 года

 

Земельное право

(мониторинг проведен научным сотрудником кафедры правовой охраны окружающей среды СПбГУ Савиных В.А.)

 

Цель проведения мониторинга: выявление правовых проблем, возникающих при пересмотре (оспаривании) кадастровой стоимости земельных участков, в связи с несоответствием рыночной стоимости, определенной для конкретного земельного участка.

 

Нормативные акты и их положения, мониторинг правоприменительной практики по которым проводился:

Земельный кодекс РФ, ст. 66;

Федеральный закон от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», ст. 24.19

 

Методика сбора правоприменительной практики:

При осуществлении мониторинга осуществлялся сбор обнародованных (в том числе размещенных в БД КонсультантПлюс раздел Судебная практика на сайте арбитражной судебной системы (ras.arbitr.ru) актов арбитражных судов вынесенных с 01 октября 2011 года, в которых так или иначе затрагивались проблемы, связанные с изменением кадастровой стоимости земельных участков по инициативе частных лиц. Также осуществлялся сбор материалов правоприменительной практики Кадастровой палаты Ленинградской области по заявлениям, связанным с оспариванием кадастровой стоимости по мотиву её несоответствия рыночной.

Всего было использовано 111 судебных актов, из которых 2 – акты Конституционного Суда РФ, 4 – акты Высшего Арбитражного Суда РФ, 86 – постановления арбитражных судов кассационной инстанции, 8 – постановления арбитражных судов апелляционной инстанции, 11 – решения арбитражных судов первой инстанции. Перечень проанализированных судебных актов приведен в конце.

 

Основные проблемы, выявленные в ходе анализа правоприменительной практики и позиция эксперта по выявленным проблемам, причинам их возникновения и возможным путям их решения.

В связи с принятием Постановления Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 913/11 по делу № А27-4849/2010 (далее – Постановление ВАС РФ № 913/11) была решена определенная часть проблем, связанных с оспариванием кадастровой стоимости земельных участков, внесенной в государственный кадастр недвижимости (далее – ГКН), по причине её несоответствием рыночной стоимости. В первую очередь ВАС РФ установил, что кадастровая стоимость земельного участка может быть определена исходя из его рыночной стоимости. Во-вторых, ВАС РФ определил процессуальную форму, в рамках которой необходимо осуществлять оспаривание кадастровой стоимости. Ранее заявители шли по пути оспаривания отчета оценщика о государственной кадастровой оценке земельных участков либо акта исполнительного органа субъекта РФ об утверждении результатов государственной кадастровой оценки, либо действий кадастровых органов по внесению сведений о кадастровой стоимости в ГКН. Каждый из этих способов обладал рядом недостатков, в результате чего ВАС РФ констатировал, что «требование, предъявленное к органу кадастрового учета, осуществляющему в том числе и функции по государственной кадастровой оценке, подлежит рассмотрению по общим правилам искового производства», «причем сами по себе достоверность кадастровой стоимости земельного участка и законность нормативного акта о ее утверждении предметом оспаривания в этом случае не являются».

Заинтересованные лица получили четкие ориентиры по вопросу о том, как оспаривать[1] кадастровую стоимость земельного участка – посредством предъявления иска об установлении кадастровой стоимости земельного участка, равной его рыночной стоимости. Но этим решением проблемы не исчерпались, а в определенной степени оно спровоцировало возникновение новых вопросов.

 

Несмотря на приведенную позицию ВАС РФ в некоторых случаях заинтересованные лица продолжают предъявлять требования, направленными на приведение кадастровой стоимости в соответствие с рыночной в форме заявлений о признаний тех или иных действий (бездействий) незаконными:

-       о признании незаконными действий Росреестра по организации государственной кадастровой оценки земель, акта субъекта РФ, которым были утверждены результаты государственной кадастровой оценки и средние уровни кадастровой стоимости[2];

-       о признании незаконными действий, выраженных в установлении кадастровой стоимости и о признании недействительной кадастровой стоимости земельного участка[3];

-       о понуждении Росреестра к установлению кадастровой стоимости равной рыночной и понуждении Росреестра внести новую кадастровую стоимость в государственной кадастр недвижимости[4];

-       о признании незаконным отказа филиала ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по соответствующему субъекту (далее – Кадастровая палата) во внесении изменений в ГКН на основании предоставленного отчета оценщика об установлении рыночной стоимости[5].

В первом случае суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований истца в связи с тем, что им был выбран ненадлежащий способ защиты своих прав, поскольку ему следовало обратиться с иском, как это предусмотрено Постановлением ВАС РФ № 913/11. В остальных трех случаях суды первой и апелляционной инстанции также отказали в удовлетворении требований по мотиву выбору неверного способа защиты. Однако суды кассационной инстанции посчитали возможным вслед за ВАС РФ выявить существо заявленных требований и пришли к выводу, что они имеют своим предметом изменение внесенной в государственный кадастр недвижимости органом кадастрового учета кадастровой стоимости земельного участка на его рыночную стоимость, а не оспаривание соответствующих действий (бездействий). Следовательно, такие требования, подлежат рассмотрению по общим правилам искового производства. На основании этого решения судов первой и апелляционной инстанций были отменены.

Второй подход представляется в большей степени отвечающим логике, заложенной в Постановлении ВАС РФ № 913/11 – в данном случае суд обязан выявить право, защиту которого стремится получить истец, и на этом основании определить существо заявляемого требования.

В качестве заявителей, как правило, выступают либо собственники земельных участков[6], либо их арендаторы[7]. Во втором случае обязательно привлечение к участию в деле публично-правового образования, выступающего собственником соответствующего участка, в лице того или иного органа, поскольку решение по делу будет влиять на размер арендной платы[8]. В противном случае решение может быть отменено[9]. В то же время, в ситуациях, когда с иском обращается собственник земельного участка, муниципальные образования, являющиеся получателями земельного налога, не признаются лицами, имеющими процессуальную заинтересованность в исходе дела об установлении кадастровой стоимости[10], хотя данные решения и могут привести к уменьшению налоговых доходов бюджета муниципального образования. Этот подход следует признать правильным, поскольку в данном случае контроль за установлением экономически обоснованной кадастровой стоимости, составляющей налоговую базу по земельному налогу, осуществляется участвующим в деле органом кадастрового учета, а также судом, оценивающим представленные доказательства рыночной стоимости участка на предмет достоверности.

В некоторых округах обязательным участником дела об установлении кадастровой стоимости признается администрация субъекта РФ, поскольку она принимает непосредственное участие в процессе определения и утверждения кадастровой стоимости земель на территории субъекта[11]. Заметим, что, по мнению ВАС РФ, в рамках дела об установлении кадастровой стоимости равной рыночной, сами по себе достоверность кадастровой стоимости земельного участка и законность нормативного акта о ее утверждении предметом оспаривания не являются. В этом аспекте обоснованность требования об обязательном привлечении к участию в деле администрации субъекта РФ вызывает серьезные сомнения.

Само оспаривание кадастровой стоимости обусловлено тем, что она определяется методами массовой оценки[12], индивидуальная оценка проводится лишь там, где невозможно применить методы массовой оценки. Массовая оценка имманентно предполагает игнорирование ряда индивидуальных признаков земельного участка и смещение акцентов исследования на типовые характеристики участка: целевое назначение, вид разрешенного использования и др. В результате рыночная (кадастровая) стоимость конкретного земельного участка определяется лишь приблизительно. Если приблизительная кадастровая стоимость оказывается завышенной, у частных лиц возникает заинтересованность в её снижении посредством установления действительной рыночной стоимости соответствующего участка в судебном порядке. Таким образом, в рамках судебного разбирательства по существу рассматривается вопрос об уточнении кадастровой стоимости земельного участка с приблизительной рыночной стоимости, определенной методами массовой оценки до реальной рыночной стоимости конкретного земельного участка. Однако определение лишь приблизительной стоимости, с точки зрения действующего регулирования, является правомерным в связи со «сложностью стоявших перед законодателем задач в условиях несформированного рынка земли в Российской Федерации»[13]. Поэтому обязательное привлечение к участию в деле администрации субъекта, которая правомерно утвердила приблизительную стоимость в ходе государственной кадастровой оценки, лишь уточняемую, но не оспариваемую в ходе судебного разбирательства сложно признать обоснованным.

В отношении субъектного состава участников дел об оспаривании кадастровой стоимости, необходимо внимание на фигуру ответчика. В этом вопросе подходы судов разнятся. В одних случаях суды указывают, что ответчиком должна выступать Кадастровая палата[14]. Это объясняется тем, что на основании приказами Росреестра федеральные государственные учреждения «Земельная кадастровая палата» по субъектам РФ наделены полномочиями по ведению государственного кадастра недвижимости. В дальнейшем, приказами Росреестра федеральные государственные учреждения «Земельная кадастровая палата» по субъектам РФ были присоединены к ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии». На территории всех субъектов РФ созданы филиалы ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии», в полномочия которых входит ведение ГКН. Таким образом на настоящий момент Кадастровая палата является органом, реализующим функции кадастрового учета и именно она является непосредственным исполнителем по внесению сведений о кадастровой стоимости земельного участка в ГКН.

В других случаях суды считают необходимым привлечение в качестве ответчика помимо Кадастровой палаты само управление Росреестра по соответствующему субъекту[15]. В качестве основания к этому указывается либо то, что Росреестр, функция которого делегирована, сохраняет контрольные полномочия в отношении Кадастровой палаты и не перестает являться органом кадастрового учета, либо то, что Росреестр являлся органом, осуществляющим кадастровый учет и государственную кадастровую оценку земель в период определения спорной кадастровой стоимости земельного участка.

Также иногда в качестве ответчика привлекается только управление Росреестра по соответствующему субъекту[16], а в некоторых округах помимо прочих ответчиком указывается организация, проводившая оценку в ходе государственной кадастровой оценки земель[17].

При установлении фигуры надлежащего ответчика по иску об установлении кадастровой стоимости равной рыночной следует учитывать, что сами по себе достоверность кадастровой стоимости земельного участка и законность нормативного акта о ее утверждении предметом оспаривания в этом случае не являются. Действия, связанные с проведением государственной кадастровой оценки и утверждением её результатов, в рассматриваемых ситуациях являются законными. Предъявление иска провоцируется тем, что по результатам этих законных действий устанавливается лишь приблизительная рыночная стоимость, которая может нуждаться в уточнении. Поэтому при выборе надлежащего ответчика не имеет значения, кто отвечал за кадастровый учет и кадастровую оценку в период, когда определялась уточняемая кадастровая стоимость, поскольку действия этого органа не ставятся под сомнение как незаконные или необоснованные. По этой же причине нет оснований для привлечения в качестве ответчика организации, проводившей оценку.

Исходя из текста Постановления ВАС РФ № 913/11 можно прийти к выводу, что иск об изменении кадастровой стоимости следует предъявлять к «органу кадастрового учета, осуществляющему в том числе и функции по государственной кадастровой оценке». Привлечение именно этого органа оправдано специализацией его деятельности. Характер профессионально выполняемых им публичных функций по государственной кадастровой оценке обеспечивает осуществление квалифицированного контроля за устанавливаемой в ходе судебного разбирательства экономически-обоснованной кадастровой стоимостью земельного участка. Поэтому в качестве ответчика следует привлекать то лицо, которое фактически выполняет данные функции в период судебного разбирательства, а не то, которое выполняло их в прошлом.

С учетом сказанного наиболее обоснованным представляется привлечение в качестве ответчика Кадастровой палаты по соответствующему субъекту.

 

В отношении используемых доказательств с учетом того, что предметом требования заявителей является установление кадастровой стоимости равной рыночной, несложно предположить, что основное доказательство по таким делам – отчет о рыночной стоимости земельного участка. В некоторых случаях для вынесения положительного решения суду достаточно предоставленного истцом внесудебного отчета о рыночной стоимости участка[18], в других случаях в дополнение к отчету, представленному истцом, назначается судебная экспертиза по установлению рыночной стоимости земельного участка[19].

