Вход на сайт
войти через:Войти через loginza

Сентябрь 2013 года

Отчет

о результатах мониторинга правоприменения

за сентябрь 2013 года

 

Медицинское право

(отчет составлен администратором проекта СПбГУ «Мониторинг правоприменения» по социальной сфере Бондаревой Е.А.)

 

Соблюдение правил об информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство медицинскими организациями

 

Целью проведения мониторинга правоприменения являлось изучение практики применения законодательства об информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство.

 В ходе проведения мониторинга была изучена практика арбитражных судов, связанная с привлечением медицинской организации к ответственности за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (ч. 3 и ч. 4 ст. 14.1 Кодекса об административных нарушениях). Также была изучена практика судов общей юрисдикции  по искам, связанным с возмещением вреда здоровью вследствие оказания некачественной медицинской помощи и с возмещением пациенту затрат на лечение. В совокупности было проанализировано 100 судебных решений.

 

Нормативные акты и их положения, мониторинг правоприменительной практики по которым проводился:

 

Статья 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от ноября 2011 г. № 323-ФЗ (ред. от 02.07.2013)

 

Статья 32 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1 (Документ утратил силу с 1 января 2012 года в связи с принятием Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ)

 

В результате анализа правоприменительной практики были выявлены следующие проблемы:

 1.     Правовое значение добровольного информированного согласия

 

По вопросу о правовом значении добровольного информированного согласия представляет интерес решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга по делу № 2-1936/2012 от 05 сентября 2012 года. Суд не установил нарушений из-за отсутствия информированного согласия в виду того, что  между недостатками в оформлении медицинской документации и развитием осложнения у пациента прямой причинно-следственной связи не имеется. К такому же выводу пришел Первореченский  районный суд г. Владивостока  в деле №2-23/11 от  03 июня 2011 года, опровергнув довод истца о том, что услуга без  предварительного информированного согласия является некачественной. В деле № А31-4138/2011 от 04 августа 2011 года арбитражный суд Костромской области поддержал доводы истца о предоставлении некачественной медицинской помощи ввиду отсутствия письменных информированных согласий пациентов на вмешательство.

В указанных решениях суды не учитывают, что проведение медицинского воздействия на организм пациента без его согласия может рассматриваться как физическое и психическое насилие над человеком, вследствие этого само лицо либо его законный представитель имеют право на возмещение вреда медицинской организацией не зависимо от результата лечения.

В деле № 2-3/2011 от 19 октября 2011 года  Биробиджанский районный суд ЕАО приходит к выводу, что «в отношении правомерного причинения вреда здоровью при оказании медицинской услуги возникает из такого юридического факта, как сделка, а не из поступка, события или административного акта. В динамике этого правоотношения осуществляются особые (профессиональные медицинские) действия, имеющие особый объект - здоровье. Осуществляемые в ходе медицинского вмешательства действия, чтобы быть правомерными, должны соответствовать своему основанию. Пациент, подписав заявление об информированном добровольном согласии пациента на медицинское вмешательство, изъявил свою волю в отношении своего здоровья и дал согласие на правомерное медицинское вмешательство». В деле № 2-4815/11 Московский районный суд г. Чебоксары также пришел к выводу, что пациент подписал информированное согласие на хирургическое вмешательство, а значит, был проинформирован о  возможных последствиях и осложнениях предстоящего оперативного вмешательства. По делу № 33-4403/2012 Воронежский областной суд 11 сентября 2012 года вынес определение, где пришел к выводу, что сохранение беременности после аборта не относится к рискам, указанным в информированном добровольном согласии.

Соответственно, судебная практика стоит на позиции, что согласие с последствиями исключает ответственность медицинской организации. Однако такие последствия должны быть непосредственно связаны с медицинским вмешательством и возможными врачебными рисками.

 2.     Содержание информированного добровольного согласия

 

Согласно ч. 1 ст. 20 Федерального закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее ФЗ № 323) необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия на основании предоставленной медицинским работником в  доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи. В соответствии с ч.7 ст. 20 ФЗ № 323 информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него оформляется в письменной форме, подписывается гражданином, одним из родителей или иным законным представителем, медицинским работником и содержится в медицинской документации пациента.

На практике возникает следующий вопрос: какую информацию должен включать в себя лист информированного добровольного согласия? Из положений ч. 7 ст. 20 ФЗ № 323 следует, что оно должно быть подписано пациентом и медицинским работником, о том, должен ли сам лист информированного согласия содержать информацию, перечисленную в ч. 1 ст. 20 ФЗ № 323, в законе не сказано.

На данный момент уполномоченным органом исполнительной власти (Министерство здравоохранения РФ, Федеральное медико-биологическое агентство) на основании ч. 8 ст. 20 Закона № 323-ФЗ установлена форма информированного добровольного согласия по некоторым видам медицинского вмешательства. Следует отметить, что в одних случаях (Приложение N 12 к приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 30 августа 2012 г. N 107н; Приложение к приказу Минздравсоцразвития России от 17 мая 2007 г. N 335)  в форму информированного добровольного согласия включается информация о возможных последствиях медицинского вмешательства. В других случаях содержатся краткие формулировки, подтверждающие наличие разъяснений врача (Приложение № 2 к приказу ФМБА России от 30 марта 2007 г. N 88; Приложение к приказу Минздравсоцразвития России от 26 января 2009 г. N 19н). 

Из анализа практики судов следует, что понимание требований к информированному добровольному согласию не является единым.

