Вход на сайт
войти через:Войти через loginza

Август 2016

Информация

о результатах мониторинга правоприменения

за август 2016 года

 

Административное право

(администратор проекта СПбГУ «Мониторинг правоприменения» М.А. Ревазов)

 

Практика применения ст. 15.25 КоАП РФ в отношении физических лиц

 

 

Методика сбора правоприменительной практики

 

Сбор правоприменительной практики осуществлялся по решениям судов общей юрисдикции. Всего по ст. 15.25 КоАП РФ можно обнаружить 18 863 правоприменительных акта (БД КонсультантПлюс раздел Судебная практика). Однако, для целей мониторинга – возможное применения данной нормы к физическим лицам, особый интерес вызывает правоприменительная практика по ч. 6.1 - 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ. В соответствии с внесёнными в эти части изменениями граждане теперь также являются субъектами административной ответственности за предусмотренные в этих частях правонарушения. Всего по указанным частям ст. 15.25 КоАП РФ можно обнаружить 2908 правоприменительных актов, из которых нами были отобраны и проанализированы акты принятые после 01.01.2015 г.

Наиболее показательные примеры правоприменительных актов представлены в конце отчёта.

 

Общие требования о предоставлении отчётности в соответствии с Законом N 173-ФЗ и определение статуса валютного резидента

 

Порядок представления отчетов о движении средств по счетам (вкладам) в банках за пределами территории РФ устанавливается Правительством РФ по согласованию с Банком России.

На сегодняшний момент порядок представления отчетов (отчетности)  для юридически лиц закреплен Постановлением Правительства РФ от 28.12.2005 N 819 "Об утверждении Правил представления резидентами налоговым органам отчетов о движении средств по счетам (вкладам) в банках за пределами территории Российской Федерации".

Положения данного Постановления детализированы в Инструкции Центрального банка Российской Федерации от 04.06.2012 N 138-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации, связанных с проведением валютных операций, порядке оформления паспортов сделок, а также порядке учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением».

В соответствии с содержащимися там требованиями резидент должен представить по каждому счету, открытому в банке за пределами территории РФ, отдельный отчет с подтверждающими банковскими документами. Все эти документы необходимо перевести на русский язык и заверить перевод у нотариуса. Да и сами банковские документы надо подать в виде нотариально заверенных копий.

«Несмотря на то, что Правила разработаны и действуют только для юридических лиц, игнорировать их не стоит (поскольку устранение законодательного пробела зависит от распространения данных Правил на физических лиц, возможно, в ближайшее время появятся соответствующие разъяснения контролирующих органов)»[1]. Положения же Инструкции распространяются и на физических лиц.

Новые требования о представлении отчетов распространяются только на физических лиц - резидентов. Нерезиденты от такой обязанности освобождены.

При этом понятия "налоговый резидент" и "резидент в целях применения положений валютного законодательства" не совпадают[2].

Для целей гл. 23 НК РФ налоговыми резидентами признаются физические лица, фактически находящиеся в Российской Федерации не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев (п. 2 ст. 207 НК РФ).

"Резидентство" в части валютного законодательства закреплено в пп. 6 п. 1 ст. 1 Закона N 173-ФЗ. Физические лица - граждане РФ не являются резидентами, если:

- постоянно проживают в иностранном государстве не менее одного года (в том числе имеют выданный уполномоченным государственным органом соответствующего иностранного государства вид на жительство);

- временно пребывают в иностранном государстве не менее одного года на основании рабочей визы или учебной визы со сроком действия не менее одного года или на основании совокупности данных виз с общим сроком действия не менее одного года.

Подпунктом "а" пункта 7 части 1 статьи 1 Закона N 173-ФЗ предусмотрено, что нерезидентами являются физические лица, не являющиеся резидентами в соответствии с подпунктами "а" и "б" пункта 6 части 1 статьи 1 упомянутого Закона.

В этой связи гражданин, находящийся за пределами Российской Федерации, утратит статус резидента по истечении одного года с момента въезда в иностранное государство при соблюдении условий, указанных в подпункте "а" пункта 6 части 1 статьи 1 Закона N 173-ФЗ.

При въезде на территорию Российской Федерации гражданин Российской Федерации, получивший в соответствии с положениями валютного законодательства статус нерезидента, утрачивает такой статус. В этом случае гражданин Российской Федерации может восстановить статус нерезидента при непрерывном пребывании в иностранном государстве не менее года.

МИД России в Письме от 11.09.2012 N 7695/дэс разъясняет: правовой статус гражданина РФ, постоянно проживающего в иностранном государстве, должен определяться в соответствии с законодательством иностранного государства, поскольку в действующем российском законодательстве данное понятие не раскрывается. В связи с этим в силу чрезвычайного разнообразия существующих в различных странах законов и правил, регулирующих правовое положение иностранных граждан, говорить о каком-либо обобщенном перечне документов, которыми может подтверждаться постоянное проживание (временное пребывание) гражданина России за рубежом, не представляется возможным. Они, равно как и требования к их оформлению, устанавливаются законодательством каждого конкретного иностранного государства.

В Законе N 173-ФЗ указано, что к нерезидентам относятся физические лица РФ, имеющие выданный уполномоченным государственным органом соответствующего иностранного государства вид на жительство. Чтобы получить такой документ, постоянное проживание в некоторых иностранных государствах не менее одного года при определенных обстоятельствах не требуется.

С 1 января 2015 г. физическим лицам вменено в обязанность представлять в налоговые органы данные о движении средств по счетам (вкладам) в зарубежных банках и подтверждающие банковские документы. Нужно ли физическому лицу, которое имеет вид на жительство в иностранном государстве и проживает более года за рубежом, в 2015 г. представлять отчеты по счету, открытому в иностранном банке?

Изменения в части представления отчетов о движении средств по счетам (вкладам) в банках за пределами территории РФ вступили в силу с 1 января 2015 г. и обратной силы не имеют.

Закон N 173-ФЗ не предусматривает возможности и порядка возврата или ликвидации уведомления в случае изменения статуса резидента. В Законе N 173-ФЗ указано, что уведомление подается только в трех случаях:

- открытия счета;

- закрытия счета;

- изменения реквизитов счета.

То есть изменение статуса в «валютном резидентстве» не влияет на уже поданное уведомление.

Таким образом:

- физическое лицо, имеющее вид на жительство и проживающее более года за пределами РФ, не признается резидентом в части валютного законодательства и не должно представлять отчет о движении денежных средств по счетам, открытым за границей (в том числе по счетам, открытым в период, когда физическое лицо признавалось резидентом по Закону N 173-ФЗ);

- уведомление, поданное в налоговый орган об открытии счета в банке за пределами РФ, продолжает действовать (так как подано в период, когда физическое лицо обязано было представить данную информацию контролирующим органам). Избежать подобной не урегулированной законодательно ситуации можно путем закрытия счета и представления налоговому органу информации об этом[3].

За непредставление отчета или представление его с нарушением указанных сроков для физических лиц - резидентов специальная административная ответственность была введена путём внесения изменений в КоАП РФ (ч. 6.1 - 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ). Данные три правонарушения отличаются друг от друга тем, на какой срок произошло нарушение установленных сроков представления форм учета и отчетности по валютным операциям, подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций или сроков представления отчетов о движении средств по счетам (вкладам) в банках за пределами территории Российской Федерации и (или) подтверждающих банковских документов – до 10 дней, от 10 до 30, более 30 дней.

 

 

Результаты анализа правоприменительных актов

 

Изначально следует отметить, что почти все проанализированные судебные решения связаны с оспариванием принятых уполномоченными органами решений о привлечении к административной ответственности. Субъектами ответственности почти всегда являются юридические лица или должностные лица. Физические лица редко оказываются субъектами ответственности за данные правонарушения. Но все вопросы, которые будут рассмотрены на примере юридических лиц являются актуальными и для граждан.

 

Сроки повторного представления справки при необходимости устранения замечаний уполномоченного банка

 

Пунктом 18.7 Инструкции N 138-И определено, что в случае отказа уполномоченного банка в принятии справок резидент устраняет замечания уполномоченного банка и представляет новую справку о подтверждающих документах в уполномоченный банк в срок, установленный уполномоченным банком.