В соответствии с абз. 18 ст. 24.19 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценочной деятельности) к заявлению о пересмотре кадастровой стоимости прилагаются положительное экспертное заключение о соответствии отчета об оценке рыночной стоимости объекта оценки требованиям законодательства РФ. В связи с этим в ряде случаев уже при обращении в суд помимо отчета заявители представляют и экспертное заключение на данный отчет[20], кроме того, в рамках судебного разбирательства, вместо проведения экспертизы по установлению рыночной стоимости земельного участка, суды иногда назначают экспертизы о соответствии отчета установленным требованиям[21].

Более того, в ряде дел встречается указание на то, что при оспаривании кадастровой стоимости отчет о рыночной стоимости земельного участка является допустимым доказательством если дополнительно представлено экспертное заключение, подтверждающее соответствие данного отчета требованиям законодательства РФ[22]. Как правило, к такому выводу суды приходят при наличии существенного расхождения между установленной по результатам государственной кадастровой оценки кадастровой стоимости и отраженной в отчете рыночной стоимостью земельного участка[23].

В связи с этим необходимо отметить следующее. Системное толкование абз.абз. 7, 13 и 18 ст. 24.19 Закона об оценочной деятельности позволяет прийти к выводу, что требование о представлении экспертного заключения, подтверждающего соответствие отчета установленным требованиям относится только к процедуре административно-правового оспаривания кадастровой стоимости посредством подачи заявления в комиссию по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости. Следовательно, положение абз. 18 ст. 24.19 Закона об оценочной деятельности не может рассматриваться как задающее критерии допустимости доказательств в рамках судебного спора о пересмотре кадастровой стоимости.

В то же время, как справедливо указано в Постановлении ВАС РФ № 913/11, при существенном расхождением между кадастровой стоимостью спорного земельного участка и его рыночной стоимостью, определенной в отчете, подготовленном оценщиком по заказу общества, суд вправе назначить экспертизу этого отчета в целях его проверки при соблюдении правил АПК РФ.

В связи со сказанным экспертное заключение, подтверждающее соответствие отчета о рыночной стоимости участка установленным требованиям, не может быть признано необходимым условием допустимости данного отчета, как доказательства по делам об установлении кадастровой стоимости участка равной рыночной.

 

Следующая проблема – это определение момента, по состоянию на который следует устанавливать рыночную стоимость земельного участка в ходе пересмотра кадастровой. В соответствии с абз. 2 ст. 24.19 Закона об оценочной деятельности в случае оспаривания результатов определения кадастровой стоимости рыночная стоимость объекта недвижимости должна быть установлена на дату, по состоянию на которую была установлена его кадастровая стоимость. Что следует понимать под датой установления кадастровой стоимости? В большинстве случаев суды отождествляют её с датой оценки, то есть датой, по состоянию на которую определялась кадастровая стоимость в ходе государственной кадастровой оценки земель[24]. Как правило, эта дата отражается в отчетах и актах об утверждении результатов государственной кадастровой оценки, а в противном случае может быть определена как дата формирования перечня объектов недвижимости для целей проведения государственной кадастровой оценки[25].

Вместе с тем в судебной практике встречается и иная позиция, в рамках которой предлагается разграничивать дату установления и дату определения кадастровой стоимости[26]. Датой определения кадастровой стоимости является как раз дата оценки, в то время как под датой установления предлагается понимать дату возникновения правоотношений, связанных с конкретной кадастровой стоимостью земельного участка. Таким образом, датой установления кадастровой стоимости является дата вступления в законную силу акта субъекта РФ об утверждении кадастровой стоимости земельных участков. Однако в этом случае даты определения кадастровой стоимости и рыночной стоимости будут расходиться, в то же время «сопоставимыми, сравнимыми результаты таких оценок будут только тогда, когда стоимость участка и в том и в другом отчете определена на одну и ту же дату»[27]. Поэтому данный подход нельзя признать соответствующим ст. 24.19 Закона об оценочной деятельности.

Во многих делах судами принималась рыночная стоимость, определенная не на дату установления кадастровой стоимости, а на дату проведения оценки независимым оценщиком[28]. В ряде случаев[29] это было обосновано тем, что положения ст. 24.19 Закона об оценочной деятельности не могли быть применены к спорным правоотношениям[30].

В практике встречаются также позиции о возможности определения рыночной стоимости на дату принятия акта субъекта РФ об утверждении кадастровой стоимости[31] и на дату утверждения акта определения кадастровой стоимости управлением Росреестра[32], однако серьезного обоснования в текстах судебных актов такие подходы не получили.

Очевидно, что рыночная стоимость земельного участка может значительно отличаться в зависимости от того, на какую дату её определять, поэтому решение данной проблемы существенным образом затрагивает и интересы частных лиц, и интересы публично-правовых образований. В то же время данная проблема тесно связана с вопросом о том, как применяется новая кадастровая стоимость, внесенная в ГКН на основании судебного акта: только на будущее время или может применяться и ретроспективно?

Доминирующий подход судебной арбитражной практики состоит в том, что кадастровая стоимость равная рыночной вносится в ГКН на основании вступившего в законную силу судебного акта, а потому действует только на будущее время[33].

Так, п. 11 ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее – Закон о ГКН) предусмотрено, что в ГКН вносятся в том числе сведения о кадастровой стоимости объекта недвижимости.

В соответствии с ч. 5 ст. 4 Закона о ГКН сведения вносятся в ГКН органом кадастрового учета на основании поступивших в этот орган в установленном законом порядке документов.

Согласно ч. 3 ст. 66 Земельного кодекса Российской Федерации в её истолковании, данном в Постановлении ВАС РФ № 913/11 в случаях определения рыночной стоимости земельного участка кадастровая стоимость этого земельного участка устанавливается равной его рыночной стоимости.

Статьей 24.19 Закона об оценочной деятельности предусмотрена возможность оспаривания в судебном порядке результатов кадастровой оценки соответствующего земельного участка по мотиву их несоответствия рыночной стоимости.

Таким образом, определение судебным актом рыночной стоимости земельного участка является основанием для внесения такой стоимости в качестве новой кадастровой стоимости в государственный кадастр недвижимости с момента вступления в силу судебного акта.

Следствиями данной позиции выступает невозможность пересчета величины налогов и арендной платы за период до вступления в силу судебного акта[34], а также невозможность пересмотра кадастровой стоимости в случаях, если к моменту удовлетворения иска заявитель перестал быть заинтересованным лицом: заявитель утратил право аренды[35] или участок уже был снят с кадастрового учета[36] (удовлетворение иска не сможет привести к защите его прав).

Следует отметить, что в некоторых случаях судами принимаются решения, в резолютивной части которых содержится указание на установлении кадастровой стоимости «по состоянию на» дату её первоначального определения[37]. Это может рассматриваться в качестве основания для придания кадастровой стоимости, установленной таким решением ретроактивного характера[38], хотя встречается и обратный подход[39]. Тем не менее, в большинстве случаев подобные решения изменяются судами вышестоящих инстанций с указанием на то, что кадастровая стоимость может быть установлена только на будущее время[40].

Вопросы о том, на какую дату следует определять рыночную стоимость земельного участка и как применяется новая кадастровая стоимость, установленная решением суда, во времени, взаимосвязаны в аспекте концепции, лежащей в основе пересмотра кадастровой стоимости. Что представляет собой пересмотр кадастровой стоимости – её оспаривание или её актуализацию?

Если пересмотр кадастровой стоимости возможен только в форме её оспаривания, то рыночная стоимость должна определяться на ту же дату, по состоянию на которую определялась и кадастровая, поскольку, оспаривая, заинтересованное лицо указывает на то, что кадастровая стоимость на тот момент была определена неправильно, а потому должен доказать какая стоимость была правильной на тот же самый момент. С другой стороны, концепция оспаривания предполагает, что новая кадастровая стоимость должна применяться ретроспективно, с момента внесения оспоренной кадастровой стоимости в ГКН, так как заинтересованное лицо доказало её экономическую необоснованность.

С другой стороны, если пересмотр кадастровой стоимости возможен и в форме актуализации сведений, содержащихся в ГКН, то рыночная стоимость может определяться и на текущую дату, то есть дату проведения оценки независимым оценщиком. В этом случае новая кадастровая стоимость, очевидно, может действовать только на будущее время.

Статья 24.19 Закона об оценочной деятельности и по своему названию и по нормативному тексту основана на концепции оспаривании кадастровой стоимости, что не вызывает особых сомнений. Этим и предопределен абз. 2 этой статьи, предписывающий устанавливать рыночную стоимость на ту же дату, на которую была определена стоимость кадастровая. Однако означает ли это, что пересмотр в форме актуализации не предусмотрен действующим законодательством. Отнюдь.

Обратим внимание на ч. 3 ст. 66 Земельного кодекса РФ, согласно которой в случаях определения рыночной стоимости земельного участка кадастровая стоимость этого земельного участка устанавливается равной его рыночной стоимости. Значение данной части в её истолковании окружными арбитражными судами было сужено до оспаривания кадастровой стоимости, она стала восприниматься исключительно в контексте ст. 24.19 Закона об оценочной деятельности. Однако если мы взглянем на её текст еще раз, то обнаружим, что он существенно шире и охватывает пересмотр кадастровой стоимости не только в форме её оспаривания, но и в форме её актуализации.

Согласно ст. 4 Закона о ГКН одним из принципов ведения ГКН выступает непрерывная актуализация содержащихся в нем сведений. Государство заинтересовано в том, чтобы, в том числе, сведения о кадастровой стоимости объектов недвижимости были максимально актуальны. Но поскольку ежедневный пересмотр кадастровой стоимости сопряжен с несоразмерными материальными затратами, государство установило необходимость пересмотра не реже чем раз в пять лет[41], это однако не исключает того, что кадастровая стоимость, по возможности, должна быть как можно более актуальна. Достижению, в частности, этой цели служит ч. 3 ст. 66 Земельного кодекса – заинтересованное лицо может в любой момент обновить сведения о кадастровой стоимости земельного участка, установив его реальную рыночную стоимость на текущий момент. Данные положения по своему буквальному смыслу не только не привязаны к оспариванию кадастровой стоимости, но и предполагают возможность многократной актуализации сведений о кадастровой стоимости[42].

Текст Постановления ВАС РФ № 913/11 не позволяет однозначно сказать, на каком из подходов к пересмотру кадастровой стоимости основывался ВАС РФ при формулировании соответствующих выводов. Однако, следует подчеркнуть, что ВАС РФ не мог применить положения ст. 24.19 Закона об оценочной деятельности, основанной на концепции оспаривания кадастровой стоимости, в силу уже упоминаемой ч. 1 ст. 5 Закона № 167-ФЗ. Поэтому свои заключения он основывал на общих положениях ч. 3 ст. 66 Земельного кодекса РФ о пересмотре кадастровой стоимости. В этом смысле указание на то, что «установление судом рыночной стоимости земельного участка должно являться основанием для обязания органа кадастрового учета внести такую стоимость в качестве новой кадастровой стоимости в государственный кадастр недвижимости с момента вступления в силу судебного акта» может быть истолковано, как основывающееся на концепции актуализации, а не оспаривания кадастровой стоимости.

Таким образом, существующие подходы судебной арбитражной практики основаны на неверном понимании ч. 3 ст. 66 Земельного кодекса, как предполагающей альтернативное существование двух моделей пересмотра кадастровой стоимости: в результате оспаривания и в результате актуализации. Только в одном решении суд учел данное обстоятельство[43].