В решении по делу № А56-11448/2013 от 6 мая 2013 года Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области видно, что Роспотребнадзор ссылался на то, что подпись пациента не может быть расценена в качестве информированного добровольного согласия, так как до пациента не доведена информация о связанном с ним риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях и результатах. Суд в решении по данному делу констатировал, что закон не устанавливает строгой формы согласия, а значит наличия подписи в медицинской документации достаточно, чтобы признать наличие согласия на вмешательство.

В практике судов общей юрисдикции встречается противоположная точка зрения, что ссылка ответчика на информированное добровольное согласие не может быть принята во внимание, поскольку доказательств дачи такого согласия на основе представленной в доступной форме полной информации не имеется (Решение по делу №33-1926 от 25.02.2013 г. Пермского краевого суда). В решение Нижегородского районного суда № 11-42/2011 суд посчитал недостаточным наличие заполненного компьютерным образом бланка без пометок врача с показаниями применительно к конкретному пациенту. При отсутствии в бланке информированного согласия предупреждения о возможности возникновения конкретного заболевания суд, ввиду отсутствия доказательств  дачи разъяснений пациенту, не признает наличие добровольного информированного согласия на оказание медицинской услуги. В решение по делу № 2-271/12 Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 23 июля 2012 года суд пришел к выводу, что информация, указанная в ч. 1 ст. 20 ФЗ № 323 (о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи) должна в полной мере содержаться в медицинской документации.

 3.     Объем информации о медицинской услуге, которую необходимо предоставить пациенту

 

Медицинский работник должен предоставить пациенту такой объем информации, чтобы его решение согласиться на медицинское вмешательство было осознанным. Согласно ч. 1 ст. 20 ФЗ № 323 пациенту должна быть предоставлена информация о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиям, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

На практике неоднозначно решается вопрос о том, какой объем информации о медицинской услуге является необходимым и достаточным для того, чтобы считать, что согласие пациента выражено на основе добровольного согласия. В деле № 2-08/2012 суд Ленинского района г. Кемерово пришел к выводу, что пациенту была предоставлена недостаточная информация, так как врач не перечислил все возможные заболевания, обратных доказательств врач представить не смог, что еще раз подчеркивает сложность доказывания в случае дачи устных разъяснений.

Реализация обязанности дачи разъяснений вызывает трудности у врача при обслуживании пациента в связи с отсутствием времени.

Данная проблема непосредственно связана с вопросом о промежутке времени между подписанием информированного согласия и медицинским вмешательством. Подписание информированного добровольного согласия по закону должно осуществляться до осуществления медицинских мероприятий. Однако на практике встречаются нарушения данного права.  В решение по делу № 33-2492/2011 от 31 августа 2011 года Липецкого областного суда пациентке дали подписать лист информированного согласия после медицинского вмешательства. Аналогичная ситуация рассматривается Октябрьским районным судом г. Рязани по делу №2-970/2010 от 24 декабря 2010 года. В деле  № 2-9162/2012 (Решение  Вологодского городского суд от 04 октября 2012) года информированное добровольное согласие было предложено подписать непосредственно перед медицинским вмешательством без дачи разъяснений.

В соответствии со спецификой регулируемых отношений, связанными с медицинским вмешательством рисками, а также необходимости автономного принятия лицом решения, связанное с его жизнью и телесной неприкосновенностью, необходимо установить такие сроки, которые позволят лицу осознавать решения, получить, при необходимости, дополнительную информацию и принять решение.

 4.     Информированное добровольное согласие как часть медицинской документации

 

От решения вопроса о том, является ли информированное добровольное согласие учетной медицинской документацией, зависит возможность привлечения медицинской организации к административной ответственности за нарушение лицензионных требований (ч.3, ч. 4 ст. 14.1 КоАП), а именно, за неведение учетной и отчетной медицинской документации. 

На практике сложилась тенденция по признанию информированного добровольного согласия медицинской документацией. В деле № А32-34265/2010 от 06 апреля 2011 года Арбитражный суд Краснодарского края пришел к выводу, что «все документы, которые составлены или должны быть составлены при оказании медицинских услуг, относятся к категории первичной медицинской документации. В связи с этим информированное согласие  пациента на медицинское вмешательство так же относится к медицинской документации. Надлежащим доказательством информированного добровольного согласия пациента на медицинское вмешательство является документ, подтверждающий такое информирование». Такая же позиция высказана в следующих решениях: № А32-37320/2010 от 06 июня 2011г. АС Краснодарского края, № А32-12036/2011 от  18 июля 2011г. АС Краснодарского края,  № А32-42583/2011 от  19.01.2012 г. АС Краснодарского края, № А32-30900/2011 от 18 октября 2011 года АС Краснодарского края, №  А32-15218/2011 от 05 сентября 2011 года АС Краснодарского края.

В соответствие с ч.7 ст. 20 ФЗ № 323 информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство содержится в медицинской документации пациента. Отсюда следует, что понимать «медицинскую документацию» следует в узком смысле, как медицинскую карту амбулаторного или стационарного больного, а само информированное добровольное согласие рассматривать как ее часть, но не самостоятельный учетный медицинский документ.

 5.     Включение в лист информированного добровольного согласия условий платности оказываемых медицинских услуг

 

При изучении судебных решений было обнаружено, что в информированное добровольное согласие медицинские организации включают согласие на оказание платных медицинских услуг вместо услуг, оплачиваемых Фондом обязательного медицинского страхования. В определении № 22-6190/2012 от 14 августа 2012 года Пермский краевой суд указал на правомерность такого согласия, включающего два варианта получения медицинских услуг (за счет средств ОМС либо за счет средств самого пациента). В деле № 2-81/12 308 от  03 апреля 2012 года мировой суд Ногинского судебного района Московской области также посчитал возможным одновременное подписание информированного добровольного согласия и договора на оказание медицинской услуги как альтернативы лечению за счет средств ОМС. Те же доводы изложены в  решение по делу № 2-1343/11 от  21 апреля 2011 года Выборгским районным судом Санкт-Петербурга. Таким образом, подписывая один документ – информированное добровольное согласие, пациент одновременно подписывает добровольное согласие на оплату медицинской услуги за свой счет и договор об оказании платных медицинских услуг.