В соответствии с пунктом 18.9 Инструкции N 138-И справки считаются представленными резидентом в срок, если они представлены резидентом в сроки, установленные Инструкцией N 138-И, и приняты уполномоченным банком в срок, установленный пунктом 18.2 Инструкции N 138-И.

Таким образом, по смыслу приведенных норм, предельный срок исполнения обязанности по представлению справки о подтверждающих документах, установленный Инструкцией N 138-И, подлежит исполнению вне зависимости от необходимости устранения замечаний уполномоченного банка.

Несмотря на указанные положения, заявители могут полагать, что представление исправленной справки возможно и за пределами установленного срока, и такие действия не образуют объективную сторону правонарушения предусмотренного одним из пунктов ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ. Они полагают, что главное подать в рамках срока первый вариант справки. Суды соответственно не соглашаются с таким подходом и строго руководствуются Инструкцией N 138-И, в соответствии с которой подобные действия являются нарушением установленных предельных сроков и влекут привлечение виновного лица к административной ответственности[4].

 

Порядок исчисления срока представления справки о валютных операциях

 

В судебной практике встречаются случаи неправильной квалификации административным органом выявленного правонарушения. Неправильная квалификация связанна с неверным порядком исчисления административным органом срока просрочки[5], что в результате влечёт за собой квалификацию правонарушения по ч. 6.2  или 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ, вместо ч. 6.1 или 6.2 соответственно. Подобная ошибка может быть исправлена в судебном порядке по заявлению лица, в чьих действиях обнаружен состав правонарушения.

При этом суды исходят из того, что в соответствии с пунктом 3.8 Инструкции Центрального банка Российской Федерации от 04.06.2012 N 138-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации, связанные с проведением валютных операций, порядке оформления паспортов сделок, а также порядке учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением» срок исполнения обязанности представления форм учета и отчетности по валютным операциям исчисляется в рабочих днях, следовательно, и количество дней просрочки исполнения этой обязанности следует исчислять в рабочих днях, а не в календарных.

Также суды ссылаются[6] на п. 4 Указания Банка России от 14.06.2013 N 3016-У и п. 9.8 Инструкции Центрального банка Российской Федерации от 04.06.2012 N 138-И в соответствии с которыми также срок исполнения обязанности представления форм учета и отчетности по валютным операциям исчисляется в рабочих днях, следовательно, и количество дней просрочки исполнения этой обязанности следует исчислять в рабочих днях, а не в календарных.

Таким образом, суд может установить, что срок представления справки о валютных операциях в рассматриваемом случае нарушен на срок 10 рабочих дней или меньше, в то время как административный орган выявил более крупную просрочку исчисляя срок в календарных днях. В подобных случаях суды приходят к выводу о том, что отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 6.2 статьи 15.25 КоАП, в связи с чем признают оспариваемые постановления незаконными и отменяют их[7]. Выявленное нарушение переквалифицируется, а назначенный штраф изменяется в соответствии с санкцией той статьи, по которой было квалифицировано правонарушение после правильного исчисления сроков. При этом, учитывая возможность существования длительных выходных дней срок определённый разными способами может различаться существенно. К примеру, последним днем представления документов было установлено 19.12.2014, а общество справку о подтверждающих документах представило в банк 12.01.2015: по мнению административного органа просрочка составила 24 календарных дня, а по мнению общества - 9 рабочих дней. Анализ судебной практики показал, что верным является исчисление именно в рабочих днях.

Доводы административных органов в таких делах сводятся к несогласию с выводами судов об определении порядка исчисления периода просрочки для целей квалификации выявленного нарушения, не опровергают их и не свидетельствуют о том, что судами допущены существенные нарушения закона и (или) предусмотренные им процессуальные требования, не позволившие всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Ссылки административных органов о применении положений статьи 4.8 КоАП при исчислении сроков просрочки исполнения обязанности по представлению форм учета и отчетности по валютным операциям судами отклоняется, поскольку ответственность по части 6.2 статьи 15.25 предусмотрена за нарушение сроков, установленных Инструкцией N 138-И, следовательно они должны и исчисляться в соответствии с данной Инструкцией.

Следует отметить, что иногда суды первой инстанции поддерживают позицию административных органов, а на ошибочность такого подхода указывается только в решениях вышестоящих судов[8].

В случае, если исправление ошибки в порядке определения просрочки не повлечёт изменение квалификации совершённого деяния, то суды не изменяют принятые по делу акты и отказывают в удовлетворении требований заявителя[9].

 

Малозначительность деяния

 

Анализ судебной практики продемонстрировал отсутствие единых взглядов на возможность признания подобных правонарушений малозначительными.

С одной стороны, суды могут признать нарушение малозначительным в случае просрочки на небольшой срок, к примеру, на 1 день. В таких делах часто присутствует и исправление ошибки административного органа по определению срока просрочки. Логика их аргументации следующая.

Согласно правовой позиции, изложенной в Инструкции Банка России о порядке представления резидентами и нерезидентами в уполномоченные банки документов и информации, которые связаны с проведением валютных операций, порядок оформления паспортов сделок, а также порядок учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением от 04 июня 2012 года N 138-И срок исполнения обязанности по предоставлению документов исчисляется рабочими днями, в связи с чем и количество дней просрочки исполнения этой обязанности следует исчислять рабочими днями.

Таким образом, при правильном исчислении периода просрочки (в рабочих днях), продолжительность периода просрочки составила, например, 1 рабочий день, а не 3 календарных дня, как ошибочно посчитал административный орган.

При таких обстоятельствах, в действиях общества формально имеется событие вменяемого административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 6.1 ст. 15.25 КоАП РФ.

В силу ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

О вине общества в допущенном нарушении свидетельствует несовершение им предусмотренных нормами валютного законодательства действий, которые общество должно было и имело возможность совершить в установленные законодательством сроки. Доказательства принятия заявителем мер, направленных на своевременное выполнение требований Положения, за нарушение которых он привлечен к ответственности, в материалах дела отсутствуют. Поэтому вина заявителя в допущенном нарушении также доказана.

Таким образом, в действиях заявителя содержится состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 6.1 ст. 15.25 КоАП РФ.

Заявитель привлечен к административной ответственности в пределах срока, установленного ст. 4.5 КоАП РФ, назначенное за совершенное административное правонарушение наказание соответствует минимальному пределу санкции ч. 6.1 ст. 15.25 КоАП РФ.

Вместе с тем ст. 2.9 КоАП РФ установлено, что при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Согласно п. 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 10), если малозначительность правонарушения будет установлена в ходе рассмотрения дела об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности, суд, руководствуясь ч. 2 ст. 211 АПК РФ и ст. 2.9 КоАП РФ, принимает решение о признании незаконным этого постановления и о его отмене.

Пунктом 18 указанного Постановления Пленума ВАС РФ N 10 предусмотрено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

Согласно п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Сам по себе факт нарушения срока представления в уполномоченный банк документов не свидетельствует о наличии существенной угрозы охраняемым общественным правоотношениям, данное обстоятельство подлежит выяснению в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. При этом положения ст. 2.9 КоАП РФ могут быть применены судом к любому совершенному правонарушению, запрета на применение ст. 2.9 КоАП РФ к каким-либо составам правонарушений Кодекс не содержит[10].

С другой стороны, суды отвергают саму возможность признания такого правонарушения малозначительным.

Проанализировав те же самые нормы, что указаны выше, они приходят к выводу, что оценка малозначительности деяния должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо с угрозой причинения вреда личности, обществу или государству. Категория малозначительности относится к числу оценочных, в связи с чем, определяется в каждом конкретном случае, исходя из обстоятельств совершенного правонарушения.

Таким образом, малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

В данном случае существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в пренебрежительном отношении к исполнению своих обязанностей, что как следствие посягает на охраняемые государством общественные отношения и установленный порядок в области валютного регулирования и валютного контроля.

Исходя из положения ст. 2.9 КоАП РФ, положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", конкретных обстоятельств рассматриваемого дела апелляционный суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания допущенного правонарушения малозначительным.

Рассматриваемый случай не является исключительным в целях применения ст. 2.9 КоАП РФ[11].