Решение суда по иску об оспаривании (а не актуализации) кадастровой стоимости может и должно иметь только ретроактивное действие. Подобно тому, как решение об исправлении технической ошибки предполагает применение исправленных сведений с момента первоначального внесения ошибочных, в том числе и в отношении определения кадастровой стоимости[44], так и решение по делу, в рамках которого заявитель доказал экономическую необоснованность изначально внесенной кадастровой стоимости, предполагает применение новой кадастровой стоимости с момента внесения первоначальной. Заметим, что положения абз. 3 ст. 24.20 Закона об оценочной деятельности, согласно которому сведения о кадастровой стоимости используются для целей, предусмотренных законодательством РФ, с момента их внесения в ГКН, не порочат сделанный вывод, поскольку по своему смыслу предполагают момент первоначального внесения.

Только придание ретроспективного характера новой кадастровой стоимости, определенной по результатам оспаривания, способно привести к полному восстановлению прав заявителей в части пересчета земельного налога и арендной платы, определенных исходя из экономически необоснованного размера кадастровой стоимости.

 

По итогам сказанного можно прийти к выводу, что проблемы, связанные с государственной кадастровой оценкой земли далеко не исчерпаны. Большинство из обозначенных проблем могут быть решены посредством судебного толкования существующих положений законодательства со стороны ВАС РФ. Что касается вопроса о разграничении моделей пересмотра кадастровой стоимости, то, на наш взгляд, он нуждается в более пристальном изучении и получении четкого законодательного урегулирования.

В заключение необходимо обратить внимание на Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 17-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 5 и статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой открытого акционерного общества «Омскшина», в котором Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации об утверждении кадастровой стоимости земельных участков в той части, в какой они порождают правовые последствия для граждан и их объединений как налогоплательщиков, действуют во времени в том порядке, который в Налоговом кодексе Российской Федерации определен для вступления в силу актов законодательства о налогах и сборах.

Практика применения данного подхода на настоящий момент еще только формируется, но, несомненно, что он будет иметь серьезное значение для всей системы государственной кадастровой оценки земель.

 

Перечень проанализированных судебных актов:

 

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 17-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 5 и статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой открытого акционерного общества «Омскшина»
  2. Определение Конституционного Суда РФ от 01.03.2011 № 275-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Баженова Вячеслава Валентиновича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 66 Земельного кодекса Российской Федерации»;
  3. Определение ВАС РФ от 03.04.2013 № ВАС-3160/13 по делу № А64-9672/2011
  4. Определение ВАС РФ от 22.01.2013 № ВАС-15853/12 по делу № А50-11882/2011;
  5. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.05.2012 № 17475/11 по делу № А65-8114/2011;
  6. Постановления Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 913/11 по делу № А27-4849/2010;
  7. Постановление ФАС Уральского округа от 23.05.2013 № Ф09-3318/13 по делу № А76-17077/2012;
  8. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.05.2013 по делу № А05-9700/2012;;
  9. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.05.2013 по делу № А33-14856/2012;
  10. Постановление ФАС Уральского округа от 15.05.2013 № Ф09-3592/13 по делу № А60-33568/12;
  11. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.05.2013 по делу № А13-9878/2012;
  12. Постановление ФАС Уральского округа от 08.05.2013 № Ф09-3718/13 по делу № А07-15742/2012;
  13. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.05.2013 по делу № А03-8192/2012;
  14. Постановление ФАС Уральского округа от 06.05.2013 № Ф09-2373/13 по делу № А60-34183/2012;
  15. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.04.2013 по делу № А13-2592/2012;
  16. Постановление ФАС Уральского округа от 25.04.2013 № Ф09-2489/13 по делу № А76-15140/2012;
  17. Постановление ФАС Поволжского округа от 24.04.2013 по делу № А55-13351/2012;
  18. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.04.2013 по делу № А74-3451/2012;
  19. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18.04.2013 по делу № А53-27243/2012;
  20. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.04.2013 по делу № А53-23015/2012;
  21. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.04.2013 по делу № А53-25430/2012;
  22. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.04.2013 по делу № А27-16264/2012;
  23. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2013 по делу № А27-17487/2012;
  24. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2013 по делу № А27-16075/2012;
  25. Постановление ФАС Центрального округа от 10.04.2013 по делу № А62-2777/2010;
  26. Постановление ФАС Уральского округа от 05.04.2013 № Ф09-2313/13 по делу № А50-10115/2012;
  27. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.04.2013 по делу № А03-8556/2012;
  28. Постановление ФАС Уральского округа от 27.03.2013 № Ф09-1201/13 по делу № А76-8627/12;
  29. Постановление ФАС Поволжского округа от 21.03.2013 по делу № А57-24371/2011;
  30. Постановление ФАС Уральского округа от 21.03.2013 № Ф09-59/13 по делу № А50-6982/2012;
  31. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.03.2013 по делу № А32-15797/2011;
  32. Постановление ФАС Поволжского округа от 20.03.2013 по делу № А55-32846/2011;
  33. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.03.2013 по делу № А74-3853/2012;
  34. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.03.2013 по делу № А74-1531/2012;
  35. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.03.2013 № Ф03-919/2013 по делу № А51-7621/2012;
  36. Постановление ФАС Уральского округа от 13.03.2013 № Ф09-3710/12 по делу № А60-36593/2011;
  37. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2013 по делу № А53-27244/2012;
  38. Постановление ФАС Поволжского округа от 13.03.2013 по делу № А55-15439/2012;
  39. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.03.2013 по делу № А13-10377/2012;
  40. Постановление ФАС Уральского округа от 12.03.2013 № Ф09-1738/13 по делу № А07-17097/2012;
  41. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.03.2013 по делу № А74-980/2012;
  42. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.03.2013 по делу № А32-12625/2012;
  43. Постановление ФАС Уральского округа от 06.03.2013 № Ф09-1186/13 по делу № А07-13172/2012;
  44. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.03.2013 по делу № А27-9156/2012;
  45. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.02.2013 по делу № А32-24391/2011;
  46. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2013 по делу № А13-5882/2012;
  47. Постановление ФАС Центрального округа от 26.02.2013 по делу № А62-1546/2012;
  48. Постановление ФАС Уральского округа от 25.02.2013 № Ф09-14395/12 по делу № А76-12678/2012;
  49. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.02.2013 по делу № А53-23349/2012;
  50. Постановление ФАС Уральского округа от 19.02.2013 № Ф09-14350/12 по делу № А34-2025/2012;
  51. Постановление ФАС Центрального округа от 19.02.2013 по делу № А54-5864/2010;
  52. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.02.2013 по делу № А27-13668/2012;
  53. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.02.2013 по делу № А13-7400/2012;
  54. Постановление ФАС Уральского округа от 14.02.2013 № Ф09-14094/12 по делу № А60-23621/2012;
  55. Постановление ФАС Уральского округа от 07.02.2013 № Ф09-12428/12 по делу № А60-12407/2012;
  56. Постановление ФАС Центрального округа от 06.02.2013 по делу № А64-5189/2011;
  57. Постановление ФАС Центрального округа от 28.01.2013 по делу № А54-5867/2010;
  58. Постановление ФАС Поволжского округа от 28.01.2013 по делу № А57-9689/2012;
  59. Постановление ФАС Центрального округа от 28.01.2013 по делу № А64-7051/2011;
  60. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.01.2013 по делу № А27-16023/2011;
  61. Постановление ФАС Центрального округа от 23.01.2013 по делу № А14-11656/2011;
  62. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.01.2013 по делу № А13-2637/2011;
  63. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.01.2013 по делу № А05-2394/2012;
  64. Постановление ФАС Центрального округа от 18.01.2013 по делу № А64-12194/2011;
  65. Постановление ФАС Уральского округа от 26.12.2012 № Ф09-12374/12 по делу № А76-805/1;
  66. Постановление ФАС Центрального округа от 24.12.2012 по делу № А54-5869/2010;
  67. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.12.2012 по делу № А75-9668/2011;
  68. Постановление ФАС Поволжского округа от 17.12.2012 по делу № А72-9976/2010;
  69. Постановление ФАС Центрального округа от 17.12.2012 по делу № А64-11157/2011;
  70. Постановление ФАС Уральского округа от 13.12.2012 № Ф09-11230/12 по делу № А76-7877/2012;
  71. Постановление ФАС Поволжского округа от 10.12.2012 по делу № А65-15999/2011;
  72. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.12.2012 по делу № А03-5592/2012;
  73. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.11.2012 по делу № А74-6230/2011;
  74. Постановление ФАС Уральского округа от 19.11.2012 № Ф09-10338/12 по делу № А76-5106/2012;
  75. Постановление ФАС Уральского округа от 17.10.2012 № Ф09-8233/12 по делу № А60-56011/11;
  76. Постановление ФАС Поволжского округа от 17.10.2012 по делу № А65-33809/2011;
  77. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.10.2012 по делу № А29-9636/2010;
  78. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 08.10.2012 № Ф03-4130/2012 по делу № А51-17480/2011;
  79. Постановление ФАС Центрального округа от 19.09.2012 по делу № А64-12200/2011;
  80. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.09.2012 по делу № А74-3703/2011;
  81. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.09.2012 по делу № А74-300/2011;
  82. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.09.2012 по делу № А74-3625/2011;
  83. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.09.2012 по делу № А74-3624/2011;
  84. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.07.2012 по делу № А27-1295/2011;
  85. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.06.2012 по делу № А27-1240/2011;
  86. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.06.2012 по делу № А27-2245/2011;
  87. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.06.2012 по делу № А66-3344/2011;
  88. Постановление ФАС Поволжского округа от 31.05.2012 по делу № А65-19089/2011;
  89. Постановление ФАС Центрального округа от 17.04.2012 по делу № А64-836/2011;
  90. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.04.2012 по делу № А05-6455/2011;
  91. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.01.2012 по делу № А05-1242/2011;
  92. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.10.2011 по делу № А29-9636/2010;
  93. Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2013 № 18АП-328/2013 по делу № А76-18546/2012;
  94. Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2013 по делу № А05-9700/2012;
  95. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2013 № 17АП-14179/2012-ГК по делу № А60-34183/2012;
  96. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2012 по делу № А03-8556/2012;
  97. Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2012 № 18АП-12741/2012 по делу № А76-15140/2012;
  98. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2012 по делу № А27-9156/2012;
  99. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2012 по делу № А73-9593/2011;
  100. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2012 по делу № А73-10266/2011;
  101. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 04.06.2013 по делу № А60-1602/2013;
  102. Решение арбитражного суда Алтайского края от 16.11.2012 по делу № А03-8192/2012;
  103. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 07.11.2012 по делу № А60-34183/2012;
  104. Решение Арбитражного суда Самарской области от 06.11.2012 по делу № А55-7772/2011;
  105. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 07.09.2012 по делу № А60-23608/2012;
  106. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 05.07.2012 по делу № А60-24288/2012;
  107. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 26.03.2012 по делу № А60-52354/2011;
  108. Решение Арбитражного суда Челябинской области от 14.09.2012 по делу № А76-6522/2012;
  109. Решение арбитражного суда Алтайского края от 20.08.2012 по делу № А03-6273/2012;
  110. Решение арбитражного суда Кемеровской области от 08.08.2012 по делу № А27-13668/2012;
  111. Решение Арбитражного суда республики Татарстан от 11.10.2011 по делу № А65-13843/2011;

 

Медицинское право

(эксперт – доцент кафедры теории и истории права и государства СПбГУ Капустина М.А.)

 

Анализ актов прокурорского реагирования по выявленным нарушениям законодательства при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» и законодательства в сфере охраны здоровья в Санкт-Петербурге за 2010 - 2012 гг.

 

Методика сбора правоприменительной практики

Настоящий отчет составлен на основании анализа неопубликованных материалов прокурорских проверок и актов прокурорского реагирования в Санкт-Петербурге за период с 2010 г. по 2012 г., а также  интервьюирование прокуроров, заместителей прокуроров районных прокуратур Санкт-Петербурга.   