Однако при наличии  только подписанного согласия на оказание услуги за счет пациента суд не признает наличие информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. В решение по делу №2-223/13 от 17 апреля 2013 года Санкт-Петербургский городской суд пришел к выводу, что согласие на приобретение для лечения истца спорного препарата не является по своему смыслу предусмотренным ст. 20 Федерального Закона № 323-ФЗ информированным добровольным согласием пациента или его законного представителя.

 6.     Соотношение информированного добровольного согласия и договора на оказание медицинских услуг

 

К договору оказания медицинских услуг применяются правила о возмездном оказании услуг (глава 39 Гражданского кодекса РФ). Включение в договор об оказании медицинской услуги информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство не противоречит ст. 20 ФЗ № 323. В свою очередь, хотя в главе 39 ГК РФ нет специальных требований к форме договора, договор, включающий информированное добровольное согласие, должен быть заключен в письменной форме для соблюдения требований ч. 7 ст. 20 ФЗ № 323.

Однако анализ судебной практики показывает, что даже при включении в договор положений о процедуре вмешательства и рисков, связанных с ним, информированное добровольное согласие считается не подписанным. В решение Арбитражного суда Самарской области по делу № А55-15291/2012 от 04 июня 2012 года  ответчик ссылается на то, что договор на оказание платных медицинских услуг, подписанный лично пациенткой и содержащий положения об информированном добровольном согласие на медицинское вмешательство, которое также являлось его неотъемлемой частью, является однозначным подтверждением волеизъявления пациентки на медицинское вмешательство. Суд, исходя из понимания информированного добровольного согласия как медицинской документации, регламентирующей действия, связанные с оказанием услуг, сделал вывод о том, что пациенту необходимо подписывать отличный от договора на оказание медицинских услуг документ. 

Оказание медицинской услуги на практике ставится в зависимость от подписания добровольного информированного согласия. Пациент лишается права на оказание медицинской помощи в случае не подписания информированного согласия в связи с несогласием с его отдельными положениями (например, методами лечения). В решение по делу № 2-3018/12 от 10 сентября 2012 года Октябрьский районный суд г. Самары пишет, что  «воля на заключение договора не может быть поставлена в зависимость от того, будет или не будет впоследствии пациентом дано информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство в соответствии с требованиями закона, либо вообще будет принято решение о проведении медицинского вмешательства без согласия пациента. Договор возмездного оказания медицинских услуг отражает взаимоотношения между медицинской организацией как юридическим лицом (исполнителем услуг) и пациентом как заказчиком данных услуг (т.е. правовой, экономический аспект правоотношений). А информированное согласие пациента на медицинское вмешательство - это медико-правовая категория, регулирующая взаимоотношения «пациент-врач».

 7.     Считается ли информированное добровольное согласие подписанным, при неодобрении такового одним из родителей

 

Согласно ч.2 ст. 20 ФЗ № 323 информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство в отношении ребенка дает один из родителей. Санкт-Петербургский городской суд рассматривал дело № 33-1917/2013, в котором было установлено, что добровольное информированное согласие на проведение профилактической прививки несовершеннолетнему было оформлено матерью ребенка. Однако отец в процедурном кабинете высказал несогласие с проводимым медицинским мероприятием.

На данный момент законодательство не содержит норм о порядке разрешения разногласий, а связывает возможность медицинского вмешательства с получением информированного добровольного согласия от одного из родителей ребенка.

Суд в указанном деле пришел к выводу, что сам по себе факт предъявления отцом устного требования прекратить указанную процедуру, при наличии информированного согласия другого родителя, не дает оснований для вывода о её незаконности и о её несоответствии интересам ребенка. В подтверждение своих выводов суд ссылается на то, что Приказом Минздравсоцразвития РФ от 26.01.2009 г. N 19н, предполагает письменную форму отказа от проведения прививки с подтверждением информированности заявителя о возможных последствиях.

В свою очередь,  возникает вопрос, что делать, если второй родитель написал письменный отказ от медицинского вмешательства? Чему отдать приоритет: согласию одного родителя или отказу другого?

 

Суды общей юрисдикции

1. Решение Биробиджанского районного суда Еврейской автономной области от 19 октября 2011 года по делу № 2-3/2011

2. Решение суда Ленинского района г. Кемерово по делу № 2-08/2012

3. Решение Железнодорожного районного суда г. Красноярска от от 6 апреля 2012 года по делу №2-10/201

4. Решение Первореченского районного суда г. Владивостока от 3 июня 2011 года по делу № 2-23/2011

5. Решение Староюрьевского районного суда Тамбовской области от 12 февраля 2013 года по делу № 2-74/2013

6. Решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 17 июня 2011 года по делу № 2-80/2011

7. Решение мирового суда судебного участка № 308 Ногинского судебного района Московской области от  3 апреля 2012 года по делу № 2-81/2012

8. Решение Камышловского городского суда Свердловской области от 5 марта 2012 года  по делу № 2-1/2012                

9. Решение мирового суда судебного участника № 308 Ногинского судебного района Московской области от 19 июля 2012 года  по делу № 2-213/2012       