В практике Московского городского суда обнаружено более 25 аналогичных дел, в которых просрочка предоставления документов составила один день, однако суд не нашёл возможным признать деяние малозначительным. Виновным в таком правонарушении признавалось должностное лицо, которое в соответствии с локальными актами юридического лица было назначено ответственным за подготовку отчетов о движении средств по счетам в банках за пределами РФ. Во всех этих случаях был назначен штраф минимального размера – 500 рублей.

В результате, мы видим, что возможность признания правонарушения малозначительным прямо зависит от оценки судьёй понятия «наличие существенной угрозы охраняемым общественным правоотношениям». В одних случаях суды решают, что сам факт пропуска установленного срока не несёт такой угрозы, в других же случаях факт пропуска срока уже свидетельствует о наличии такой угрозы.

 

Определение наличия валютной операции

 

В незначительном числе дел обнаружилось затруднение уполномоченных органов по квалификации фактических обстоятельств дела. В частности, были предъявлены требования о предоставлении необходимой отчётности к операции, которая не являлась валютной операцией по смыслу Закона № 173-ФЗ[12].

В соответствии с п. 6, 7 и 9 ч. 1 ст. 1 Закона N 173-ФЗ к валютным операциям относятся операции, связанные с перечислением валюты Российской Федерации, иностранной валюты между территорией Российской Федерации и территорией иностранного государства (трансграничные операции), а также операции на территории Российской Федерации, связанные с перечислением иностранной валюты.

В связи с чем, использование резидентами и нерезидентами валюты Российской Федерации в качестве средства платежа по расчетам, осуществляемым на территории Российской Федерации, не является валютной операцией по смыслу и целям использования этой валюты.

При таких фактических обстоятельствах предоставление в уполномоченный банк справки о валютной операции и подтверждающих документов не требуется. Требования уполномоченных органов о предоставлении справки в таких случаях основаны на неверном толковании положений закона.

 

Получение и утрата статуса валютного резидента

 

Анализ судебных споров показал отсутствие на сегодняшний день дел с участием граждан в качестве субъекта административной ответственности. Но это не исключает появления таких дел в будущем. При этом для граждан очень актуальным является вопрос получения и утраты статуса «валютного резидента», так как от этого зависит круг обязанностей гражданина.

Среди проанализированных дел было выявлено одно, в котором заявитель просил разъяснить положения п. 6 ч. 1 ст. 1 Закона N 173, так как посчитал незаконным ответ Федеральной службы финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзора), о том, что «гражданин, находящийся за пределами территории Российской Федерации, утратит статус резидента по истечении одного года с момента въезда в иностранное государство при соблюдении условий, указанных в подпункте "а" пункта 6 части 1 статьи 1 Закона N 173-ФЗ. При въезде на территорию Российской Федерации гражданин Российской Федерации может восстановить статус нерезидента при непрерывном пребывании в иностранном государстве не менее одного года.

Данное разъяснение фактически говорит о том, что въехав в Российскую Федерацию даже на непродолжительный промежуток времени лицо утрачивает статус нерезидента и на него возлагаются все соответствующие обязанности, которые возлагаются на резидента. Восстановится статус нерезидента только через год, при условии постоянного пребывании в иностранном государстве. Такое подход показался заявителю не соответствующим смыслу закона, однако суд его не поддержал[13].

Суд констатировал, что оспариваемая заявителем позиция является позицией Росфиннадзора, которая была выработана с учетом состоявшегося 07 декабря 2012 года совещания в Министерстве финансов Российской Федерации по вопросу применения положений п. 6 ч. 1 ст. 1 Закона N 173 с участием Росфиннадзора, Банка России, ФТС России и ФНС России. При этом, как следует из копии письма Банка России от 20.08.2012 г., Банк России, являясь органом валютного регулирования в РФ, придерживается такой же позиции.

В пояснительной записке к законопроекту указывается на непрерывность пребывания граждан РФ в иностранном государстве не менее одного года в соответствии с законодательством этого государства, в том числе имеющим выданные уполномоченными государственными органами соответствующего иностранного государства вид на жительство, рабочую визу или учебную визу со сроком действия не менее одного года.

Не согласие заявителя с толкованием указанных положений, не свидетельствует о нарушении его прав.

В соответствии с Положением о Федеральной службе финансово-бюджетного надзора, утв. Постановлением Правительства РФ от 15.06.2004 г. N 278, Федеральная служба осуществляет контроль и надзор за соблюдением резидентами и нерезидентами валютного законодательства РФ, требований актов органов валютного регулирования и валютного контроля (п. 5.1.2); имеет право давать юридическим и физическим лицам разъяснения по вопросам, отнесенным к компетенции Службы (п. 5.14.8).

Следовательно, именно такое толкование получения и утраты статуса резидента на сегодня можно считать актуальным.

 

 

Список правоприменительных актов

 

  1. Апелляционное определение Московского городского суда от 04.04.2014 по делу N 33-10871-14
  2. Постановление Алтайского краевого суда от 10.04.2015 по делу N 4а-289/2015
  3. Постановление Алтайского краевого суда от 10.04.2015 по делу N 4а-288/2015
  4. Постановление Алтайского краевого суда от 10.04.2015 по делу N 4а-287/2015
  5. Постановление Алтайского краевого суда от 10.04.2015 по делу N 4а-286/2015
  6. Постановление Алтайского краевого суда от 10.04.2015 по делу N 4а-285/2015
  7. Постановление Верховного Суда РФ от 03.09.2015 N 303-АД15-9950 по делу N А59-4661/2014
  8. Постановление Верховного Суда РФ от 04.12.2015 N 305-АД15-15265 по делу N А40-91302/2014
  9. Постановление Верховного Суда РФ от 05.07.2016 N 305-АД16-5933 по делу N А40-160284/2015

10.  Постановление Верховного Суда РФ от 08.04.2016 N 301-АД15-18923 по делу N А28-7359/2015

11.  Постановление Верховного Суда РФ от 09.09.2015 N 306-АД15-7846 по делу N А72-14437/2014

12.  Постановление Верховного Суда РФ от 12.05.2016 N 305-АД16-4317 по делу N А40-126746/2015

13.  Постановление Верховного Суда РФ от 18.05.2015 N 306-АД15-3721 по делу N А57-9965/2014

14.  Постановление Верховного Суда РФ от 19.05.2015 по делу N 307-АД15-4225, А21-139/2014

15.  Постановление Верховного Суда РФ от 19.05.2015 по делу N 310-АД15-4350, А09-8119/2014

16.  Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2014 N 09АП-42670/2014 по делу N А40-91302/14

17.  Постановление Красноярского краевого суда от 29.05.2015 N 4а-388/2015

18.  Постановление Псковского областного суда от 26.10.2015 по делу N 4а-146/2015

19.  Постановление Самарского областного суда от 21.04.2016 по делу N 4а-427/2016

20.  Постановление Смоленского областного суда от 11.08.2015 N 4а-299/2015

21.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6849/2015

22.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6848/2015

23.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6847/2015

24.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6859/2015

25.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6858/2015

26.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6857/2015

27.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6856/2015

28.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6855/2015

29.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6854/15

30.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6853/15

31.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6852/2015

32.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6851/2015

33.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6850/2015

34.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6869/15

35.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6868/15

36.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6867/15

37.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6866/2015

38.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6865/15

39.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6864/15

40.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6863/15

41.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6862/15

42.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6861/2015

43.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6860/2015

44.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6879/15

45.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6878/15

46.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6877/15

47.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6876/15

48.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6875/15

49.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6874/15

50.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6873/15

51.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6872/15

52.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6871/15

53.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6870/15

54.  Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-7104/15

55.  Решение Московского городского суда от 22.12.2015 по делу N 7-14124/2015

56.  Решение Приморского краевого суда от 10.02.2015 по делу N 21-139/2015

57.  Решение Приморского краевого суда от 16.02.2015 по делу N 21-142/2015

 

Процессуальное право

 

(Выпускница СПбГУ, юрист – Галиева Ольга Сергеевна)

 

Возбуждение производства по делу о банкротстве гражданина и рассмотрение вопроса об обоснованности заявления

 

1 июля 2015 года в законную силу вступили положения  Федерального закона от 29.12.2014 N 476-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника" в отношении процедур банкротства (несостоятельности) физических лиц. Изменения в главу X Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) о банкротстве гражданина внесены Федеральным законом от 29.06.2015 № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и вступили в законную силу с 1 октября 2015 года.