         При содействии Прокуратуры Санкт-Петербурга было проанализировано более 50 актов прокурорского реагирования по разным районам Санкт-Петербурга, а также городской прокуратуры, среди которых: представления об устранении нарушений законодательства о порядке комплектации лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье», представления об устранении причин и условий, повлекших нарушения требований действующего законодательства при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье», представления об устранении нарушений законодательства об охране здоровья граждан и законодательства о модернизации здравоохранения, представления об устранении нарушений законодательства о здравоохранении при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье», протесты на приказы, принятые должностными лицами медицинских организаций.

 

Проблемы правоприменительной практики, выявленные в ходе мониторинга

Следует отметить, что, судя по изученным актам прокурорского реагирования, районные прокуроры в Санкт-Петербурге регулярно проводят проверки соблюдения медицинскими организациями требований законодательства при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» и законодательства в сфере охраны здоровья, оказания медицинских услуг. При этом в структуре всех рассмотренных представлений особое место занимает прокурорское обоснование (профессиональное толкование-разъяснение) значения приоритетного национального проекта «Здоровье» для реализации российской государственной политики в области здравоохранения, а также профессиональное толкование самих целей и задач (телеологическое толкование) российского государства, связанных с формированием системы, обеспечивающей доступную и качественную медицинскую помощь.

В соответствии со ст.41 Конституции в Российской Федерации финансируются федеральные программы охраны и укрепления здоровья населения, принимаются меры по развитию государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения, поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию. Основная цель государственной политики в области здравоохранения на период до 2020 года, согласно Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 г. № 1662-р,  - повышение эффективности медицинских услуг в России и создание условий их доступности для населения. Приоритетный национальный проект «Здоровье» включает в себя, в том числе, такое направление, как развитие первичной медико-санитарной помощи, а одной из его целей является снижение уровня инвалидности, смертности, реальное обеспечение доступности медицинской помощи.

В результате проведенного на основе материалов прокурорских проверок мониторинга правоприменения были выявлены актуальные проблемы, связанные с оказанием населению скорой медицинской помощи.

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации, в соответствии с Положением об этом Министерстве самостоятельно принимает нормативные правовые акты, устанавливающие требования к комплектации лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения укладок, наборов, комплектов для оказания первичной медико-санитарной помощи, скорой медицинской помощи и специализированной медицинской помощи. Так, в частности, Приказом Минздравсоцразвития от 11.06.2010 г. № 445-н утверждены требования к комплектации лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения укладки выездной бригады скорой медицинской помощи.

На основании приказов Минздравосоцразвития от 11.06.2010 № 445-н «Об утверждении требований к комплектации лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения укладки выездной бригады скорой медицинской помощи», от 01.12.2005 № 752 «Об оснащении санитарного автотранспорта» в Санкт-Петербурге в целях совершенствования организации оказания скорой медицинской помощи населению распоряжением Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга № 599-р от 11.11.2011 «О внесении изменений в распоряжение Комитета по здравоохранению от 24.12.2001 № 472-р «О перечнях государственных учреждений здравоохранения, относящихся к клиническому и городскому уровням, применительно к расчету тарифов в системе обязательного медицинского страхования» утвержден перечень оснащения выездных бригад службы скорой медицинской помощи Санкт-Петербурга медицинским оборудованием, лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, укладки выездной бригады скорой медицинской помощи, комплектации наборов выездных бригад скорой помощи. Данное распоряжение Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга принято в соответствии с п.3.15 Положения о Комитете по здравоохранению, утвержденного постановлением Правительства Санкт-Петербурга. Согласно п.4 указанного Распоряжения Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга, руководителям медицинских учреждений, имеющим в своей структуре отделения скорой медицинской помощи, главным врачам станций скорой медицинской помощи с 01.01.2012 г. нужно осуществлять комплектование выездных бригад скорой медицинской помощи в подведомственных учреждениях в соответствии с установленными требованиями. 

В результате проведенного мониторинга правоприменения установлено, что районные прокуроры Санкт-Петербурга, систематически осуществляя проверки соблюдения законодательства при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье», проводят проверки станций и отделений скорой медицинской помощи, иных медицинских учреждений, выполняющих на основании лицензии работы (услуги) по осуществлению скорой и скорой специализированной (санитарно-авиационной) медицинской помощи по анестезиологии и реаниматологии, на предмет соблюдения ими требований к комплектации лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения укладки выездной бригады скорой медицинской помощи. В ходе такого рода прокурорских проверок выявляются нарушения действующего законодательства, ставшие, к сожалению, типичными. Так, например, в ходе проверки Санкт-Петербургского государственного учреждения здравоохранения «Станция скорой медицинской помощи *** района» было установлено, что в укладке специализированной выездной бригады скорой медицинской помощи группы анестезиологии и реанимации (бортовой номер ХХХ) отсутствуют лекарственные средства, изделия медицинского назначения, медицинская аппаратура: дормикум (мидазолам) раствор для внутривенного и внутримышечного введения, аминостигмин раствор для инъекций, оториноофтальмоскоп. А в ходе проверки СПб ГУЗ «Городская поликлиника №***» установлено, что не соответствует требованиям законодательства комплектация пяти автомобилей скорой помощи (во всех пяти автомобилях отсутствовал клонидин).

2. Другой выявленной в результате мониторинга правоприменения типичной проблемой, связанной с оказанием скорой медицинской помощи, является неукомплектованность самих врачебных выездных бригад скорой медицинской помощи. Согласно п.24 и п.27 Порядка оказания скорой медицинской помощи, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития РФ от 01.11.2004 № 179 (в ред. от 30.01.2012) «Об утверждении порядка оказания скорой медицинской помощи», врачебная выездная бригада скорой медицинской помощи включает в свой состав 1 врача, 2 фельдшеров (либо фельдшера и медицинскую сестру – анестезиста), санитара и водителя (всего: 5 человек) и оказывает медицинскую помощь в соответствии со стандартами скорой медицинской помощи, а выездная бригада санитарного транспорта включает в свой состав 1 фельдшера, санитара и водителя (всего: 3 человека). Однако, в нарушение указанных требований, на практике врачебные выездные бригады скорой медицинской помощи включают в себя 3 – 4 человек, вместо требуемых пяти (Обычно это 1 фельдшер вместо требуемых двух. Кроме того, часто в выездной бригаде отсутствует санитар), а выездные бригады санитарного транспорта состоят из 2 человек: санитара и водителя.

Так, например, в ходе прокурорской проверки в ОСМП СПб ГБУЗ «Городская поликлиника №***» в апреле 2012 г. установлено, что все врачебные выездные бригады скорой медицинской помощи не укомплектованы в соответствии с существующим порядком и включают в себя только 1 врача, 1 фельдшера (вместо двух), 1 санитара и водителя, а также выявлены факты отсутствия в составе врачебных выездных бригад еще и санитара (период: 01.03.2012; 07.03-10.03.2012;  13.03.2012;  15.03–16.03.2012;  20.03-21.03.2012;  23.03-31.03.2012). Выездная бригада санитарного транспорта 02.03.2012 г. включала в свой состав 1 фельдшера и водителя. Однако, как показала прокурорская проверка в ноябре того же года (2012 г.), указанные нарушения применения действующего законодательства не были устранены Главным врачом СПб ГБУЗ «Городская поликлиника №***», и все врачебные выездные бригады скорой медицинской помощи данного медицинского учреждения на момент прокурорской проверки в ноябре 2012 г. (спустя полгода после прокурорской проверки в апреле 2012 г.) были не укомплектованы. Мониторинг материалов неопубликованной правоприменительной практики – актов прокурорского реагирования по выявленным нарушениям законодательства при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» и законодательства в сфере охраны здоровья, оказания медицинских услуг показывает, что в подобных случаях повторного выявления одних и тех же нарушений законодательства прокурор направляет представление Главе администрации соответствующего района Санкт-Петербурга для принятия конкретных мер по устранению причин и условий способствующих допущению выявленных нарушений законодательства РФ, а также по недопущению подобных нарушений впредь.

3. В соответствии со ст.35 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» скорая медицинская помощь оказывается гражданам при заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства, и оказывается в экстренной или неотложной форме. Как показал мониторинг неопубликованных материалов прокурорских проверок, распространенным нарушением порядка оказания скорой медицинской помощи является отказ в выезде бригады скорой помощи.

Порядок оказания скорой медицинской помощи утвержден Приказом Минздравсоцразвития РФ № 179 от 01.11.2004 «Об утверждении порядка оказания скорой медицинской помощи». На основании данного приказа, а также приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26.03.1999 № 100 «О совершенствовании организации скорой медицинской помощи населению Российской Федерации», с учетом особенностей условий расположения и функционирования подразделений службы скорой медицинской помощи пригородных районов Санкт-Петербурга, Распоряжением Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга от 31.07.2009 № 476-р (в ред. от 22.04.2010) утверждено «Положение об организации деятельности и типовых формах документов станций и отделений скорой медицинской помощи пригородных районов Санкт-Петербурга».

Одними из основных целей Приоритетного национального проекта «Здоровье» являются снижение уровня инвалидности, смертности, повышение доступности и качества медицинской помощи, создание условий для оказания эффективной медицинской помощи на догоспитальном этапе. Согласно действующему законодательству, задача станции скорой медицинской помощи – круглосуточное оказание своевременной медицинской помощи заболевшим и пострадавшим, находящимся вне лечебно-профилактических учреждений.

В соответствии с Положением об организации деятельности и типовых формах документов станций и отделений скорой медицинской помощи пригородных районов Санкт-Петербурга, скорая медицинская помощь на догоспитальном уровне должна быть своевременной,  оказывается силами выездных бригад скорой медицинской помощи. Прием вызовов для направления бригад скорой медицинской помощи осуществляет фельдшер по приему и передаче вызовов – диспетчер, который несет персональную ответственность за контроль своевременного выхода бригад на вызовы. Порядок работы диспетчера, принципы его взаимодействия с персоналом выездных бригад и должностными лицами государственных медицинских учреждений определяются должностной инструкцией и перечнем функциональных обязанностей диспетчера, которые утверждаются главным врачом. Дежурный фельдшер-диспетчер обязан осуществлять прием и своевременную передачу вызовов персоналу свободных выездных бригад. При наличии выездных бригад, свободных от выполнения вызовов, направление бригады к больному должно быть выполнено диспетчером незамедлительно. В случае отказа в приеме вызова и направлении бригады скорой помощи к больному дежурный диспетчер обязан дать разъяснения о причине отказа и необходимую информацию о медицинских учреждениях, куда следует обратиться за оказанием медицинской помощи.

Мониторинг неопубликованных материалов прокурорских проверок позволяет сделать вывод о том, что на практике должностной инструкцией дежурному фельдшеру-диспетчеру запрещено самостоятельно отказывать в приеме вызова. Однако данный запрет, как показывают материалы прокурорских проверок, в целом ряде случаев нарушается, фельдшер-диспетчер не всегда незамедлительно направляет к больному бригаду скорой медицинской помощи. Так, например, в результате прокурорской проверки СПб ГБУЗ «Поликлиника №***» были зафиксированы факты отказа в приеме вызова и дачи дежурным фельдшером-диспетчером устных консультаций по приему лекарственных препаратов по шести вызовам за один вечер (ночь). Одним из этих шести вызовов был вызов №*** в 20 часов 41 минуту по факту необходимости оказания срочной медицинской помощи женщине 22 лет (жар, высокая температура, спазмы и резкая боль в животе и т.д.). Диспетчером было отказано в выезде бригады скорой помощи и даны рекомендации по приему лекарственных препаратов (но-шпа, активированный уголь), а также было рекомендовано перезвонить в случае необходимости через 20 минут. Согласно вызову №***, зафиксированному в 21 час 06 минут мать этой же совершеннолетней гражданки перезвонила и сообщила, что ее дочери легче не становится. Однако диспетчером ей вновь была дана консультация и предложено посмотреть и подождать еще 30 минут. В 21 час 58 минут был вновь зафиксирован вызов №*** к указанной гражданке. В 22 часа диспетчером было принято решение о направлении в адрес бригады скорой медицинской помощи, т.е. спустя 1,5 часа после первого вызова.