10.   Определение Санкт-Петербургского городского суда от 17 апреля 2013 года № 33-6161

11.   Решение Железнодорожного районного суд г. Екатеринбурга от  23 июля 2012 года по делу № 2-271/2012

12.  Решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 25 июля 2011 года  по делу  № 2680/2011

13.   Решение Октябрьского районного суда г. Рязани от 24 декабря 2010 года по делу  № 2-970/2010                 

14.   Решение Ленинского районного суда г. Перми от 31 октября 2011 года по делу  № 2-1276/2011

15.   Решение Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 21 апреля 2011 года по делу № 2-1343/2011

16.   Решение Советского районного суда г. Омска от 5 июня 2012 года по делу № 2-1744/2012

17.   Решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 5 сентября 2012 года по делу № 2-1936/2012

18.   Решение Октябрьского районного суда г. Самары от 10 сентября 2012 года по делу № 2-3018/2012

19.   Решение Московского районного суда г. Чебоксары по делу № 2-4815/2011

20.   Решение Московского районного суда г. Чебоксары по делу № 2-6148/2012

21.   Решение Вологодского городского суда Вологодской области от 4 октября 2012 года по делу № 2-9162/2012

22.   Решение Нижегородского районного суда г. Новгорода по делу № 11-42/2011

23.   Определение Пермского краевого суда от 14 августа 2012 года по делу № 22-6190/2012

24.   Определение Пермского краевого суда от 25 февраля 2013 года по делу № 33-1926/2013

25.   Определение Липецкого областного суда от 31 августа 2011 года по делу № 33-2492/2011

26.   Определение Санкт-Петербургского городского суда от 12 февраля 2013 года по делу №  33-1917/2013

27.   Определение Саратовского областного суда от 16 мая 2012 года по делу № 33-2472

28.   Определение Воронежского областного суда от 11 сентября 2012 года по делу № 33-4403

29.   Определение Костромского областного суда от 17 сентября 2012 года по делу № 33-1336

30.   Решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 11 января 2011 года по делу № 2-6/2011

31.   Решение Центрального районного суда г. Барнаула от 13 января 2011 года по делу № 2-42/2011

32.   Решение Октябрьского районного суда г. Томска от 11 августа 2010 года по делу № 2-135/2010

33.   Решение Ленинского районного суда г. Саратова от 17 февраля 2012 года по делу № 2-214/2012

34.   Решение Ишимского городского суда Тюменской области от 16 декабря 2011 года по делу № 2-215/2011

35.   Решение Сковородинского районного суда Амурской области от 20 декабря 2011 года по делу № 2-370/2011

36.   Решение Михайловского районного суда Волгоградской области от 11 апреля 2012 года по делу № 2-545/2012

37.   Решение Невинномысского городского суда Ставропольского края от 13 июля 2011 года по делу № 2-904/2011

38.   Решение Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 6 декабря 2011 года по делу № 2-1328/2011

39.   Решение Октябрьского районного суда г. Новороссийска от 22 августа 2011 года по делу № 2-2102/2011

40.   Решение Ленинского районного суда г. Саратова от 17 декабря 2010 года по делу № 2-2540/2010

41.   Решение Октябрьского районного суда г. Новороссийска Краснодарского края от 21 августа 2012 года по делу № 2-2901/2012

42.   Решение Промышленного районного суда г. Ставрополь от 14 сентября 2011 года по делу № 2-3843/2011

43.   Решение Одинцовского городского суда Московской области по делу № 2-4199/2011

44.   Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 2 декабря 2010 года по делу № 2-4224/2010

45.   Определение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 28 декабря  2011 года по делу № 2-6901/2011

46.   Определение Псковского областного суда от 25 января 2011 года по делу № 33-123

47.   Определение суда Еврейской автономной области от 16 декабря 2011 года по делу № 33-564/2011

48.   Определение Магаданского областного суда от 2 августа 2011 года по делу № 33-888/2011

49.   Определение Самарского областного суда от 22 февраля 2011 года по делу № 33-943/2011

50.   Определение Липецкого областного суда от 31 июля 2012 года по делу № 33-1093/2012

51.   Определение Магаданского областного суда от 6 сентября 2011 года по делу № 2-2549/2011

52.   Определение Псковского областного суда от 15 ноября 2011 года по делу № 33-1499/2011

53.   Определение Вологодского областного суда от 29 августа 2012 года по делу № 33-3508/2012

54.   Определение Тюменского областного суда от 18 июля 2011 года по делу № 33-3544/2011

55.   Определение Томского областного суда от 9 декабря 2011 года по делу № 33-3794/2011

56.   Решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 19 декабря 2011 года по делу № 2 – 4579/ 2011

57.   Определение Кемеровского областного суда от 1 июня 2011 года по делу № 33-5779/2011

58.   Определение Санкт-Петербургского городского суда от 2 июня 2011 года по делу № 2-97/2011

59.   Определение Санкт-Петербургского городского суда от 5 июля 2011 года по делу № 2-174/2011

60.   Определение Санкт-Петербургского городского суда от 3 апреля 2012 года № 33-4095/2012

 

Арбитражные суды

61.  Решение Арбитражного суда Ивановской области по делу №А17-2407/2013 от 26 июня 2013 года

62.   Решение Арбитражного суда Костромской области по делу № А31-4138/2011 от 4 августа 2011 года

63.  Решение Арбитражного  суда  Костромской области по делу  № А31-5433/2010 от 26 октября 2010 года

64.  Решение Арбитражного суда Краснодарского края по делу  № А32-12036/2011 от 18 июля 2011 года