Социально-экономическим фактором, повлиявшим на введение института банкротства физических лиц в правовую систему РФ, послужил высокий уровень потребления в условиях рыночной экономики в РФ. Граждане-потребители являются участниками самых различных правоотношений и нередко имеют значительный объем обязательств и кредиторов. Данный институт является значительной новеллой в отечественном праве, и его анализ представляет большой научный и практический интерес.

Введение в действие института банкротства гражданина в РФ планировалось достаточно давно, и относительно его дальнейшей правовой судьбы представители профессиональных сообществ высказывались не раз. Данный факт подтверждает с одной стороны важность предстоящих изменений, с другой стороны - противоречивость: новеллы видятся многим в качестве нового нестабильного механизма, вызывающего лишь затруднения как в сфере правового, так и в сфере экономического регулирования РФ.

Важно подчеркнуть, что на сегодняшний день рассматриваемый институт находится только на стадии становления, и не прошло достаточно времени для подведения каких-либо глобальных итогов практики применения нового института. Тем не менее, система нуждается в поэтапном анализе института потребительского банкротства в РФ, который предполагает исследование и выявление проблем уже на первоначальной стадии правоприменения.

В ходе мониторинга правоприменения анализировались судебные акты, касающиеся начальной стадии производства по делу о банкротстве физического лица. Исходя из этого, вполне обоснованным видится проведение анализа в два этапа согласно последовательности вынесения судебных актов:

  1. Анализ судебных актов по итогам рассмотрения вопроса о принятии заявления к производству;
  2. Анализ судебных актов по итогам рассмотрения вопроса о признании заявления обоснованным и введения реструктуризации долгов гражданина;

Мониторинг проведен на основе актов первой судебной инстанции, актов апелляционной инстанции, а также доступных не сегодняшний день актов кассационной инстанции по вопросу, касающемуся рассмотрения заявления о признании гражданина банкротом. Поиск судебных актов осуществлялся с помощью правовой системы «Консультант Плюс» путем анализа доступной судебной практики к ст. 213.3, 213.4, 213.6 Закона о банкротстве.

Временной промежуток судебных актов, проанализированных в данном мониторинге, включает в себя начало действия данного правового института 1 октября 2015 года по 6 июля 2016 года

I. Анализ судебных актов по итогам рассмотрения вопроса о принятии заявления к производству

         Применение института несостоятельности (банкротства) граждан в полном объеме представляется достаточно затруднительным на этапе начала действия столь существенных изменений: не сформирована судебная практика, не имеется достаточного количества специалистов, способных оказать квалифицированную юридическую помощь населению. Другим фактором видится отсутствие четкого понимания обществом правового значения данного института. Ложному представлению о целях законоположений о банкротстве граждан способствовали, в том числе и средства массовой информации: соответствующие новеллы представлялись как исключительно направленные на освобождение граждан от долгов и защиту от посягательств  коллекторских агентств.

         Все это представляется вполне закономерным для столь существенных изменений, вследствие чего большую часть правоприменительной практики составляют определения об оставлении заявления о признании гражданина несостоятельным (банкротом) без движения. Анализ данных определений предполагает выявление затруднений заявителей при обращении к процедуре банкротства, и, как следствие, ускорение производства по делам данной категории в последующем.

         Основания для оставления без движения можно разделить на две группы:

-         общие основания, предусмотренные статьями 125, 126 АПК РФ;

-         специальные основания, предусмотренные Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"

         В свою очередь специальные основания для оставления заявления без движения различаются по двум категориям:

-         несоответствие заявления статье 213.4 Закона о банкротстве по заявлениям, поданным самим должником;

-         несоответствие заявления статье 213.4 Закона о банкротстве по заявлениям, поданным кредитором должника;

     Наибольшие трудности на стадии возбуждения производства по делу безусловно вызывает именно перечень документов, предусмотренный п.3 ст.213.4 Закона о банкротстве, поэтому объектом нашего анализа будут именно специальные основания для оставления заявления без движения.

           Количественный анализ определений об оставлении без движения заявлений по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан дал следующие результаты.

 Подавляющее большинство заявлений за период с 01.10.2015 по 01.07.2016 оставлено без движения по основанию отсутствия доказательств наличия имущества должника, за счет которого возможно финансирование процедуры банкротства[14].

Данное основание предусмотрено Постановлением Пленума Верховного суда от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан". В абз. 2 п.19 Постановления указано, что если должник обращается с заявлением о признании его банкротом, он обязан применительно к статье 213.4 Закона предоставить доказательства наличия у него имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. При непредставлении этих доказательств заявление должника подлежит оставлению без движения на основании ст. 44 Закона о банкротстве с последующим возвращением при непредставлении их в установленный срок.

        В этом отношении прослеживается влияние правовых подходов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлениях Пленума № 91 от 17.12.2009 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» (пункт 14) и № 67 от 20.12.2006 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц» (пункт 4).

        Следующее основание, предусмотренное Законом о банкротстве, - непредставление документов в обоснование задолженности, причин ее возникновения и неспособности гражданина удовлетворить требования кредиторов в полном объеме. Достаточно часто заявители-должники не представляют, каким именно образом доказать суду неспособность исполнять свои обязательства: какие именно документы предоставлять, не представляют механизм исполнительного производства в том числе[15].

         Помимо указанных двух оснований, который вызывает наибольшие сложности среди заявителей, в качестве часто встречающихся основания для оставления заявления без движения отметим непредставление описи имущества (Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.03.2016 по делу № А56-19104/2016), невнесение денежных средств на депозит суда для вознаграждения арбитражному управляющему. (Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.04.2016 по делу № А56-22735/2016; Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.03.2016 по делу № А56- 16542/2016; Определение Арбитражного суда Красноярского края от 14 марта 2016 года по делу N А33-27233/2015)

         Среди прочего также были случаи, когда заявитель вообще не предоставил документов: по делу А56-86711/2015 должником - физическим лицом пенсионного возраста не представлено ни одного документа, предусмотренного ст.213.4 Закона о банкротстве, а само заявление содержало эмоциональную оценку обстоятельств, вызвавших неспособность погашать долги, и декларативную просьбу признать банкротом.

         Справедливо отметить, что на этапе принятия заявления гражданина о признании его несостоятельным (банкротом) судам необходимо проверять не обращается ли должник в арбитражный суд на основании пункта 1 статьи 213.4 Закона о банкротстве, предусматривающего обязанность по подаче такого заявления.

        Согласно пункту 10 Постановления Пленума № 45 обязанность должника по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании себя банкротом при одновременном наличии двух условий:

- размер неисполненных должником денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей (как с наступившим сроком исполнения, так и с не наступившим) в совокупности составляет не менее чем пятьсот тысяч рублей независимо от того, связаны они с осуществлением предпринимательской деятельности или нет;

- удовлетворение требования одного или нескольких кредиторов приведет к невозможности исполнения обязательств и (или) обязанностей по уплате обязательных платежей перед другими кредиторами.

         При соблюдении указанных условий, арбитражный суд обязан принять заявление даже при несоблюдении требований, предусмотренных пунктом 3 статьи 213.4 Закона о банкротстве, а недостающие документы, перечисленные в названном пункте, истребовать при подготовке дела к судебному разбирательству.

         Вместе с тем, зачастую из заявлений и приложенных к нему документов невозможно усмотреть одновременное наличие двух вышеназванных условий, сведения о наличии обязательств по уплате обязательных платежей в заявлении и приложенных к нему документах отсутствуют. Таким образом, как следует из проведенного анализа, суды оставляют заявление без движения, указывая в том числе основания, предусмотренные пунктом 3 статьи 213.4 Закона о банкротстве.