Особо опасными являются случаи отказа в незамедлительном направлении бригады скорой медицинской помощи к детям. Так, например, материалами прокурорской проверки СПб ГБУЗ «Городская поликлиника №***» установлено, что в 22 часа 14 минут зафиксирован вызов №*** по факту необходимости оказания скорой медицинской помощи ребенку в возрасте 1 год 9 месяцев (жар, высокая температура 39,2 и т.д.). Диспетчером было отказано в выезде бригады скорой помощи и даны рекомендации перезвонить через 2 минуты для получения консультации по приему лекарственных препаратов, что и было сделано матерью ребенка (вызов №***). В 23 часа 03 минуты был вновь зафиксирован вызов №*** к указанному ребенку (температура повысилась до 39,6, рвота и т.д.). Диспетчером было принято решение о направлении в адрес бригады скорой медицинской помощи спустя час после первого вызова.

Позиция эксперта по выявленным проблемам правоприменительнйо практики

Нарушения действующего законодательства, регулирующего оказание скорой медицинской помощи, не допустимы, прежде всего, в связи с опасностью неблагоприятных последствий подобных нарушений для жизни и здоровья человека. Отсутствие лекарственных средств, изделий медицинского назначения, медицинской аппаратуры в автомобиле скорой медицинской помощи (выездной бригады скорой медицинской помощи) само по себе, конечно, не ставит под угрозу здоровье и жизнь человека. Но, учитывая, что бригады скорой помощи выезжают в случаях (заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях), требующих срочного медицинского вмешательства в экстренной или неотложной форме, нарушение законодательства о порядке комплектации лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения автомобилей скорой помощи может привести к невозможности оказать экстренную (неотложную) медицинскую помощь даже своевременно прибывшей бригадой и, тем самым, создать угрозу здоровью и жизни человека. В ситуации, когда медицинская помощь не была оказана выездной бригадой скорой помощи из-за отсутствия в укладке, например, лекарства, которое в соответствии с существующими требованиями входит в комплект лекарственных средств укладки выездной бригады, юридически речь будет идти о неоказании помощи (отказе в помощи), т.е. правонарушении и, следовательно, юридической ответственности виновных лиц (должностных лиц медицинского учреждения, например, главного врача, а также должностных лиц органов государственной власти, в обязанности которых входит обеспечение прав человека в области охраны здоровья и связанных с этими правами государственных гарантий, в частности гарантий доступности медицинской помощи).

 Врачебная выездная бригада скорой медицинской помощи должна оказывать качественную и эффективную медицинскую помощь в соответствии со стандартами скорой медицинской помощи, что весьма трудно (в ряде случае невозможно) обеспечить, если выездная бригада скорой медицинской помощи не укомплектована надлежащим образом. Однако, судя по материалам прокурорских проверок, неукомплектованность врачебных выездных бригад скорой помощи часто встречающееся (ставшее типичным) нарушение законодательства при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» и законодательства в сфере охраны здоровья, оказания медицинских услуг. К сожалению, из полученных для мониторинга правоприменения материалов неопубликованной практики прокурорских проверок не ясно, в чем причины такого рода нарушений законодательства? Были ли установлены факты причинения вреда здоровью (жизни), нарушения прав граждан в связи с некачественной (неэффективной) медицинской услугой, оказанной неукомплектованной врачебной выездной бригадой? Были ли обращения граждан, связанные с выездом в адрес и оказанием (неоказанием) медицинской помощи неукомплектованной врачебной выездной бригадой? Информированы ли граждане о требованиях, предъявляемых к комплектации укладки выездной бригады, а также об укомплектовании самой врачебной выездной бригады? Как показывает интервьюирование прокуроров, граждане зачастую считают правомерными требование врача скорой помощи предоставить ему сменную обувь/бахилы, те или иные лекарства, например, активированный уголь, жаропонижающее средство и т.п. Кроме того, граждане не знают о надлежащем составе выездной бригады скорой помощи.

Устранение выявленных прокуратурой нарушений законодательства при оказании скорой медицинской помощи (особенно, связанных с отказом или несвоевременным направлением в адрес бригады скорой медицинской помощи), причин и условий им способствующих – задача органов государственной власти, прежде всего, органа-регулятора (в субъекте Российской Федерации – Комитета/Министерства/Департамента по здравоохранению). Орган-регулятор должен обеспечить надлежащий контроль за деятельностью руководителей медицинских учреждений, имеющих в своей структуре отделения скорой медицинской помощи, главными врачами станций скорой медицинской помощи. Для этого высшим исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации необходимо организовать соответствующий мониторинг данной проблемы, а в случае выявления нарушений законодательства при реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» и законодательства в сфере охраны здоровья, оказания медицинских услуг – решать вопрос о привлечении виновных к ответственности. Результаты мониторинга должны учитываться органом-регулятором при решении вопросов, связанных с назначением на должность руководителей медицинских учреждений, имеющих в своей структуре отделения скорой медицинской помощи, главных врачей станций скорой медицинской помощи.

Органу-регулятору (в субъекте Российской Федерации – Комитету/Министерству/Департаменту по здравоохранению) следует обратить внимание на то, что в соответствии с Федеральным законом от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» критериями доступности и качества медицинской помощи являются, в том числе, наличие необходимого количества медицинских работников и надлежащий уровень их квалификации, применение порядков оказания медицинской помощи и ее стандартов, предоставление медицинской организацией гарантированного объема медицинской помощи. Важно подчеркнуть, что соблюдение требований к комплектации лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения укладки выездной бригады скорой медицинской помощи обеспечивает доступность и надлежащее качество первичной медико-санитарной помощи, поэтому надлежащее оснащение автомобилей скорой помощи – составная часть приоритетного национального проекта «Здоровье». В соответствии с направлением 1,2 «Направления реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» на 2009-2012 годы» на развитие первичной медико-социальной помощи и совершенствование профилактики заболеваний было выделено 1050,5 млрд. рублей. Реализация национального проекта «Здоровье» включает в себя, в том числе, ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья, результативное и эффективное расходование бюджетных средств.

 


Административное право 

 (отчет составлен администратором проекта «Мониторинг правоприменения» СПбГУ Ревазовым М.А.)

 

Методика сбора правоприменительной практики

Сбор правоприменительной практики осуществлялся по решениям судов общей юрисдикции за 2010-2013 гг. При осуществлении мониторинга осуществлялся сбор опубликованных (в том числе размещенных в БД КонсультантПлюс раздел Судебная практика и на информационных ресурсах, содержащих судебную практику – gcourts.ru, судебныерешения.рф) судебных актов судов общей юрисдикции по делам, в которых рассматривались нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования. Целью проведённого исследования был анализ применения главы 8 КоАП, анализировались правоприменительные акты, изданные в 3 субъектах РФ: Санкт-Петербург, Ленинградская область, Республика Карелия.

Перечень проанализированных судебных актов приведен ниже.

 

Проблемы, выявленные при анализе правоприменительной практики

Анализ судебной практики показал, что основная масса дел связана с несоблюдением экологических требований при эксплуатации различных предприятий (статья 8.1 КоАП).

При рассмотрении судами дел о привлечении к административной ответственности по ст.8.1 КоАП РФ к ответственности чаще всего привлекаются должностные лица, в чьи обязанности входит контроль за соблюдением экологического законодательства. Обычно это бывают инженеры-экологи или лица, занимающие аналогичные позиции. При этом суды при привлечении конкретного должностного лица к ответственности исследуют должностную инструкцию, так как именно нарушение положений инструкции позволяет возложить ответственность за допущенное нарушение на должностное лицо. Например, в решении Калининского районного суда Санкт-Петербурга № 12-3/2012 от 3 августа 2012 года видно, что ответчик ссылалась на то, что не является надлежащим субъектом ответственности, но суд с данным доводом не согласился. В решении проанализирован ряд актов, которые закрепляют обязанности по соблюдению определённых экологических требований, а также проанализирована должностная инструкция ответчика, положения которой и позволили привлечь её к ответственности как должностное лицо не выполнившее свои должностные обязанности.

Доводы жалобы о том, что заявитель (Буторина Л.В.) не является субъектом правонарушения, предусмотренного ст. 8.1 КоАП РФ, являются несостоятельными. Выводы должностного лица по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении о нарушении Буториной Л.В. п.1 ст.22, п. 1 ст. 30 ФЗ РФ от 04.05.1999 г. № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха», п. 1.1., п. 1.2. и п. 3.2 «Инструкции по инвентаризации выбросов загрязняющих веществ в атмосферу», утвержденной приказом Госкомприроды СССР от 01.01.91 г. основаны на материалах дела.

Несоблюдение должностными лицами экологических требований при территориальном планировании, градостроительном зонировании, планировке территории, архитектурно-строительном проектировании, строительстве, капитальном ремонте, реконструкции, вводе в эксплуатацию, эксплуатации, выводе из эксплуатации зданий, строений, сооружений и иных объектов капитального строительства влечет в соответствии со ст. 8.1 КоАП РФ предупреждение или наложение административного штрафа от двух до пяти тысяч рублей.

По смыслу данной нормы объективную сторону правонарушения составляют действия или бездействие, в том числе, должностных лиц, состоящие в невыполнении обязанностей, возложенных на них соответствующими правовыми нормами, по соблюдению экологических требований при территориальном планировании, градостроительном зонировании, планировке территории, архитектурно-строительном проектировании, строительстве, капитальном ремонте, реконструкции, вводе в эксплуатацию, эксплуатации, выводе из эксплуатации зданий, строений, сооружений и иных объектов капитального строительства.

Обстоятельства совершения Буториной Л.В. административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.1 КоАП РФ, подтверждаются актом проверки от 16.09.2011 года, распоряжением о проведении внеплановой выездной проверки юридического лица от18.08.2011 года, приказом директора филиала энергетических источников от 04.07.2011 года № Х о назначении ответственных лиц; должностной инструкцией руководителя группы экологии; протоколом об административном правонарушении.

Согласно пунктам 3.1 -3.6 Должностной инструкции руководителя группы экологии ГУП Х от06.06.2011 года, Буторина Л.В. замещающая эту должность, обязана осуществлять контроль за соблюдением действующего экологического законодательства на филиале, разрабатывать и контролировать реализацию комплекса природоохранных мероприятий, осуществлять организацию производства работ для доступа по сбору исходных данных, для разработки и корректировки экологической документации на участках филиала, контролировать правильность сбора исходных данных для государственной статистической отчетности по профилю деятельности, осуществлять контроль за экологическими расчетами, выполняемыми группой экологии, участвовать в работах по разработке нормативной экологической документации с привлечением, по необходимости, подразделений филиала по направлению деятельности.

 

В судах также рассматриваются обращения с требованиями об отмене постановлений о привлечении к ответственности по ст.8.1 КоАП РФ. При этом основания для отмены свидетельствуют о грубых нарушениях, допущенных при проведении проверки и вынесении данных постановлений о привлечении к ответственности. Это, например, такие нарушения как: 1) постановление не содержит сведений об участии ответчика при рассмотрении дела об административном правонарушении, либо мотивированного решения о рассмотрение дела об административном правонарушении в отсутствии ответчика; 2) постановление не содержит доводов ответчика, и их мотивированной оценки; 3) в постановлении о назначении наказания не приведены все доказательства виновности, а именно: не указан протокол об административном правонарушении, не дана оценка приказу №Х о назначении ответственных лиц и т.д. (Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга № 12-8/12 от 16 января 2012 года)

Данные недостатки при рассмотрении дела об административном правонарушении и вынесении постановления, влекут отмену такого постановления.