65.  Решение Арбитражного суда Краснодарского края по делу  № А32-15218/2011 от 5 сентября 2011 года

66.  Решение Арбитражного  суда  Краснодарского края по делу  № А32-30900/2011 от 18 октября 2011 года

67.  Решение Арбитражного  суда  Краснодарского края по делу  № А32-37320/2010 от 6 июня 2011 года

68.  Решение Арбитражного  суда  Краснодарского края по делу № А32-42583/2011 от 19 января 2012 года

69.  Решение Арбитражного  суда  Краснодарского края по делу  № А32-44623/2011 от 12 января 2012 года

70.  Решение Арбитражного  суда  Пермского края по делу  № А50-7919/2013 от 19 июня 2013 года

71.  Решение Арбитражного  суда  Самарской области по делу  № А55-15291/2012 от 4 июня 2012 года

72.  Решение Арбитражного  суда  Самарской области по делу  № А55-26781/2012 от 18 октября 2012 года

73.  Решение Арбитражного  суда  Костромской области по делу  № А31-7194/2010 от 15 октября 2010 года

74.  Решение Арбитражного  суда  Краснодарского края по делу  № А32-34265/2010 от 18 января 2010 года

75.  Решение Арбитражного  суда  Республики Саха (Якутия) по делу  № А58-2579/2012 от 11 июля 2012 года

76.  Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу  № А56-23848/2010 от 27 мая 2010 года

77.  Решение Арбитражного  суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-10427/2011 от 3 августа 2011 года

78.  Решение Арбитражного  суда  города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу  № А56-11348/2012 от 18 апреля 2012 года

79.  Решение Арбитражного  суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу  № А56-13377/2013 от 14 мая 2013 года

80.  Решение Арбитражного  суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-24033/2012 от 8 июня 2012 года

81.  Решение Арбитражного  суда  города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу  № А56-11448/2013 от 6 мая 2013

82.  Решение Арбитражного  суда  города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу  № А56-52961 от 16 ноября 2011 года

83.  Решение Арбитражного  суда  города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу  № А56-21065/2012 от 14 мая 2012 года

84.  Решение Арбитражного суда Московской области по делу  № А41-41486/2011 от 31 октября 2012 года

85.  Решение Арбитражного суда Красноярского края по делу № А33-11226/2012 от 4 сентября 2012 года

86.  Решение Арбитражного суда Самарской области по делу № А55-16646/2012 от 19 июня 2012 года

87.  Решение Арбитражного  суда  Смоленской области по делу  № А62-3438/2012 от 29 июня 2012 года

88.  Решение Арбитражного  суда Смоленской области по делу  № А62-3437/2012 от 14 июня 2012 года

89.  Решение Арбитражного  суда  Алтайского края по делу  № А03-8093/2012 от 6 августа 2012 года

90.  Решение Арбитражного суда Тамбовской области по делу №А64-676/2013 от 17 апреля 2013 года

91.  Постановление Второй арбитражного апелляционного суда по делу № А31-7194/2010 от 24 ноября 2010 года

92.  Постановление Пятнадцатый арбитражного апелляционного суда по делу № А32-34265/2010 от 6 апреля 2011 года

93.  Постановление Четвертый арбитражного апелляционного суда по делу № А58-2579/2012 от 19 ноября 2012 года

94.  Постановление Десятый арбитражного апелляционного суда по делу № А41-41486/12 от 13 декабря 2012 года

95.   Постановление Третий арбитражного апелляционного суда по делу № А33-11226/2012 от 24 октября 2012 года

96.  Постановление Одиннадцатый арбитражного апелляционного суда по делу № А55-16646/2012 от 22 августа 2012 года

97.  Постановление Двадцатый арбитражного апелляционного суда по делу № А62-3438/2012 от 15 августа 2012 года

98.  Постановление Двадцатый арбитражного апелляционного суда по делу № А62-3437/2012от 19 июля 2012 года

99.   Постановление Седьмой арбитражного апелляционного суда по делу № А03-8093/2012 от 27 сентября 2012 года

100. Определение  Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № ВАС-1955/2013 от 6 марта 2013 года


 

Образовательное право 

 (эксперт – к.ю.н., ассистент кафедры теории и истории

государства и права СПбГУ Васильев И.А.)

 

Методика сбора правоприменительной практики

Рабочей группой проекта «Мониторинг правоприменения» в области «Образовательное право» в сентябре 2013 г. исследованы особенности исполнения договора о целевом обучении лицами, получившими среднее или высшее профессиональное образование по целевому набору, заключившими соответствующий договор с органами государственной власти, местного самоуправления и юридическими лицами. В целях изучения юридической техники правовых актов и возможных проблем в процессе правоприменения, был произведён сбор и анализ норм законодательных и подзаконных актов Российской Федерации,  а также были произведены поиск, обобщение и анализ за 2010-2013 календарные годы правоприменительной практики судов общей юрисдикции. Предметом исследования выступали правоприменительные решения первой инстанций органов судебной власти Астраханской и Воронежской областей, республики Башкортостан, Красноярского и Приморского краёв, Тюменской области. Тип нормативно-правовых актов: постановление, приказ; количество нормативно-правовых актов по заявленной проблематике раздела: 5. Вид правоприменительного судебного производства – общая юрисдикция, гражданское судопроизводство; тип найденных правоприменительных решений: решение;  количество правоприменительных решений по заявленной проблематике раздела: 5.