          В рамках рассмотрения вопроса о принятии заявления к производству следует также упомянуть о судебной практике по возвращению заявлений. Процент определений судов первой инстанции о возвращении заявлений в связи с неустранением обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без движения, также является достаточным для того, чтобы говорить о непонимании со стороны заявителей о сути процедуру банкротства физического лица и требований законодателя. В большинстве случаев не были представлены доказательства наличия имущества должника, за счет которого возможно финансирование процедуры банкротства (Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.12.2015 по делу № А56- А56-85163/2015)

        Таким образом, можно сделать вывод о том, что требование, предусмотренное абз.3 п. 19 Постановления Пленума от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан", вызывает наибольшие затруднения среди правоприменителей, о чем свидетельствует невыполнение данного требования, в том числе и после оставления заявления без движения.

         Анализ правоприменительной практики по итогам рассмотрения вопроса о принятии заявления к производству показал, что достаточно большое количество заявлений о признании гражданина несостоятельным (банкротом) не соответствуют требованиям закона, поэтому суды в большинстве случаев на этапе возбуждения производства по делу оставляют заявление без движения. С одной стороны,  ст. 213.4 содержит достаточно подробное описание документов, прилагаемых к заявлению должника (пункт 3), с другой стороны, вполне возможно, что требования к документальному подтверждению несостоятельности для гражданина, который не обладает юридическими познаниями, чрезмерны. 

        Представляется возможным предложить законодателю расширить перечень бесплатной правовой помощи, оказываемой отдельным гражданам, которые планируют обратиться к процедуре потребительского банкротства. Это могут быть специальные программы или мероприятия, проводимые органами Роспотребнадзора.

 

II. Анализ судебных актов по итогам рассмотрения вопроса о признании заявления обоснованным и введения реструктуризации долгов гражданина

      После принятия заявления о признании гражданина банкротом к производству в судебном заседании рассматривается вопрос об обоснованности заявления.

       Согласно п.1 ст.213.6 Закона о банкротстве по результатам рассмотрения обоснованности заявления о признании гражданина банкротом арбитражный суд выносит одно из следующих определений:

  1. о признании обоснованным указанного заявления и введении реструктуризации долгов гражданина;
  2. о признании необоснованным указанного заявления и об оставлении его без рассмотрения;
  3. о признании необоснованным указанного заявления и прекращении производства по делу о банкротстве гражданина.

         При соблюдении всех требований, установленных относительно возбуждения процедуры банкротства физического лица, заявление признается обоснованным, назначается финансовый управляющий должника и вводится процедура реструктуризации долгов гражданина сроком на 6 месяцев.

В ходе анализа правоприменительной практики по вопросу рассмотрения обоснованности заявления о признании гражданина банкротом были обнаружены следующие интересные правоприменительные вопросы, которые заслуживают внимания:

1)    Вопрос о достаточности имущества заявителя-должника для финансирования процедуры банкротства:

         Анализ показал, что в большинстве случаев не возникает каких-либо спорных моментов, когда инициатором производства по делу о банкротстве граждан выступает кредитор. Чаще всего заявителем в делах данной категории выступают кредитные организации и уполномоченный орган (ФНС).

        Наибольший интерес представляют судебные акты по итогам рассмотрения вопроса обо обоснованности заявления от заявителя-должника. Как и на этапе рассмотрения вопроса о принятии заявления к производству, так и в процессе вынесения судебного решения относительно его обоснованности, наиболее затруднительным фактом для доказывания является факт наличия достаточного имущества должника, за счет которого возможно финансирование процедуры банкротства. В отношении этого вопроса на сегодняшний день уже существуют расхождения в судебной практике. В частности, спорным вопросом является достаточность того или иного вида имущества для финансирования процедуры банкротства, поскольку на законодательном уровне не предусмотрена какая-либо минимальная сумма, необходимая для проведения процедуры банкротства (за исключением вознаграждения финансовом управляющему).

       Достаточно большой процент среди заявителей составляют «неимущие должники», т.е. граждане, которые, кроме заработной платы или пенсии в размере до 30 000 руб., не имеют какого-либо иного имущества или источника дохода. В качестве доказательства наличия источника финансирования процедуры банкротства такие физические лица зачастую предоставляют гарантийные письма родственников, справки о заработной плате, о пенсионных выплатах и  квитанции о внесении денежных средств на депозит арбитражного суда. Суды первой инстанции и апелляционной инстанции не признают данные факты в качестве доказательства наличия источника финансирования процедуры и выносят определение о прекращении производства о несостоятельности (банкротстве) на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.

        Так, Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области в Определении от 09.12.2015 по делу А56-74409/2015 пришел к следующему выводу относительно возможности в качестве источника финансирования использовать пенсию за выслугу лет: «Как следует из описи имущества, у ***, отсутствует имущество и доходы, которые могут служить источником финансирования процедур банкротства. При этом суд полагает, что получаемая должником пенсия за выслугу лет в силу своей природы и размера, а также установленного в Санкт-Петербурге размера прожиточного минимума для пенсионеров (6 270,5 руб.) не может быть признана источником финансирования процедур банкротства. Во всяком случае, пенсия не является имуществом должника, в отношении которого может быть применена процедура реализации в деле о банкротстве».

        Данное определение обжаловалось заявителем в апелляционном порядке. По мнению заявителя, размер пенсии при существующем прожиточном  пенсионном  минимуме в г. Санкт-Петербурге позволяет   заявителю  нести  судебные расходы  в деле о банкротстве в необходимом размере.

        Суд апелляционной инстанции поддержал позицию суда первой инстанции и обжалуемое определение оставил в силе, дополнив следующее: «Доводы подателя жалобы о получении пенсии за выслугу лет не могут быть приняты во внимание, поскольку указанный вид пенсии не может являться источником финансирования процедур банкротства и имуществом, на которое может быть обращено взыскание.  Часть 1 статьи 101 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»   предусматривает виды доходов, на которые не может быть обращено взыскание, и в порядке исключения из общего правила о невозможности обращения взыскания на страховое обеспечение по обязательному социальному страхованию допускает обращение взыскания на пенсии по старости и по инвалидности. Возможность удержания из трудовой пенсии на основании исполнительных документов предусмотрена и пунктом 1 статьи 26 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2016 N 13АП-973/2016 по делу N А56-74409/2015).

         Суд кассационной инстанции пришел к заключению, что выводы судов первой и апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании положений законодательства и являются ошибочными: «В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 98 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) судебный пристав-исполнитель обращает взыскание на заработную плату и иные доходы должника-гражданина в случае отсутствия или недостаточности у должника денежных средств и иного имущества для исполнения требований исполнительного документа в полном объеме.

        Статья 101 Закона об исполнительном производстве устанавливает исчерпывающий перечень видов доходов, на которые не может быть обращено взыскание. Так, пункт 9 части 1 указанной статьи, называя среди таких доходов страховое обеспечение по обязательному социальному страхованию, вместе с тем исключает из этого перечня пенсии по старости, пенсии по инвалидности и пособия по временной нетрудоспособности. В статье 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации перечислено имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, в том числе продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении. С учетом изложенного суд кассационной инстанции приходит к выводу, что пенсия за выслугу лет не отнесена законодателем к доходам, на которые в соответствии со статьей 101 Закона об исполнительном производстве не может быть обращено взыскание по исполнительным документам» (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.06.2016 N Ф07-2981/2016 по делу N А56-74409/2015).

        В данном случае можно наблюдать расхождение позиции судов относительно того, возможно ли обращать взыскание на пенсию по выслуге лет в рамках исполнительного производства, и, следовательно, рассматривать данную выплату как составляющую конкурсной массы должника в будущем, за счет которой будут погашены расходы на процедуру. Единое правоприменение в данном случае является важным, поскольку пенсионеры, имеющие единственный источник дохода-пенсию, составляют существенный процент среди заявителей.

