Вход на сайт
войти через:Войти через loginza

Январь 2016

Информация

о результатах мониторинга правоприменения

за январь 2016 года

                                                                          

Гражданское право

 

(отчет подготовлен Мухиным В.Ю.)  

 

Исполнение денежных обязательств

по частноправовым договорам

в условиях резкого изменения курса рубля

относительно других валют

 

Гражданский оборот во многом зависит от влияния на него различного рода макроэкономических факторов. Нередко в практике возникают вопросы, связанные с исполнением договоров в условиях изменения экономической ситуации в стране – в частности, резкого изменения курса рубля относительно других валют. Такие споры имеют место в тех случаях, когда в соответствии со ст. 317 ГК РФ сторонами предусматривается, что денежное обязательство подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах. Нередко девальвация национальной валюты достигает такого уровня, что для многих участников гражданского оборота становится экономически обременительным сохранение и дальнейшее продолжение договорных отношений с теми или иными контрагентами. Ст. 451 ГК РФ позволяет изменять или расторгать договор при «существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора», – когда обстоятельства «изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях». Применимо ли данное положение к резкому изменению курса национальной валюты?

Если обратиться к истории данного вопроса, то показателен период, следующий за Первой мировой войной, последствия которой оказали значительное воздействие на экономику стран-участниц, в виде значительной девальвации их национальных валют. В судебной практике этих стран рассматривалось большое количество требований об изменении денежных обязательств. Один из наиболее крупных исследователей обязательственного права, Л.А. Лунц, в своей работе «Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран»[1] обобщил эту практику. В Германии, начиная с 1917 г., суды сначала реагировали на эти изменения расширением доктрины о невозможности исполнения обязательства вследствие изменения его содержания. Дальнейшей стадией было возрождение доктрины o clausula rebus sic stantibus – учения о том, что предпосылкой всякого договора является «неизменность обстоятельств», при которых заключаются договоры. Однако этот подход вскоре было поглощен практикой ревалоризации долгов (т.е. пересчета обязательств с учетом изменения курса), которая развилась в условиях катастрофического обесценения марки в 1922/23 г. Во Франции гражданские суды, невзирая на изменения конъюнктуры, настаивали на действии принципа pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться) и лишь в середине 20-х гг. в основу регулирования отдельных законодательных институтов была положена «теория непредвиденных фактов», предусматривавшая возможность внесения изменений в существующие денежные обязательства в связи с наличием таких непредвиденных обстоятельств, как рост цен на рабочие руки и материалы. В английском праве проблема невозможности исполнения ставилась как вопрос толкования воли сторон. В основном прецеденте (1863 г.) по делу Taylor v. Caldwell суд установил, что договор надлежит трактовать как заключенный под тем «предполагаемым условием», что к моменту исполнения «определенная вещь или определенное положение вещей будет существовать», т.е. была дана довольно широкая формулировка доктрины clausula rebus sic stantibus, практическое использование которой развивалось в довольно узких пределах. Американский Restatement of the Law of Contract’s в данном вопросе формулировал положения, являвшиеся сочетанием германской доктрины и доктрины «общего права»; с одной стороны, невозможность исполнения трактовалась широко как крайняя затруднительность, требующая чрезвычайных затрат; но вместе с тем подчеркивалось, что должник не освобождается вследствие таких обстоятельств, которые требуют от него больших усилий и затрат, чем того ожидали стороны при заключении договора.

В недавнем обсуждении этого вопроса на портале «zakon.ru» было высказано мнение[2], что включение в договор валютной оговорки означает принятие сторонами на себя риска колебаний курсов валют. В данном случае логика достаточно проста: зачем в качестве валюты долга избирать иностранную валюту, если валютой платежа в любом случае является российский рубль? Очевидно, стороны преследуют цель переложить риск изменения курсов валют на одну из сторон денежного обязательства (что, как правило, отображается на встречном предоставлении другой стороне, например: установление пониженной процентной ставки по кредиту, льготной ставки по арендной плате и т.д.). Соответственно, одного из условий для расторжения или изменения договора, предусмотренного п. 2 ст. 451 ГК РФ (отсутствия возложения риска на заинтересованную сторону), здесь нет.

С другой стороны, означает ли включение в договор валютной оговорки принятие сторонами на себя любых рисков, связанных с девальвацией российского рубля (как небольших колебаний курсов, так и резкого падения курса рубля относительно других иностранных валют)? Иными словами, возможно ли признать резкое изменение курса рубля относительно других валют существенным изменением обстоятельств и удовлетворить требование должника об изменении или расторжении договора на основании ст.451 ГК РФ?