Нормативный акт (акты) и их положения, мониторинг правоприменительной практики по которым проводился:

 1.                Постановление Администрации Приморского края от 5 марта 2010 г. № 82-па «О формировании заявок на целевой прием и целевую контрактную подготовку специалистов с высшим профессиональным образованием». Нормативно-правовым актом регламентируется перечень специальностей (направлений подготовки) высшего профессионального образования, приоритетных для отраслей экономики Приморского края, на которые производится целевой прием и целевая контрактная подготовка специалистов с высшим профессиональным образованием на 2010-2015 годы по заявкам Администрации Приморского края. Мониторинг норм проводится, во-первых, в части определения бюджета, за счёт средств которого производится финансирование обучения лиц, зачисленных в образовательную организацию высшего образования по целевому типу конкурса. В рассматриваемом правовом акте, такой порядок утвержден исключительно за счет средств федерального бюджета, а не за счет средств бюджета Приморского края. Во-вторых, исследование затрагивает возможность возложения обязанности на Департамент образования и науки края по принятию списков выпускников образовательных организаций среднего образования.

2.                Положение о министерстве здравоохранения Красноярского края и установлении предельной численности государственных гражданских служащих и иных работников министерства здравоохранения Красноярского края», утверждённое Постановлением Правительства Красноярского 07.08.2008 N 31-п, в отношении определения компетенции министерства, а именно обеспечения предоставления среднего профессионального, дополнительного профессионального образования в краевых государственных образовательных учреждениях среднего профессионального, дополнительного профессионального образования.

3.                Порядок приёма граждан в образовательные учреждения высшего профессионального образования, утверждённого приказом Министерства образования и науки России от 28.12.2011 г. № 2895, в отношении норм, регламентирующих размещение пофамильного перечня лиц, успешно прошедших вступительные испытания. Зачисление поступающих для обучения на первый курс по программам бакалавриата и программам подготовки специалиста, за исключением поступающих для получения образования по заочной форме обучения, должно осуществляется, в частности, 30 июля. Регламентации возможности публикации единого перечня абитуриентов 30 июля, без выделения отдельного списка лиц, поступавших по целевому приёму, в нормах Порядка не содержится

4.                Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении), утверждённое Постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2008 г. N 71. Нормами пункта 26 Положения регламентировано, что объём и структура приёма обучающихся за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации определяются в порядке, устанавливаемом органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

5.                 Типовое положение о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием, утверждённое Постановлением Правительства РФ от 19 сентября 1995 г. N 942. Нормы пункта 8 Положения предусматривают, что объемы и порядок организации целевой контрактной подготовки специалистов из числа лиц, обучающихся за счет бюджетов субъектов Российской Федерации, устанавливаются соответствующими органами исполнительной власти по согласованию с учебными заведениями.

Проблемы, выявленные в ходе мониторинга правоприменительной практики и позиции правоприменительных органов по указанным проблемам:

В настоящем отчёте мы обобщили и проанализировали правоприменительную практику, позволившую нам сделать выводы по трём основным проблемам:

1.                Легальность регламентации целевой контрактной подготовки специалистов в образовательных организациях высшего образования, расположенных на территории субъекта федерации и финансируемых из средств федерального бюджета, нормативно-правовым актом органа исполнительной власти данного субъекта.

Указанный вопрос в правоприменительной практике возник в связи с исследованием правового регулирования органами исполнительной власти субъекта федерации отношений по целевому набору в образовательные организации за счёт средств федерального, а не регионального бюджета. По мнению отдельных органов власти, обязанность департамента образования и науки субъекта федерации ежегодно принимать от муниципальных образований списки выпускников образовательных организаций  фактически ущемляет гарантированное нормами статьи 12 Конституции Российской Федерации право органов местного самоуправления на самостоятельность. Подобная обязанность органа государственной власти, по мнению надзирающих инстанций, является, также и ограничением права юридических и физических лиц (выпускников образовательных организаций-школ) на заключение договоров о целевом обучении с образовательными организациями высшего образования, минуя органы государственной власти. Необходимо отметить, что нормы подобных правовых актов не ограничивают право органов местного самоуправления, иных физических и юридических лиц напрямую взаимодействовать с образовательными организациями высшего образования, расположенными на территории субъекта федерации, в вопросе подготовки необходимых для муниципальных образований специалистов с высшим профессиональным образованием.  В соответствии с образовательным законодательством, упомянутые субъекты вправе самостоятельно заключать с образовательными организациями договоры на целевую контрактную подготовку специалистов по необходимым специальностям, в том числе с финансированием данной подготовки за счёт средств муниципального бюджета. Заявки от субъекта федерации могут формироваться и на места, финансируемые из федерального бюджета, поскольку законодательство в области образования допускает осуществлять подобную целевую подготовку по данной схеме. Отдельные нормативно-правовые акты субъектов федерации, регламентирующие целевую контрактную подготовку специалистов в образовательных организациях высшего образования, расположенных на территории данного субъекта, и финансируемые из средств федерального бюджета, преследуют  цель координации работы в данном направлении. В соответствии с образовательным законодательством, для осуществления своей деятельности образовательные организации высшего образования используют средства, полученные ими из соответствующих бюджетов и иных источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации. Определённые сложности системного толкования подобных правовых актов связаны с нормами пункта 26 «Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении)», а также пункта 8 «Положения о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием». Пункт 26 Типового положения регламентирует, что объём и структура приёма обучающихся за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации определяются в порядке, устанавливаемом органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Нормы пункта 8 Положения предусматривают, что объемы и порядок организации целевой контрактной подготовки специалистов из числа лиц, обучающихся за счет бюджетов субъектов Российской Федерации, устанавливаются соответствующими органами исполнительной власти по согласованию с учебными заведениями. Процитированные нами нормы следует применять, как обоснованно указал правоприменитель, только в отношении правовой регламентации статуса образовательных организаций, финансируемых за счет бюджета субъекта Российской Федерации, а также статуса обучающихся за счёт средств регионального бюджета. Следовательно, в случае отсутствия на территории субъекта федерации учреждённых им образовательных организаций, финансируемых за счёт средств регионального бюджета, органы исполнительной власти субъекта имеют право на нормативную регламентацию порядка формирования заявок на целевой приём и целевую контрактную подготовку за счёт средств федерального бюджета.