        В рамках анализа правоприменительной практики следует также обратить внимание на дело с аналогичными обстоятельствами, где уже более подробно рассматривается проблема финансирования процедуры банкротства. Так, по делу №А60-55040/2015 заявителем выступал военный пенсионер, единственный источник дохода которого – военная пенсия в размере 25068,85 руб.  После принятия заявления к производству от заявителя поступило ходатайство об исключении из конкурсной массы денежных средств в размере 15000 руб. ежемесячно для обеспечения права на достойную жизнь и на оплату личных нужд. Таким образом, размер суммы, за счет которой планировалось погашение расходов на процедуру банкротства, составлял порядка 10 000 руб. ежемесячно.  В данном случае суд первой инстанции оценил перспективу производства в целом с учетом того, что сумма задолженности составляла свыше около 1 млн. руб.: суд прекратил производство по делу о банкротстве, ссылаясь на то, что реализация имущества невозможна ввиду отсутствия такового, следовательно, процедура банкротства сведется лишь к формальной констатации факта отсутствия имущества, завершению процедуры и освобождению гражданина от обязательств.  В определении от 28.12.2015 арбитражный суд указала следующее: «В любом случае проведение процедуры потребует несение дополнительных расходов, связанных с публикацией сообщения о введении процедуры банкротства, направление запросов в регистрирующие органы с оплатой государственных пошлин. Учитывая изложенное, принимая во внимание отсутствие в материалах дела доказательств вероятности формирования конкурсной массы должника, производство по делу о банкротстве подлежит прекращению применительно к  п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве» (Определение Арбитражного суда Свердловской области от 28.12.2015 по делу №А60-55040/2015).

        Аналогичной позиции придерживаются арбитражные суды первой и апелляционной инстанций и оценивают перспективу проведения процедуры реализации имущества в случаях отсутствия такового[16]. В некоторых случаях должники предоставляют опись имущества, включающего в себя ноутбуки, телефоны и мелкую бытовую технику, общая стоимость которого не превышает 30-40 тыс. рублей. В этом случае суды также приходят к выводу о бессмысленности процедуры банкротства, так как ни одно из требований кредиторов, где общая сумма задолженности обычно свыше 1 млн.руб., не будет удовлетворено (Определение Арбитражного суда Красноярского края от 04 апреля 2016 года по делу N А33-27229/2015).

         По рассматриваемому делу, обжалуя данное определение, заявитель ссылался на то, что суд, прекращая производство по делу в связи с необходимостью несения в процедуре банкротства дополнительных расходов, связанных с публикацией сообщения о введении процедуры банкротства, направления запросов в регистрационные органы с оплатой государственных пошлин, не обосновал и не указал возможный размер таких расходов. 

        Тем не менее, апелляционная инстанция поддержала позицию суда первой инстанции (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2016 по делу №А60-55040/2015).

       В свою очередь суд кассационной инстанции отменил решение суда первой и апелляционной инстанции и направил дело на новое рассмотрение. В данном случае кассационная инстанция пришла к вывод о том, что наличие согласия самого должника нести расходы на процедуру банкротства  является достаточным для признания заявления обоснованным и введения реструктуризации долгов при условии разъяснения заявителю, что при неисполнении им в дальнейшем обязанности финансирования в целях возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, пункт 22 Постановления Пленума ВС РФ от  13.10.2015 № 45 допускает возможность прекращения дела о банкротстве на любой стадии.

      Кроме того, кассационная инстанция указала на то, что суд первой и апелляционной инстанции по существу не обосновал вывод о недостаточности свободных денежных средств для возмещения расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина.

(Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 04.04.2016 по делу №А60-55040/2015).

       Аналогичная позиция суда кассационной инстанции содержится в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 25.05.2016 по делу N А60-25472/2015.

    Некоторые суды апелляционной инстанции также пришли к аналогичному выводу о том, что выражение должником готовности финансировать процедуру банкротства, в том числе путем предоставления отдельного письменного согласия, является достаточным для признания заявления обоснованным[17].

      Таким образом, анализ практики правоприменения по итогам рассмотрения вопроса о признании заявления обоснованным и введения реструктуризации долгов гражданина показал, что наиболее спорным вопросом является вопрос о достаточности финансирования процедуры банкротства в случае, когда единственным имуществом должника является пенсия, заработная плата в размере до 30 000 рублей или мелкая бытовая техника. Судебной практикой на сегодняшний день не выработан единый подход.

       Так, суды первой и апелляционной инстанций приходят к выводу о недостаточности данного источника дохода для финансирования процедуры. Обосновывая свое определение о прекращении производства по делу, суды указывают, что при отсутствии какого–либо реального имущества теряет смысл сама процедура банкротства, которая впоследствии будет сводиться к констатации факта отсутствия имущества, о котором было известно заранее.

     Суды кассационной инстанции и некоторые суды апелляционной инстанции придерживаются иной позиции, которая сводится к тому, что суд первой инстанции должен вынести вопрос о финансировании процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, на обсуждение лиц, участвующих в деле. В случае, если должник выражает свое согласие финансировать процедуру банкротства, то такое согласие считается достаточным для гарантии погашения судебных расходов.

     Первая позиция является на сегодняшний день наиболее распространенной, в ней можно отметить следующие сильные и слабые стороны.

     Так, недостатком данной позиции видится то, что в определениях о прекращении производства по делу по причине отсутствия источника финансирования процедуры банкротства суды не обсуждают важный вопрос о том, какая сумма реально необходима и какая сумма может считаться минимальной. В тоже время суды имеют большой опыт ведения дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, поэтому обозначить заявителю приблизительную сумму и оценить перспективу погашения судебных расходов исходя из имеющихся денежных средств, представляется вполне реальным. Однако суды не указывают такой суммы в своих определениях и не объясняют должным образом сути принятого решения о недостаточности имущества, что вводит в заблуждение заявителей-должников.

      С другой стороны, можно найти положительный момент в том, что суды оценивают перспективу производства по делам о банкротстве с точки зрения целей каждой процедуры в деле о банкротстве гражданина: восстановление платежеспособности и погашение задолженности перед кредиторами (реструктуризация долгов), и соразмерное удовлетворение требований кредиторов (реализация имущества должника). Действительно, ни одна из указанных целей не будет достигнута в случае отсутствия имущества у должника, а итогом процедуры будет списание долгов в законном порядке.

     В случае если судебная практика будет придерживаться второй позиций, то прежде всего неизбежны злоупотребления со стороны должников. Кроме того, данная позиция противоречит смыслу п.19 Постановления Пленума Верховного суда от 13.10.2015 N 45, где прямо указано о необходимости приложить к заявлению доказательства наличия у него имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. Следуя буквальному толкованию, можно сделать вывод о том, что речь идет именно о реально существующем имуществе, и не подразумевается обязанность выяснения судом вопроса о согласии финансировать процедуру банкротства.

      В этой связи позиция судов первой инстанции видится наиболее убедительной и соответствующей действительности, однако законодателю необходимо внести ясность в вопрос о том, какая минимальная сумма необходима для финансирования процедуры банкротства.

2)    Вопрос о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества

       В предыдущем пункте мы рассматривали ситуацию, когда позиция суда заключалась в том, что имущества недостаточно для финансирования процедуры банкротства в то время, как сам должник придерживался иной позиции и доказывал факт наличия постоянного дохода или иного имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. Ссылаясь на данное основание, должники обжаловали определения суда первой инстанции  и просили ввести процедуру реструктуризации долгов.

       Однако законодателем предусмотрена ситуация, когда должник на стадии рассмотрение обоснованности заявления признает факт отсутствия дохода, и, как следствие, бессмысленности проведения процедуры реструктуризации долгов. В таком случае согласно п. 8 ст. 213.6 Закона о банкротстве по результатам рассмотрения обоснованности заявления о признании гражданина банкротом арбитражный суд вправе на основании ходатайства гражданина вынести решение о признании его банкротом и введении процедуры реализации имущества гражданина.

      Стоит обратить внимание, что данный упрощенный порядок процедуры банкротства граждан возможен только при условии согласия должника, когда гражданин признает невозможность удовлетворить требования кредиторов и осознает последствия признания его несостоятельным (банкротом).

     Однако, как показывает правоприменительная практика, судебные акты о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества составляют незначительный процент. Суды удовлетворяют ходатайства граждан в порядке п.8 ст. 213.6 при условии, что у должника есть реальное имущество, которое может быть реализовано. Так, в Решении Арбитражного суда Волгоградской области от 30.12.2015 по делу А12-57442/2015 суд размышлял следующим образом: «Согласно представленным сведениям по утвержденной форме описи имущества, у должника имеются в совместной собственности земельный участок (под индивидуальное жилищное строительств); транспортные средства, в том числе легковые автомобили в количестве 8 единиц, из которых 5 единиц обременены залогом; автомобили грузовые в количестве 28 единиц, из которых 25 единиц обременены залогом о залоге транспортных средств. По информации официального сайта ФССП России в отношении *** находятся на исполнении исполнительные производства на сумму 32 628 244,69 руб. Должник является пенсионером, ежемесячный размер пенсии  составляет 14 741,11 руб».