Другим правонарушением, часто рассматриваемым в судебной практике, является несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами (ст.8.2 КоАП РФ).

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" (далее - Закон об отходах производства и потребления) под отходами производства и потребления понимаются остатки сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, которые образовались в процессе производства или потребления, а также товары (продукция), утратившие свои потребительские свойства. Обращение с отходами - это деятельность по сбору, накоплению, использованию, обезвреживанию, транспортированию, размещению отходов.

Таким образом, состав правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 КоАП РФ, образует любая деятельность по обращению с отходами производства и потребления или иными опасными веществами, которая ведется хозяйствующим субъектом с нарушениями требований природоохранного законодательства. При этом субъектный состав правонарушения, связанный с обращением с отходами, не ограничивается только лицами, специализирующимися на деятельности по обращению с отходами.

В соответствии с пунктом 3 статьи 18 Закона об отходах производства и потребления индивидуальные предприниматели и юридические лица, в результате хозяйственной и иной деятельности которых образуются отходы, разрабатывают проекты нормативов образования отходов и лимитов на их размещение.

Исходя из положений статей 1, 19, 22 и 24 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" нормативы образования отходов производства и потребления и лимиты на их размещение относятся к нормативам допустимого воздействия на окружающую среду и устанавливаются в целях предотвращения их негативного воздействия на окружающую среду.

Суды при рассмотрении дел о привлечении к ответственности по данной статье оценивают доказанность факта накопления ответчиком отходов производства и потребления в результате осуществления хозяйственной деятельности, а также их размещение на территории общества с превышением допустимых лимитов. И не зависимо от того, на осуществлении какой деятельности специализируется ответчик, при доказанности этого факта ответчик признаётся осуществляющим хозяйственную деятельность, связанную с обращением отходов производства и потребления, с нарушениями нормативов образования отходов и лимитов на их размещение, что влечет негативное воздействие на окружающую среду.

Часто организации, которые не специализируются на деятельности по обращению с отходами, привлекаются к ответственности не по данной статье, а по 8.1 КоАП со ссылкой на ограничение круга субъектов в ст. 8.2 КоАП. Такой подход не имеет законного основания, на что указывается в Постановлении Президиума ВАС № 497312 от 2 октября 2012 года. Также невозможна такая переквалификация потому, что эти составы различны и эти различия состоят не в субъектном составе. Правонарушение не может быть квалифицировано по статье 8.1 КоАП, поскольку нарушение экологических требований происходит не в результате эксплуатации объектов капитального строительства, а в процессе накопления отходов производства и потребления при осуществлении хозяйственной деятельности, что образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 КоАП.

При рассмотрении дел по ст. 8.2 КоАП суды также часто исследуют и приводят в качестве доказательств следующие фактические обстоятельства:

1. Захламлённость отходами производства и потребления площадки, занятой ответчиком. Например: захламлена отработанными автомобильными покрышками, бытовыми отходами, опилками, строительным мусором, пролитыми ГСМ, также на территории имеется грузовая машина, заполненная отходами производства и потребления. Это является нарушением п.п. 1.1, 1.2, 1.3. СанПиН 42-128-4690-88 «Санитарные правила содержания территорий населенных мест» и, если это не предусмотрено проектом развития предприятия или отдельным проектом обращения с отходами, это является нарушением п.3.1. СанПиН 2.1.7.1322-03 «Гигиенические требования к размещению и обезвреживанию отходов производства и потребления».

2. Обнаружение на территории ответчика следов сжигания отходов, что является нарушением СанПиН 2.1.6.1032-01 «Гигиенические требования к обеспечению качества атмосферного воздуха населенных мест». Фактически такие действия являются утилизацией отходов путем сжигания при отсутствии соответствующей лицензии, что является нарушением  федерального закона РФ от 24.06.1998 №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления».

3. Отсутствие емкостей (контейнеры, закрытая тара и т.д.) для сбора отходов, что является нарушением п.3.6. СанПиН 2.1.7.1322-03 «Гигиенические требования к размещению и обезвреживанию отходов производства и потребления».

4. Не оборудована площадка для временного хранения отходов, что является нарушением п.3.2., п.3.7. СанПиН 2.1.7.1322-03 «Гигиенические требования к размещению и обезвреживанию отходов производства и потребления».

Наказания, которые назначают суды обычно равняются низшему пределу санкции для каждого из возможных субъектов правонарушения. Также встречаются и случаю освобождения от ответственности.

При определении вида и размера административного наказания судья учитывает обстоятельства и характер совершенного правонарушения, совершение правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования впервые, отсутствие наступления тяжких последствий, судья находит возможным, освободить ООО "ТрансРезерв" от ответственности, ограничившись объявлением устного замечания. (Постановление Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 23 июля 2010 года).

Среди проанализированных решений значительную часть составили также акты о привлечении к ответственности по статье 8.21 КоАП РФ за нарушение правил охраны атмосферного воздуха. Следует отметить, что все решения судов, которые были проанализированы в ходе проведения мониторинга правоприменения, касались ч.1 данной статьи. В открытом доступе решения по ч.2 или ч. 3 данной статьи обнаружены не были.

Основным видом правонарушений по данной статье является выброс вредных веществ в атмосферный воздух без специального разрешения.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 04.05.1999 N 96-ФЗ "Об охране атмосферного воздуха" под вредным (загрязняющим) веществом понимается химическое или биологическое вещество либо смесь таких веществ, которые содержатся в атмосферном воздухе и в определенных концентрациях оказывают вредное воздействие на здоровье человека и окружающую среду. При этом нахождение (в том числе поступление, накопление и образование) такого вещества в атмосферном воздухе в концентрациях, превышающих установленные государством гигиенические и экологические нормативы качества атмосферного воздуха, влечет его загрязнение.

Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" определяет понятие "загрязняющее вещество" – это вещество или смесь веществ, количество и (или) концентрация которых превышают установленные для химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов нормативы и оказывают негативное воздействие на окружающую среду.

Из этого следует, что для отнесения какого-либо вещества к категории загрязняющих необходимо установить, что его количество и (или) концентрация превысили установленные нормативы.

Согласно пункту 1 статьи 23 Закона N 7-ФЗ нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов устанавливаются для стационарных, передвижных и иных источников воздействия на окружающую среду субъектами хозяйственной и иной деятельности исходя из нормативов допустимой антропогенной нагрузки на окружающую среду, нормативов качества окружающей среды, технологических нормативов.

Статьей 12 Закона N 96-ФЗ определено, что в целях государственного регулирования выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух устанавливаются технические нормативы выбросов, предельно допустимые выбросы.

Технические нормативы выбросов устанавливает федеральный орган исполнительной власти в области охраны окружающей среды или другой уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области охраны окружающей среды для отдельных видов стационарных источников выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух, а также для транспортных или иных передвижных средств и установок всех видов, являющихся источниками загрязнения атмосферного воздуха.

Предельно допустимые выбросы устанавливаются территориальными органами федерального органа исполнительной власти в области охраны окружающей среды для конкретного стационарного источника выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух и их совокупности (организации в целом).

В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Закона N 96-ФЗ выбросы вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух стационарным источником допускаются на основании разрешения, выданного территориальным органом федерального органа исполнительной власти в области охраны окружающей среды, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды, в порядке, определенном Правительством Российской Федерации. Разрешением на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух устанавливаются предельно допустимые выбросы и другие условия, которые обеспечивают охрану атмосферного воздуха.

Наличие разрешения на выброс вредных (загрязняющих) веществ в окружающую среду является обязательным условием при осуществлении хозяйственной и иной деятельности, поскольку в силу указанной нормы Закона разрешением устанавливаются предельно допустимые выбросы и другие условия, которые обеспечивают охрану атмосферного воздуха.

Как следует из статьи 14 Закона N 96-ФЗ, Административного регламента Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору по исполнению государственной функции по выдаче разрешений на выбросы, сбросы загрязняющих веществ в окружающую среду, утвержденного приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 31.10.2008 N 288, пункта 5 Положения о Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 29.05.2008 N 404, административному органу помимо факта выброса необходимо также подтвердить, что источник выбросов отнесен к источнику вредных выбросов, требующих получения специального разрешения.

Таким образом, выброс в атмосферный воздух веществ сам по себе еще не свидетельствует о наличии состава административного правонарушения - выброса вредных веществ в атмосферный воздух без специального разрешения.

Такое обоснование своего решения приводит ВАС, мотивируя недостаточность одного факта выбросов вредных веществ для привлечения к ответственности по данной статье (Постановление Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 N 17254/10 по делу N А03-3457/2010).

Управлением установлено, что общество, основным видом деятельности которого является прокат лыж и снаряжения для горнолыжного отдыха, а в летний период времени - водные сплавы, обладает организованными и неорганизованными стационарными источниками выбросов вредных веществ в атмосферный воздух. На момент проверки общества работали топочные административно-гостиничного комплекса и кафе.

Однако управлением должным образом не подтверждено, что общество обязано получить специальное разрешение на выброс вредных веществ в атмосферный воздух и должно нести ответственность ввиду его отсутствия, поскольку доказательства, положенные в обоснование постановления о привлечении общества к административной ответственности, судом апелляционной инстанции правомерно не были приняты в качестве надлежащих в связи с нарушением положений КоАП при их получении.

Суды, при рассмотрении дел по данной статье, обращают внимание ряд типичных ошибок, совершаемых при привлечении к административной ответственности, которые выражаются в следующем.

Составление протокола об административном правонарушении производится в отсутствии законного представителя ответчика. Однако сведения об извещении законного представителя юридического лица о месте и времени составления протокола об административном правонарушении судами не всегда проверяются.

При установлении судом обстоятельств совершенного правонарушения указывается лишь на факт осуществления определённой деятельности (заправки техники, работы агрегатов), при этом доказательства, свидетельствующие о выбросе вредных веществ в атмосферный воздух в результате указанных действий не приведены и не исследованы.

Доводы о том, что факт отнесения объекта ответчика (например склада ГСМ) к стационарному источнику выбросов вредных загрязняющих веществ не может являться основанием для привлечения к ответственности, поскольку данный факт сам по себе не свидетельствует о наличии события правонарушения

(Решение Санкт-Петербургского городского суда № 12-80/11 от 10 февраля 2011 года; Решение Верховного суда Республики Карелия № 12-28/2011 от 25 марта 2011 года)

В связи с этими нарушениями многие постановления о привлечении к ответственности отменяются судами. В тех случаях, когда наказание назначается, оно чаще всего выражается в виде штрафа в 40 000 рублей, при пределах санкции от 30 000 до 50 000 рублей. Ответчиками выступают в подавляющем большинстве случаев юридические лица. Следует отметить, что Федеральный закон от 02.07.2013 N 173-ФЗ "О внесении изменений в статьи 8.14 и 8.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" существенно увеличивает размер санкции, теперь размер штрафа за данное правонарушение от 180 000 до 250 000 рублей. Практики применения этой нормы с такими размерами штрафа обнаружено не было.

Следующую значительную группу составляют правонарушения, ответственность за которые предусмотрена статьей 8.37 КоАП РФ – нарушение правил охоты, иных правил пользования объектами животного мира и правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства и других видов рыболовства.

Объективной стороной состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 8.37 КоАП, является нарушение правил охоты, то есть требований к осуществлению охоты и сохранению охотничьих ресурсов на всей территории Российской Федерации, в частности нахождение физических лиц в охотничьих угодьях с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами без соответствующего разрешения. Такие действия подлежат квалификации по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ в случае, если они не содержат признаков преступления, предусмотренного статьей 258 УК РФ.