Пример правоприменительного решения: решение Приморского краевого суда по делу № 3-57/10 от 12 июля 2010 г. 

2.                Наличие полномочий у органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации-края в отношении согласования договоров о целевом обучении.

Исследуемая проблема обусловлена сложностью восприятия обучающимися по целевому договору обязанности одной из сторон (органа государственной власти) по их трудоустройству после получения высшего образования. Трёхсторонний договор о целевом обучении предусматривает в качестве обязательного условия трудоустройство выпускника у работодателя, определяемого одной из сторон – органом государственной или муниципальной власти, расположенного на территории конкретного субъекта федерации. Данная сторона обязывает себя согласованием условий трудового договора с лицом, окончившим обучение в рамках целевого набора, а также предоставлением рабочего места. Особенности формулирования условий договора о целевом обучении на территории края как субъекта федерации заключаются в невозможности закрепления гарантии трудоустройства в ином регионе, входящего в состав края. Выданное целевое направление органами государственной власти указывает на подготовку специалиста для конкретных органов власти или государственных  учреждений, расположенных на территории конкретного субъекта федерации. Нормы договора должны содержать конкретные указания на работодателя и срок выполнения трудовых функций выпускником, получившим образование по целевому договору. Следовательно, орган государственной власти субъекта федерации – края не обладает полномочиями по согласованию договора о трудоустройстве выпускника, получившего высшее образование по целевому направлению, выданному органом государственной власти субъекта, входящего в состав края

Пример правоприменительного решения: решение Центрального районного суда г. Красноярска по делу № 2-4552/2011 от 01 июля 2011 г.

3.                Зачисление абитуриента, в случае, если конкурс на целевое место не обеспечен, невозможно по данному типу конкурса, место должно быть передано в общий конкурс, а процедура передачи оформлена протоколом приёмной комиссии.

Проблема освящена в правоприменительной практике в связи с казусом зачисления студента, без его участия в целевом типе конкурса, при этом документального подтверждения деятельности приёмной комиссии по данному вопросу не существовало и протокол решения, как следствие, отсутствует. Отсутствием целевого конкурса является одно поданное заявление на одно место, следовательно, абитуриент, подавший подобное заявление, считается участвующим в общем типе конкурса и не может быть зачислен в даты целевого конкурса. Также, на другое целевое место по конкретной специальности была выделена контрольная цифра приёма, но в связи с отсутствием заявки, оно передано в общий конкурс, однако документального подтверждения проведения указанной процедуры не было представлено.  Количество целевых мест не может быть увеличено в ходе приёмной кампании, вступительных испытаний и процедуры зачисления. В случае, если сторона-заказчик по договору о целевом обучении не обеспечивает конкурс направленных на целевые места, приёмная комиссия обязана уменьшить количество выделенных целевых мест, поставить в известность об этом соответствующие государственные или муниципальные органы и поступающих на целевые места. Все процедуры по целевому приему оформляются протоколами приёмной комиссии. Целевые места, оставшиеся вакантными после сдачи вступительных испытаний и зачисления, предоставляются лицам, участвующим в общем конкурсе по соответствующим направлениям подготовки (специальностям). Таким образом, в случае, если конкурс на целевое место не был обеспечен органом государственной (муниципальной) власти или государственным (муниципальным) учреждением, данное место должно быть передано в общий конкурс, а процедура передачи в обязательном порядке оформлена протоколом приёмной комиссии.

Пример правоприменительного решения: решение Ахтубинского района Астраханской области по делу № 5-551/2012 от 23 октября 2012 г.

4.                Включение в пофамильный перечень лиц, успешно прошедших вступительные испытания, абитуриентов, поступающих на места, выделенные для целевого приёма.

Проблема в правоприменительной практике заключается в ответе на вопрос о возможности включения в пофамильный перечень лиц, успешно прошедших вступительные испытания, абитуриентов, поступающих на места, выделенные для целевого приёма. Нормы пункта 73 Порядка приёма граждан в образовательные учреждения высшего профессионального образования, утвержденного приказом Министерства образования и науки России от 28.12.2011 г. № 2895, регламентируют размещение пофамильного перечня лиц, успешно прошедших вступительные испытания. Так, зачисление поступающих для обучения на первый курс по программам бакалавриата и программам подготовки специалиста, за исключением поступающих для получения образования по заочной форме обучения, должно осуществляется, в частности, 30 июля. В указанную дату происходит объявление и размещение на официальном сайте образовательной организации и на информационном стенде приемной комиссии: приказа о зачислении определённых категорий лиц, включая абитуриентов, поступающих на места, выделенные для целевого приема. При этом, как указывает правоприменитель, нормы данной статьи сформулированы подобным образом, что возможно сделать обоснованный вывод об отсутствии категоричного запрета на внесение лиц,  поступающих на  места, выделенные для целевого приема, в общий пофамильный перечень лиц, успешно прошедших вступительные испытания.  

Пример правоприменительного решения: Решение мирового судьи судебного участка № 2 Центрального АО г. Тюмени по делу №  5-2598/2012 от 19 декабря 2012 г.