     Проанализировав состав имущества, размер ежемесячного дохода и общую сумму задолженности суд пришел  к выводу, что «даже при полном направлении всей суммы пенсии на погашение требований кредиторов в рамках максимального срока плана реструктуризации долгов, это не позволит погасить общую сумму просроченной кредиторской задолженности. При этом полное изъятие у гражданина суммы пенсионных начислений и направление на погашение кредиторской задолженности заведомо невозможно, поскольку должна учитываться необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности).

     В данном случае мы видим, что суд в очередной раз рассуждает о возможности проведения реструктуризации при условии, что имеется единственный источник дохода – пенсия в размере до 30 000 рублей. При таких обстоятельствах, и при условии, что имеется имущество для реализации, и должник сам ходатайствует об упрощенном порядке процедуры банкротства, суды считают возможными признать должника несостоятельным (банкротом) и ввести в отношении должника процедуру реализации имущества. Данная судебная практика представлена в следующих судебных актах: Решение Арбитражного суда Тамбовской области от 11.03.2016 года по делу N А64-7634/2015; Решение Арбитражного суда Орловской области от 03.02.2016 по делу № А48-7405/2015; Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.05.2016 по делу№ А48-7405/2015; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2016 N 09АП-26325/2016 по делу N А40-61116/16.

3)    Вопрос о «трансграничном банкротстве»

          В связи с наступлением эпохи глобализации, динамично развивающихся экономик и интеграционных процессов, одним из наиболее дискуссионных вопросов правоприменения на сегодняшний день стала сфера трансграничной несостоятельности.

На сегодняшний день уже имеются судебные акты, касающиеся трансграничного банкротства физических лиц. Главный вопрос заключается в возможности применения российского Закона о банкротстве к иностранным гражданам. В тексте Закона не имеется каких-либо ограничений и детального регламентирования, поэтому практика неоднородна, и суды по-разному рассуждают о возможности применения российского законодательства в данном случае.    

 Для анализа предлагается Решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 30.06.2016 по делу № А81-6187/2015. Суд первой инстанции по итогам рассмотрения вопроса об обоснованности заявления признал заявителя-гражданку Украины банкротом и ввел процедуру реструктуризации имущества. Суд, ссылаясь на международную практику, практику ВАС РФ, аргументировал свое решение следующим образом: «В отсутствие детального регулирования трансграничного банкротства в российском законодательстве и судебной практики решения этих вопросов возможно обращение к общепризнанным подходам, выработанным в международной практике. Подтверждением этого являются постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.11.2013 № 10508/13 и определение того же суда от 17.03.2014 № ВАС-11777/13, в которых применимым к оспариванию сделок при банкротстве было признано право государства, в котором осуществляется процедура банкротства (lex fori concursus), то есть использована привязка и ее название, общепризнанные в международной практике (ст. 7 Регламента Европейского союза № 1346/2000 от 29.05.2000 о процедурах несостоятельности № 2015/848 от 20.05.2015 и предшествовавшую ей ст. 4 Регламента Европейского союза № 1346/2000 от 29.05.2000 о процедурах несостоятельности; Руководство ЮНСИТРАЛ для законодательных органов по вопросам законодательства о несостоятельности (принято решением ЮНСИТРАЛ 25.06.2004 на 792 заседании).

В части же распространенных в международной практике собственно критериев подсудности судам дел о банкротстве с иностранным элементом (в частности, при определении т.н. «центра основных интересов» (centre of main interests)) принимается во внимание в том числе место жительство должника (п. 3 ст. 16 Типового закона ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности (принят в г. Вене 30.05.1997 на 30-ой сессии ЮНСИТРАЛ), абз. 4 п. 1 ст. 3 Регламента Европейского союза № 1346/2000 от 29.05.2000 о процедурах несостоятельности № 2015/848 от 20.05.2015)».

Кроме того, суд в данном случае сослался на взаимность при признании решений иностранных судов по делам о банкротстве: «Суд по настоящему делу также учитывает уже известный практике российских судов пример, когда иностранный суд ввел процедуру банкротства в отношении российского гражданина (определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 23.12.2015 по делу № А56-71378/2015), и полагает, что в связи с этим российские суды также не могут не признавать за собой право вводить процедуры банкротства в отношении иностранных граждан».

       Одной из существенных особенностей данного дела являлось то, что должник имеет постоянное место жительство на территории РФ, имеет недвижимость на праве собственности, и на момент заключения договоров, из которых возникла задолженность, являлся гражданином РФ, следовательно, имеет право на обращение в суд с заявлением о признании себя банкротом в соответствии с российским Законом о банкротстве, что также указал в своем решении суд первой инстанции.

        Все это, по мнению арбитражного суда, подтверждает компетенцию российских судов в отношении настоящего дела, и наличие тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

       Противоположную позицию и иное толкование норм Закона о банкротстве можно встретить в Определении Арбитражного суда города Москвы от 26.02.2016 по делу № А40-186978/15. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что абз. 3 ст. 2 Закона о банкротстве предусматривает обязательное условие применения российского закона - наличие у лица, в отношении которого заявлено требование о признании его несостоятельным (банкротом), гражданства Российской Федерации.

      Позицию суда первой инстанции поддержал суд апелляционной инстанции[18]. Кассационная инстанция отправила дело на новое рассмотрение.[19]

      Таким образом, дискуссионность вопроса о трансграничном банкротстве и расхождения судебной практики свидетельствуют о несовершенстве российского законодательства о банкротстве. Особое внимание законодателю предлагается обратить на регулирование механизмов признания иностранных банкротств на территории Российской Федерации.

 

Заключение

Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы:

1. Существенный процент рассмотренных судами заявлений составляют заявления от должников в порядке ст.213.4, что свидетельствует о том, что граждане осознают необходимость использования процедуры банкротства и рассматривают данную процедуру как спасение от долговой кабалы, так как имеют значительный объем кредиторов, обязательства перед которыми не могут быть исполнены в установленном законом порядке.

2. Требования ст. 213.4 вызывают затруднения у заявителей: они не предоставляют полный пакет документов, необходимый для доказывания факта обоснованности поданного заявления. В связи с этим большинство заявлений должников о признании их несостоятельными (банкротами) преимущественно не приняты к производству с первого раза, и судами вынесено определение об оставлении заявления без движения. (Проанализировано 23 определения суда первой инстанции, 7 Постановлений апелляционной инстанции)

3. Наибольшие затруднения у заявителей при обращении к процедуре банкротства вызывает требование предоставить доказательства наличия у него имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. Законодатель не конкретизирует, какое именно имущество и в каком размере может быть признано достаточным, что вводит в заблуждение заявителей. (Проанализировано 18 определений суда первой инстанции, 6 Постановлений апелляционной инстанции)

4. Зачастую из заявлений и приложенных к нему документов невозможно усмотреть ситуацию, когда на заявителе лежит обязанность обратиться с соответствующим заявлением в суд, а на суде - обязанность принять данное заявление, поэтому суды рассматривают данное заявление в общем порядке и, в случае неполноты представленных доказательств, оставляют без движения.