При этом следует иметь в виду, что правила охоты утверждены приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. N 512 "Об утверждении правил охоты", а также постановлением Совета Министров РСФСР от 10 октября 1960 г. N 1548 "Об утверждении положения об охоте и охотничьем хозяйстве в РСФСР" и приказом Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР от 4 января 1988 г. N 1 "Об утверждении типовых правил охоты" (применяемые в той части, в которой они не противоречат Федеральному закону "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации").

Кроме того, согласно части 5 статьи 23 Федерального закона "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" на основе правил охоты высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) определяются виды разрешенной охоты и параметры осуществления охоты в соответствующих охотничьих угодьях.

В решениях судов по данной статье прослеживается единообразная тенденция, согласно которой достаточными доказательствами вины является нахождение на территории охотничьих угодий с заряженным оружием без разрешения на охоту. Это полностью соответствует действующему законодательству. (Постановление мирового судьи судебного участка № 41 Киришского района Ленинградской области № 5-384 от 6 сентября 2011 года; Постановление мирового судьи судебного участка № 41 Киришского района Ленинградской области № 5-740 от 5 сентября 2011 года). Наказание, обычно, избирается в виде штрафа в размере 2 000 рублей. Так как чаще всего правонарушители признают свою вину, это квалифицируется как смягчающее обстоятельство, оружие у них не конфискуется, и их не лишают права осуществлять охоту.

Частью 2 статьи 8.37 КоАП установлена ответственность за нарушение правил рыболовства и иных правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ.

Разрешая вопрос о разграничении составов административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 8.17 и частью 2 статьи 8.37 КоАП, суды должны руководствоваться следующим.

Часть 2 статьи 8.17 КоАП устанавливает ответственность лиц за нарушение правил рыболовства и иных правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

Следовательно, нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов вне внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации, то есть на таких водных объектах, как реки, ручьи, каналы, озера, пруды, обводненные карьеры, водохранилища (статья 5 Водного кодекса Российской Федерации), подлежит квалификации в соответствии с частью 2 статьи 8.37 КоАП.

Часть 2 статьи 8.37 КоАП подлежит применению также к правонарушениям, совершенным в пределах морских пространств, которые не являются внутренними морскими водами, территориальным морем, континентальным шельфом, исключительной экономической зоной Российской Федерации, а их правовой режим устанавливается специальными международными договорами Российской Федерации, как это имеет место, например, в отношении Каспийского моря. (Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11 (ред. от 25.01.2013) "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях")

Для привлечения к ответственности по данной статье необходимо доказать нарушение конкретного положения Правил рыболовства.

В ходе проверки промыслового журнала ИП Фотина С.Л. установлено нарушение п.13.13 Правил рыболовства для Западного рыбохозяйственного бассейна № 393 от 10.12.2008 года, а именно – застой сетей в воде в весенне-летний период, превышающие 48 часов, считая с момента полной установки, зафиксированной в промысловом журнале.

Согласно п.13.13 Правил рыболовства для Западного рыбохозяйственного бассейна (в ред. Приказов Росрыболовства от 02.04.2009 № 263, от 03.09.2009 № 798) пользователи водными биоресурсами не вправе допускать нахождение ставных сетей в воде (застой сетей), превышающее 48 часов в весенне-летний и 72 часа в осенне-зимний периоды, считая с момента полной их установки, зафиксированного в промысловом журнале, до момента начала их переборки или выборки на берег или борт судна.

Таким образом, в действиях Фотина А.В. усматривается состав административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КОАП РФ. (Постановление Питкярантского городского суда Республики Карелия № 5-31 от 6 сентября 2010 года)

В большинстве случаев наказанием избирается штраф, но размер штрафа оценить не представляется возможным, так как в большом количестве дел эти данные изъяты. Рыболовные снасти и улов, полученный с нарушением часто не конфискуются: дополнительное наказание в виде конфискации судна и других орудий добычи (вылова) водных биологических ресурсов судья считает возможным не применять, т.к. лов является основным видом дохода Фотина А.В. Постановление Питкярантского городского суда Республики Карелия № 5-31 от 6 сентября 2010 года)

Наконец, последняя группа судебных актов – это решения о привлечении к ответственности по статье 8.39 КоАП РФ (нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях).

В силу пп.«а» п.1 и п.7 ст.2 Федерального закона от 14.03.1995г. №33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» государственные природные заповедники относятся к особо охраняемым природным территориям федерального значения.

Согласно п.1 ст.6 и п.1 ст.9 упомянутого Закона на территории государственных природных заповедников полностью изымаются из хозяйственного использования особо охраняемые природные комплексы и объекты (земля, водные объекты, недра, растительный и животный мир), имеющие природоохранное, научное, эколого-просветительское значение как образцы естественной природной среды, типичные или редкие ландшафты, места сохранения генетического фонда растительного и животного мира. На территории государственного природного заповедника запрещается любая деятельность, противоречащая задачам государственного природного заповедника и режиму особой охраны его территории, установленному в положении о данном государственном природном заповеднике.

Согласно пункту 4 статьи 9 названного Федерального закона на специально выделенных участках частичного хозяйственного использования, не включающих особо ценные экологические системы и объекты, ради сохранения которых создавался государственный природный заповедник, допускается деятельность, которая направлена на обеспечение функционирования государственного природного заповедника и жизнедеятельности граждан, проживающих на его территории, и осуществляется в соответствии с утвержденным индивидуальным положением о данном государственном природном заповеднике.

Нарушения, которые служат основанием для привлечения к административной ответственности, могут иметь самый различный характер: незаконное нахождение на территории с орудиями лова и осуществление лова рыбы, осуществление торговой деятельности на территории заповедника, сбор дикорастущих грибов на территории заповедника и т.д. При этом важно установить, что эти действия нарушают порядок, который установлен в положении о конкретном заповеднике. А порядок может заключаться, например, в осуществлении определённой деятельности только по договору с заповедником: «осуществление торговой деятельности на территории Государственного природного заповедника «Кивач» допускается лишь при наличии разрешения заповедника и заключенного с ним договора».

При назначении наказания суды учитывают, что не все действия которые являются основанием для привлечения к ответственности имеют одинаковую тяжесть. Так, например, при нарушениях в виде сбора грибов, ягод и т.д. на территории заповедника физическими лицами, суды признают такие правонарушения малозначительными. (Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-2/2013 от 29 января 2013 года; Решение Кондопожского городского суда Республики Карелия № 12-99/2012 от 9 ноября 2012 года). Основной вид наказания за данное правонарушение – штраф, но размеры штрафа и его зависимость от характера правонарушения проследить не представляется возможным, так как эти данные были изъяты из судебных решений при размещении их на общедоступных информационных ресурсах.

 

Список судебных актов:

  1.  Определение Лоухского районного суда Республики Карелия № 5-2/2011 от 28 января 2011 года
  2.  Постановление Кингисеппского городского суда Ленинградской области № 5-4 от 14 марта 2011 года
  3.  Постановление мирового судьи судебного участка № 41 Киришского района Ленинградской области № 5-384 от 6 сентября 2011 года
  4.  Постановление мирового судьи судебного участка № 41 Киришского района Ленинградской области № 5-740 от 5 сентября 2011 года
  5.  Постановление Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 23 июля 2010 года
  6.  Постановление Петрозаводского городского суда Республики Карелия № 5-59124-2010 от 24 ноября 2010 года
  7.  Постановление Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 23 июля 2010 года
  8.  Постановление Питкярантского городского суда Республики Карелия № 5-12 от 29 июня 2011 года
  9.  Постановление Питкярантского городского суда Республики Карелия № 5-31 от 6 сентября 2010 года
  10. Постановление Президиума ВАС № 4973/12 от 2 октября 2012 года
  11. Постановление Прионеженского районного суда Республики Карелия № 5-3/2011 от 28 февраля 2011 года
  12. Постановление Прионеженского районного суда Республики Карелия № 5-4/2011 от 28 февраля 2011 года
  13. Постановление Прионежского районного суда Республики Карелия № 5-47/2010 от 19 ноября 2010 года
  14. Постановление Прионежского районного суда Республики Карелия № 5-52/2010 от 1 ноября 2010 года
  15. Постановление Прионежского районного суда Республики Карелия № 5-53/2010 от 1 ноября 2010 года
  16. Постановление Санкт-Петербургского городского суда № 4а-2174/11 от 1 декабря 2011 года
  17. Постановление Сосновоборского городского суда Ленинградской области № 5-137 от 28 июня 2011 года
  18. Постановление судьи Дзержинского № 5-361/2010 от 16 сентября 2010 года
  19. Постановление ФАС Северо-западного округа № А56-167522011 от 11 ноября 2011 года
  20. Решение Верховного суда Республики Карелия № 12-28/2011 от 25 марта 2011 года
  21. Решение Верховного суда Республики Карелия № 12-43 от 10 мая 2011 года
  22. Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-103/2011 от 14 июня 2011 года
  23. Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-116/2012 от 27 июля 2012 года
  24. Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-14/2013 от 29 января 2013 года
  25. Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-160/2012 от 11 сентября 2012 года
  26. Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-164/2012 от 14 сентября 2012 года
  27. Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-2/2013 от 29 января 2013 года
  28. Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-39/2012 от 05 марта 2012
  29. Решение Верховного суда Республики Карелия № 21-90/2013 от 23 мая 2013 года
  30. Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга № 12-318/12 от 25 июня 2012
  31. Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга № 12-318/12 от 25 июня 2012 года
  32. Решение Зеленогорского районного суда города Санкт-Петербурга № 12-14 от 31 марта 2011 года
  33. Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга № 12-320/12 от 3 августа 2012 года
  34. Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга № 12-8/12 от 16 января 2012 года
  35. Решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области № 12-120/11 от 11 мая 2011 года
  36. Решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области № 12-1/2011 от 17 января 2011 года
  37. Решение Кондопожского городского суда Республики Карелия № 12-46/2012 от 22 мая 2012 года
  38. Решение Кондопожского городского суда Республики Карелия № 12-51/2012 от 14 июня 2012 года
  39. Решение Кондопожского городского суда Республики Карелия № 12-99/2012 от 9 ноября 2012 года
  40. Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга № 12-176/2011 от 1 июня 2011 года
  41. Решение Ленинградского областного суда № 7-287/2011 от 10 мая 2011 года
  42. Решение Ленинградского областного суда № 7-350/2010 от 17 августа 2010 года
  43. Решение Ленинградского областного суда № 7-369/2011 от 14 июня 2011 года
  44. Решение Ленинградского областного суда № 7-911/2011 от 8 декабря 2011 года
  45. Решение Ленинрадского областного суда № 7-66/2011 от 22 марта 2011 года
  46. Решение Олонецкого районного суда Республики Карелия № 12-108/2012 от 13 августа 2012 года
  47. Решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия № 12-398/11-7 от 17 мая 2011 года
  48. Решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия № 12-356/11-7 от 6 мая 2011 года
  49. Решение Прионежского районного суда Республики Карелия № 12-30/12 от 16 апреля 2012 года
  50. Решение Санкт-Петербургского городского суда № 12-80/11 от 10 февраля 2011 года
  51. Решение Сланцевского городского суда Ленинградской области № 12-126/2012 от 26 ноября 2012 года
  52.  Решение Сланцевского городского суда Ленинградской области № 12-134/2012 от 26 ноября 2012 года

 

Руководитель экспертной группы,                                  Белов С.А.

к.ю.н., доцент



[1] В связи с обозначенной позицией ВАС РФ следует понимать, что здесь и далее термин «оспаривание» используется условно, поскольку соответствующее требование не предполагает признание каких-либо действий государственных органов незаконными.

[2] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.07.2012 по делу № А27-1295/2011; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.06.2012 по делу № А27-1240/2011.

[3] Постановление ФАС Поволжского округа от 31.05.2012 по делу № А65-19089/2011.