5.                Недопустимость выделения контрольных цифр для целевого приёма граждан в пределах бюджетных мест по национальному признаку.

Проблема была обусловлена первоначальной редакцией Постановления Правительства Республики Башкортостан от 28.12.2007 г. № 382 «О государственной программе «Башкиры Российской Федерации» на 2008-2017 годы». Даная программа предусматривает ежегодное формирование плана целевого приема абитуриентов в государственные образовательные учреждения высшего и среднего образования, расположенные на территории Республики Башкортостан, и представление его на утверждение в Правительство Республики. Нормы программы регламентировали выделение бюджетных мест в образовательных организациях высшего образования и среднего профессионального образования Республики Башкортостан для представителей башкирской национальности из регионов Российской Федерации согласно плану целевого приема абитуриентов из субъектов Российской Федерации в государственные образовательные организации. Между тем согласно нормам статьи 19 Конституции Российской Федерации государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. В части подзаконной регламентации, в развитие норм Конституции, приказами Министерства образования и науки Российской Федерации от 21.10.2009 № 442 «Об утверждении порядка приема граждан в имеющие государственную аккредитацию образовательные учреждения высшего профессионального образования», и от 15.01.2009 №4 «Об утверждении порядка приема в имеющие государственную аккредитацию образовательные учреждения среднего профессионального образования» регламентирован вопрос целевого приёма. Правительством Республики Башкортостан был принят нормативно-правовой акт, устраняющий противоречия оспариваемого постановления Правительства Республики Башкортостан № 382 от 28 декабря 2008 г. с действующим федеральным законодательством. При этом, как указывает правоприменитель, в действующей системе образовательного права прямо не предусмотрен целевой приём граждан в пределах бюджетных мест по определённым группам признаков, в частности, по национальному.

Пример правоприменительного решения: Решение Верховного суда Республики Башкортостан по делу (номер обезличен) от 08 сентября 2010 г.

 

Позиция эксперта по выявленным проблемам, причинам их возникновения и возможным путям их решения

Выявленные в ходе мониторинга правоприменения нормативно-правовых актов Российской Федерации и решений органов судебной власти общей юрисдикции, проблемы исполнения условий договора о целевом обучении лицами, получившими высшее образование по целевому набору, заключившими соответствующий договор с органами государственной власти или местного самоуправления и возможные пути их решения:

1.                     Вменяя департаменту образования и науки Приморского края в обязанность ежегодно принимать от муниципальных образований списки выпускников общеобразовательных учреждений, Администрация Приморского края, как мы установили, не ущемляет право органов местного самоуправления самостоятельно заключать с образовательными организациями высшего образования договоры об организации целевого приёма и целевой контрактной подготовки специалистов с высшим образованием.  Нормы образовательного законодательства следует применять только в отношении правовой регламентации статуса образовательных организаций, финансируемых за счет бюджета субъекта Российской Федерации, а также статуса обучающихся за счёт средств регионального бюджета. Таким образом, предлагаем внести изменения в пункт 8 Типового положения о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием, утверждённого Постановлением Правительства РФ от 19 сентября 1995 г. N 942, дополнив нормой, наделяющей правом, в случае отсутствия на территории субъекта федерации учреждённых им образовательных организаций, финансируемых за счёт средств регионального бюджета, органы исполнительной власти данного субъекта на нормативную регламентацию порядка формирования заявок на целевой приём и целевую контрактную подготовку за счёт средств федерального бюджета.

2.                     Вопрос, требующий нормативного регламентирования, касается размещения пофамильного перечня лиц, успешно прошедших вступительные испытания. Так, зачисление поступающих для обучения на первый курс по программам бакалавриата и программам подготовки специалиста, за исключением поступающих для получения образования по заочной форме обучения, должно осуществляется, в частности, 30 июля. В указанную дату происходит объявление и размещение на официальном сайте образовательной организации и на информационном стенде приемной комиссии: приказа о зачислении определённых категорий лиц, включая абитуриентов, поступающих на места, выделенные для целевого приема. Соответственно, предлагаем внести изменения в нормы пункта 73 Порядка приёма граждан в образовательные учреждения высшего профессионального образования, утвержденного приказом Министерства образования и науки России от 28.12.2011 г. № 2895, в целях формулирования категоричного запрета на внесение лиц,  поступающих на  места, выделенные для целевого приема, в общий пофамильный перечень лиц, успешно прошедших вступительные испытания, публикуемый 30 июля.

3.                     Проблема была обусловлена первоначальной редакцией Постановления Правительства Республики Башкортостан от 28.12.2007 г. № 382 «О государственной программе «Башкиры Российской Федерации» на 2008-2017 годы». Даная программа предусматривает ежегодное формирование плана целевого приема абитуриентов в государственные образовательные учреждения высшего и среднего образования, расположенные на территории Республики Башкортостан, и представление его на утверждение в Правительство Республики. Нормы программы регламентировали выделение бюджетных мест в образовательных организациях высшего образования и среднего профессионального образования Республики Башкортостан для представителей башкирской национальности из регионов Российской Федерации согласно плану целевого приема абитуриентов из субъектов Российской Федерации в государственные образовательные организации. В целях исключения впоследствии подобных казусов на уровне законодательства субъектов федерации, предлагаем внести в раздел VIII приказа министерства образования и науки РФ от 28 декабря 2011 г. № 2895 «Об утверждении Порядка приема граждан в образовательные учреждения высшего профессионального образования» норму, регламентирующую прямой запрет целевой приём граждан в пределах бюджетных мест по определённым группам признаков, в частности, по национальному.

 

 

Руководитель экспертной группы,                                  Белов С.А.

к.ю.н., доцент