5. На этапе рассмотрения вопроса об обоснованности заявления и введения реструктуризации наиболее затруднительным фактом для доказывания является факт наличия достаточного имущества должника, за счет которого возможно финансирование процедуры банкротства. В отношении этого вопроса на сегодняшний день уже существуют расхождения в судебной практике. В частности, спорным вопросом является достаточность того или иного вида имущества для финансирования процедуры банкротства, поскольку на законодательном уровне не предусмотрена какая-либо минимальная сумма, необходимая для проведения процедуры банкротства, так как достаточно большой процент среди заявителей составляют «неимущие должники», т.е. граждане, которые, кроме заработной платы или пенсии в размере до 30 000 руб., не имеют какого-либо иного имущества или источника дохода. (Проанализировано 17 дел)

6. Один из вопросов, дискуссионность которого выявлена уже на первоначальном этапе правоприменения, - вопрос о трансграничном банкротстве граждан. В ходе анализа были выявлены расхождения судебной практики относительно возможности применения российского закона к банкротству иностранного гражданина. (Проанализировано 1 решение и 1 определение)

 

Список проанализированных судебных решений:

1. Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 23.06.2016 по делу № А56-41856/2016 об оставлении без движения заявления о признании должника банкротом

2. Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.04.2016 по делу № А56-22735/2016 об оставлении без движения заявления о признании должника банкротом

3. Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.05.2016 по делу № А56-19757/2016

4. Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.03.2016 по делу № А56-19104/2016

5. Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.12.2015 по делу № А56- А56-85163/2015

6. Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.03.2016 по делу № А56- 16542/2016

7. Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.06.2016 по делу № А56- 25043/2016

8. Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 01.04.2016 по делу № А56- 19475/2016

9. Определение Арбитражного суда Красноярского края от 14 марта 2016 года по делу N А33-27233/2015

10.    Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.12.2015 по делу N А56-85163/2015

11.    Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.01.2016 по делу N А56-86421/2015

12. Определением Арбитражного суда города Москвы от 21.03.2016 по делу N А40-249811/15

13. Определение Арбитражного суда Красноярского края от 04 апреля 2016 года по делу N А33-27229/2015

14. Определение Арбитражного суда Красноярского края от 29 марта 2016 года по делу N А33-715/2016

15.    Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.11.2015 по делу № А56- 85187/2015 об оставлении без движения заявления о признании должника банкротом;

16.    Определение Арбитражного суда  г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.10.2015 по делу № А56- 74409/2015  об оставлении без движения заявления о признании должника банкротом;

17.    Определение Арбитражного суда  г. Москвы  от 18.02.2016 по делу №А40-29550/16 об оставлении заявления о признании должника банкротом без движения;

18.  Определение Арбитражного суда Чувашской Республики – Чувашии от 03.11.2015 по делу № А79-9780/2015 об оставлении заявления без движения;

19. Определение Арбитражного суда Свердловской области от 28.12.2015 по делу №А60-55040/2015

20. Определение Арбитражного суда Московской области от 10.12.2015 по делу № А41-87051/15

21. Определение Арбитражного суда Белгородской области от 26.01.2016 по

делу № А08-7697/2015

22. Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.12.2015 по делу № А56-76085/2015

23. Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.02.2016 по делу № А56-78754/2015

24. Определения Арбитражного суда Чувашской Республики-Чувашии от 26.11.2015 по делу № А79-9780/2015

25. Определение Арбитражного суда Самарской области от 17 марта 2016 года о возвращении заявления по делу № А55-94/2016

26. Определение Арбитражного суда города Москвы от 26.02.2016 по делу № А40-186978/15

27. Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 30.12.2015 по делу А12-57442/2015

28. Решение Арбитражного суда Тамбовской области от 11.03.2016 года по делу N А64-7634/2015

29. Решение Арбитражного суда Орловской области от 03.02.2016 по делу № А48-7405/2015

30.Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.05.2016 по делу№ А48-7405/2015

31.Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2016 N 09АП-26325/2016 по делу N А40-61116/16

32.Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2016 по делу № А40-186978/2015

33. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2016 N 17АП-4437/2016-ГК по делу N А60-57807/2015

34. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2016 N 17АП-2043/2016-ГК по делу N А60-54774/2015

35. Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2016 по делу N А66-14555/2015

36.    Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.06.2016 по делу N А33-27229/2015

37.    Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 08.06.2016 по делу N А33-715/2016

38.    Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 07.06.2016 по делу N А33-27233/2015

39.    Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.2016 N 13АП-3979/2016 по делу N А56-85163/2015

40.    Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.04.2016 N 13АП-4826/2016 по делу N А56-86421/2015

41. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.06.2016 N 09АП-21322/2016 по делу N А40-249811/15

42.   Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2016 по делу N А66-16464/2015

43. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2016 по делу №А60-55040/2015

44. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2016 N 13АП-303/2016 по делу N А56-76085/2015

45. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2016 N 13АП-8823/2016 по делу N А56-78754/2015

46. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2016 N 11АП-6231/2016 по делу N А55-94/2016

47. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2016 N 09АП-19687/2016 по делу N А40-30412/16

48. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.2016 N 13АП-3979/2016 по делу N А56- 85163/2015

49. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2016 N 13АП-973/2016 по делу N А56-74409/2015

50. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 04.04.2016 по делу №А60-55040/2015

51. Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 25.05.2016 по делу N А60-25472/2015

52. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.06.2016 N Ф07-2981/2016 по делу N А56-74409/2015

53. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.06.2016 N Ф05-6035/2016 по делу N А41-105545/15

54. Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 17.06.2016 N 02АП-3855/2016 по делу N А28-14272/2015

55. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.05.2016 N Ф05-5995/2016 по делу N А40-222945/2015

56. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16.03.2016 N Ф08-1575/2016 по делу N А32-39040/2015

57. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24.05.2016 N Ф09-5777/16 по делу N А60-32895/2014

58.  Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.07.2016 по делу № А40-186978/2015

 

 

Руководитель экспертной группы,                                  Белов С.А.

к.ю.н., доцент

 



[1] Нефедова Т.Н. Счета физических лиц за рубежом: усиление государственного контроля, "Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения", 2015, N 5

[2] Письмо ФНС России от 03.09.2014 N ОА-3-17/2962

[3] Нефедова Т.Н. Счета физических лиц за рубежом: усиление государственного контроля, "Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения", 2015, N 5

[4] Постановление Верховного Суда РФ от 05.07.2016 N 305-АД16-5933 по делу N А40-160284/2015

[5] Решение Московского городского суда от 22.12.2015 по делу N 7-14124/2015

[6] Постановление Верховного Суда РФ от 19.05.2015 по делу N 307-АД15-4225, А21-139/2014; Постановление Верховного Суда РФ от 19.05.2015 по делу N 310-АД15-4350, А09-8119/2014

[7] Постановление Верховного Суда РФ от 12.05.2016 N 305-АД16-4317 по делу N А40-126746/2015

[8] Постановление Верховного Суда РФ от 08.04.2016 N 301-АД15-18923 по делу N А28-7359/2015; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2014 N 09АП-42670/2014 по делу N А40-91302/14

[9] Постановление Верховного Суда РФ от 09.09.2015 N 306-АД15-7846 по делу N А72-14437/2014

[10] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2014 N 09АП-42670/2014 по делу N А40-91302/14

[11] Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6879/15; Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6878/15; Решение Московского городского суда от 06.07.2015 по делу N 7-6877/15

[12] Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2015 N 05АП-15603/2014 по делу N А59-4661/2014

[13] Апелляционное определение Московского городского суда от 04.04.2014 по делу N 33-10871-14

[14]- Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.11.2015 по делу № А56- 85187/2015 об оставлении без движения заявления о признании должника банкротом;

- Определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.10.2015 по делу № А56- 74409/2015 об оставлении без движения заявления о признании должника банкротом;

- Определение Арбитражного суда г. Москвы от 18.02.2016 по делу №А40-29550/16 об оставлении заявления о признании должника банкротом без движения;

[15] - Определение Арбитражного суда Чувашской Республики – Чувашии от 03.11.2015 по делу № А79-9780/2015 об оставлении заявления без движения;

[16] - Определением Арбитражного суда города Москвы от 21.03.2016 по делу N А40-249811/2015

  - Определение Арбитражного суда Красноярского края от 04 апреля 2016 года по делу N А33-27229/2015

  - Определением Арбитражного суда Тверской области от 07.04.2016 по делу N 66-14555/2015

  - Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.06.2016 по делу N А33-27229/2015

  - Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 07.06.2016 по делу N А33-27233/2015

  - Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2016 по делу N А66-16464/2015

[17] - Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2016 N 17АП-4437/2016-ГК по делу N А60-57807/2015

- Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2016 N 17АП-2043/2016-ГК по делу N А60-54774/2015

- Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2016 по делу N А66 14555/2015

[18] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2016 по делу № А40-186978/2015

[19] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.07.2016 по делу № А40-186978/2015