[4] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.10.2011 по делу № А29-9636/2010.

[5] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.01.2012 по делу № А05-1242/2011.

[6] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.03.2013 по делу № А27-9156/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.01.2013 по делу № А27-16023/2011.

[7] Постановление ФАС Уральского округа от 06.05.2013 № Ф09-2373/13 по делу № А60-34183/2012; Постановление ФАС Поволжского округа от 13.03.2013 по делу № А55-15439/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.03.2013 по делу № А13-10377/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 14.02.2013 № Ф09-14094/12 по делу № А60-23621/2012; Постановление ФАС Поволжского округа от 28.01.2013 по делу № А57-9689/2012;

[8] Постановление ФАС Уральского округа от 06.05.2013 № Ф09-2373/13 по делу № А60-34183/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.03.2013 по делу № А13-10377/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.01.2012 по делу № А05-1242/2011; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.01.2013 по делу № А05-2394/2012.

[9] Постановление ФАС Уральского округа от 12.03.2013 № Ф09-1738/13 по делу № А07-17097/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 06.03.2013 № Ф09-1186/13 по делу № А07-13172/2012.

[10] Постановление ФАС Уральского округа от 08.05.2013 № Ф09-3718/13 по делу № А07-15742/2012; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2013 по делу № А53-27244/2012; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.02.2013 по делу № А53-23349/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 19.11.2012 № Ф09-10338/12 по делу № А76-5106/2012.

[11] Постановление ФАС Центрального округа от 26.02.2013 по делу № А62-1546/2012; Постановление ФАС Центрального округа от 28.01.2013 по делу № А64-7051/2011; Постановление ФАС Центрального округа от 17.12.2012 по делу № А64-11157/2011.

[12] Пункт 5 Правил проведения государственной кадастровой оценки земель (утв. Постановлением Правительства РФ от 08.04.2000 № 316); Пункт 10 Федерального стандарта оценки «Цель оценки и виды стоимости (ФСО № 2)» (утв. Приказом Минэкономразвития РФ от 20.07.2007 № 255); Пункт 3 Федерального стандарта оценки «Определение кадастровой стоимости (ФСО № 4)» (утв. Приказом Минэкономразвития РФ от 22.10.2010 № 508).

[13] Определение Конституционного Суда РФ от 01.03.2011 № 275-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Баженова Вячеслава Валентиновича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 66 Земельного кодекса Российской Федерации».

[14] Постановление ФАС Уральского округа от 23.05.2013 № Ф09-3318/13 по делу № А76-17077/2012; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.05.2013 по делу № А33-14856/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.05.2013 по делу № А03-8192/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 25.04.2013 № Ф09-2489/13 по делу № А76-15140/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 27.03.2013 № Ф09-1201/13 по делу № А76-8627/12; Постановление ФАС Поволжского округа от 21.03.2013 по делу № А57-24371/2011; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.03.2013 по делу № А32-15797/2011, Постановление ФАС Поволжского округа от 20.03.2013 по делу № А55-32846/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.03.2013 по делу № А74-980/2012.

[15] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.03.2013 по делу № А74-1531/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.01.2013 по делу № А13-2637/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.09.2012 по делу № А74-300/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.09.2012 по делу № А74-3703/2011.

[16] Постановление ФАС Уральского округа от 06.05.2013 № Ф09-2373/13 по делу № А60-34183/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 05.04.2013 № Ф09-2313/13 по делу № А50-10115/2012; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.09.2012 по делу № А74-3625/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.09.2012 по делу № А74-3624/2011.

[17] Постановление ФАС Центрального округа от 28.01.2013 по делу № А54-5867/2010; Постановление ФАС Центрального округа от 18.01.2013 по делу № А64-12194/2011.

[18] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.05.2013 по делу № А05-9700/2012; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.04.2013 по делу № А74-3451/2012; Постановление ФАС Поволжского округа от 21.03.2013 по делу № А57-24371/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.03.2013 по делу № А74-3853/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.03.2013 по делу № А13-10377/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2013 по делу № А13-5882/2012; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 08.10.2012 № Ф03-4130/2012 по делу № А51-17480/2011; Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2012 по делу № А03-8556/2012; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2012 № 18АП-12741/2012 по делу № А76-15140/2012.

[19] Постановление ФАС Поволжского округа от 24.04.2013 по делу № А55-13351/2012; Постановление ФАС Центрального округа от 19.02.2013 по делу № А54-5864/2010; Постановление ФАС Уральского округа от 26.12.2012 № Ф09-12374/12 по делу № А76-805/1; Постановление ФАС Центрального округа от 24.12.2012 по делу № А54-5869/2010; Постановление ФАС Поволжского округа от 17.12.2012 по делу № А72-9976/2010; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.11.2012 по делу № А74-6230/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.09.2012 по делу № А74-3703/2011; Решение арбитражного суда Алтайского края от 20.08.2012 по делу № А03-6273/2012 (оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций);

[20] Постановление ФАС Уральского округа от 23.05.2013 № Ф09-3318/13 по делу № А76-17077/2012; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.05.2013 по делу № А33-14856/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.05.2013 по делу № А13-9878/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 05.04.2013 № Ф09-2313/13 по делу № А50-10115/2012; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2013 № 18АП-328/2013 по делу № А76-18546/2012; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2013 № 17АП-14179/2012-ГК по делу № А60-34183/2012; Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2012 по делу № А27-9156/2012; Решение арбитражного суда Кемеровской области от 08.08.2012 по делу № А27-13668/2012 (оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций).

[21] Постановление ФАС Центрального округа от 10.04.2013 по делу № А62-2777/2010; Постановление ФАС Поволжского округа от 20.03.2013 по делу № А55-32846/2011; Постановление ФАС Поволжского округа от 13.03.2013 по делу № А55-15439/2012; Постановление ФАС Поволжского округа от 10.12.2012 по делу № А65-15999/2011; Постановление ФАС Поволжского округа от 17.10.2012 по делу № А65-33809/2011; Решение арбитражного суда Алтайского края от 16.11.2012 по делу № А03-8192/2012 (оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций); Решение Арбитражного суда Самарской области от 06.11.2012 по делу № А55-7772/2011 (оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций);

[22] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.10.2012 по делу № А29-9636/2010; Постановление ФАС Центрального округа от 17.04.2012 по делу № А64-836/2011; Решение Арбитражного суда республики Татарстан от 11.10.2011 по делу № А65-13843/2011 (отменено судом апелляционной инстанции).

[23] Постановление ФАС Уральского округа от 21.03.2013 № Ф09-59/13 по делу № А50-6982/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 07.02.2013 № Ф09-12428/12 по делу № А60-12407/2012; Постановление ФАС Центрального округа от 23.01.2013 по делу № А14-11656/2011; Постановление ФАС Центрального округа от 18.01.2013 по делу № А64-12194/2011.

[24] Определение ВАС РФ от 03.04.2013 № ВАС-3160/13 по делу № А64-9672/2011; Постановление ФАС Уральского округа от 23.05.2013 № Ф09-3318/13 по делу № А76-17077/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 06.05.2013 № Ф09-2373/13 по делу № А60-34183/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 25.04.2013 № Ф09-2489/13 по делу № А76-15140/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.04.2013 по делу № А03-8556/2012; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.03.2013 № Ф03-919/2013 по делу № А51-7621/2012; Постановление ФАС Центрального округа от 26.02.2013 по делу № А62-1546/2012; Постановление ФАС Центрального округа от 06.02.2013 по делу № А64-5189/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.09.2012 по делу № А74-3625/2011; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.06.2012 по делу № А27-2245/2011.

[25] См. п. 8 Федерального стандарта оценки «Общие понятия оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки (ФСО № 1)» и п. 8 Федерального стандарта оценки «Определение кадастровой стоимости (ФСО № 4)».

[26] Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2012 по делу № А73-9593/2011; Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2012 по делу № А73-10266/2011

[27] Поветкина Е.Л., Деменькова Е.В. Проблемы пересмотра (оспаривания)кадастровой стоимости // Вестник ВАС РФ. 2012. № 2.

[28] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.04.2013 по делу № А13-2592/2012; Постановление ФАС Поволжского округа от 20.03.2013 по делу № А55-32846/2011; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.03.2013 по делу № А13-10377/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2013 по делу № А13-5882/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 19.02.2013 № Ф09-14350/12 по делу № А34-2025/2012; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.01.2013 по делу № А05-2394/2012; Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2013 по делу № А05-9700/2012; Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2012 по делу № А27-9156/2012.

[29] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18.04.2013 по делу № А53-27243/2012; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.04.2013 по делу № А53-23015/2012; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.04.2013 по делу № А53-25430/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 13.12.2012 № Ф09-11230/12 по делу № А76-7877/2012.

[30] Данная статья была введена в действие Федеральным законом от 22.07.2010 № 167-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 167-ФЗ). Согласно ч. 1 ст. 5 Закона № 167-ФЗ его положения не применяются к государственной кадастровой оценке земель, договоры на проведение которой были заключены до истечения шестидесяти дней после дня его официального опубликования (26.07.2010) и работы по проведению которой не завершились в указанный срок.

[31] Постановление ФАС Поволжского округа от 24.04.2013 по делу № А55-13351/2012

[32] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.02.2013 по делу № А27-13668/2012

[33] Определение ВАС РФ от 22.01.2013 № ВАС-15853/12 по делу № А50-11882/2011; Постановление ФАС Уральского округа от 23.05.2013 № Ф09-3318/13 по делу № А76-17077/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.04.2013 по делу № А27-16264/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.04.2013 по делу № А03-8556/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 25.02.2013 № Ф09-14395/12 по делу № А76-12678/2012; Постановление ФАС Поволжского округа от 10.12.2012 по делу № А65-15999/2011.

[34] Постановление ФАС Уральского округа от 15.05.2013 № Ф09-3592/13 по делу № А60-33568/12; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2013 по делу № А27-17487/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2013 по делу № А27-16075/2012.

[35] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.12.2012 по делу № А75-9668/2011;

[36] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.02.2013 по делу № А13-7400/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.12.2012 по делу № А03-5592/2012; Постановление ФАС Уральского округа от 17.10.2012 № Ф09-8233/12 по делу № А60-56011/11.

[37] Решение Арбитражного суда Свердловской области от 07.11.2012 по делу № А60-34183/2012 (оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций); Решение Арбитражного суда Свердловской области от 05.07.2012 по делу № А60-24288/2012 (не обжаловалось); Решение Арбитражного суда Свердловской области от 07.09.2012 по делу № А60-23608/2012 (оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций); Решение Арбитражного суда Свердловской области от 26.03.2012 по делу № А60-52354/2011 (не обжаловалось); Решение Арбитражного суда Челябинской области от 14.09.2012 по делу № А76-6522/2012 (оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций).

[38] Решение Арбитражного суда Свердловской области от 04.06.2013 по делу № А60-1602/2013 (не обжаловалось).

[39] Постановление ФАС Уральского округа от 13.03.2013 № Ф09-3710/12 по делу № А60-36593/2011.

[40] Постановление ФАС Поволжского округа от 21.03.2013 по делу № А57-24371/2011; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.02.2013 по делу № А27-13668/2012;

[41] Пункт 3 Правил проведения государственной кадастровой оценки земель (утв. Постановлением Правительства РФ от 08.04.2000 № 316)

[42] «В случаях определения рыночной стоимости…»

[43] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.03.2013 по делу № А32-12625/2012.

[44] Постановление Президиума ВАС РФ от 29.05.2012 № 17475/11 по делу № А65-8114/2011; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.02.2013 по делу № А32-24391/2011; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.06.2012 по делу № А66-3344/2011; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.04.2012 по делу № А05-6455/2011; Постановление ФАС Центрального округа от 19.09.2012 по делу № А64-12200/2011.