В таком случае высказывается мнение, что гражданский оборот в Российской Федерации на протяжении последних 25 лет развивается в условиях нестабильной экономики и непредсказуемой политики, что непременно должно учитываться предпринимателями, которые закладывают соответствующие риски в цены заключаемых договоров. В таких условиях применение доктрины clausula rebus sic stantibus (которая в свое время применялась в судебной практике Германии) и открытие практики применения ст.451 ГК РФ будет означать угрозу разрушения всей системы договорных отношений и тотальную дестабилизацию гражданского оборота. Таким образом, сегодняшняя российская юридическая доктрина блокирует применение ст.451 ГК РФ, не позволяя признать в качестве существенного изменения обстоятельств ни финансовый кризис, ни изменения экономической политики государства, которые значительно влияют на перераспределение благ между сторонами денежных обязательств, в которых валюта долга выражена в иностранной валюте. К такому же мнению склоняется действующая судебная практика, о чем будет сказано ниже.

Методика сбора правоприменительной практики

Анализ и обобщение правоприменительной практики осуществлялись на основе решений арбитражных судов и судов общей юрисдикции. При осуществлении мониторинга осуществлялся сбор материалов судебной практики за 2014-2015 г. применительно к ситуации резкого изменения курса рубля в 2014 г., а также исследованию подвергались некоторые правовые позиции одной из Высших судебных инстанций и нижестоящих судов применительно к ситуациям девальвации российского рубля в 1998 и 2008 гг. Сбор судебной практики производился в справочно-правовой системе «Консультант Плюс», а также на информационных ресурсах rospravosudie.ru и kad.arbitr.ru.

 

Нормативные положения, мониторинг применения которых осуществлялся:                                                                                              

 Статьи 401 и 451 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая)

 

Общая характеристика судебной практики

Снижение курса рубля, как правило, ставит одну из сторон договора в экономически невыгодное для нее положение. Это происходит в тех случаях, когда, как было указано выше, в договоре (кредитном, купли-продажи, аренды, лизинга и т.д.) предусматривается, что валюта долга по денежному обязательству одной из сторон выражена в иностранной валюте. Как правило, речь идет о так называемой «твердой валюте», покупательная способность и обменный курс которой остаются стабильными и не склонными к снижению (это такие валюты как: доллар США, евро, британский фунт стерлингов, швейцарский франк, японская иена и т.д.). В ситуации экономического кризиса в стране, в частности снижения курса национальной валюты относительно иностранных валют, размер денежного обязательства должника перед кредитором увеличивается в несколько раз.

Первое, что могут предпринять должники по денежному обязательству - обратиться к своим кредиторам с предложением по внесению изменений в содержание существующих между сторонами договорных отношений в части определения суммы денежного обязательства, которое должно быть исполнено должником.

Однако нередко достичь согласия по данному вопросу сторонам не удается. В таком случае должники прибегают к юрисдикционным способам защиты своих прав и обращаются в суд с требованием об изменении или расторжении договора на основании ст. 451 ГК РФ. В таком случае требования должника будут основаны на существенном изменении обстоятельств в лице финансового кризиса и последовавшей девальвации российского рубля.

Проведенный мониторинг показал, что если ранее, применительно к исполнению обязательств на фоне экономического кризиса 1998 г., позиция судебной практики по вопросу квалификации девальвации российского рубля как существенного изменения обстоятельств не была однозначной (См., например: Постановление ФАС ПО от 23.12.99 № А55-5520/99-31; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.03.2000 № А82-151/99-Г/12; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.07.2001 № Ф08-2003/2001 – в данных делах суды признали экономический кризис 1998 г. непреодолимой силой/существенным изменением обстоятельств), то на сегодняшний день суды единодушно отвергают ссылки должников на изменение экономической ситуации в стране как основания для изменения или расторжения договора. Как правило, в обоснование подобных решений суды указывают на то, что стороной, на которой выступает должник, не представлены доказательства одновременного наличия всех условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 451 ГК РФ, для изменения или расторжения договора (См., например: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2015 № 15АП-15034/2015 по делу № А32-9089/2015; Решение АС Московской области от 06.05.2015 по делу № А41-17460/15.; Решение АС Кемеровской области от 07.08.2015 по делу № А27-5058/2015; Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 13.05.2015 по делу № 33-3053/2015; Апелляционное определение Новгородского областного суда от 12.08.2015 по делу № 2-3805/33-1634), а именно:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Кроме того, при привлечении одной из сторон к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств, валюта долга которых выражена в иностранной валюте, суды отвергают возможность признания экономического кризиса в качестве непреодолимой силы (ст. 401 ГК РФ) ввиду отсутствия такого квалифицирующего признака как непредотвратимость.

 

Обзор практики арбитражных судов

На протяжении последних 20 лет изменялись подходы арбитражных судов к вопросу признания резкого изменения курса рубля относительно других валют в качестве существенного изменения обстоятельств в соответствии со ст. 451 ГК РФ.

Одной из первых позиций Высших судебных инстанций применительно к данной проблеме является Постановление Президиума ВАС РФ от 07.08.2001 №4876/01. Высший арбитражный суд, направляя дело на новое рассмотрение, отметил, что при новом рассмотрении дела суду следует определить, является ли финансовый кризис 1998 г. обстоятельством, существенно изменившим обязательства, и с учетом этого решить, имеются ли основания для применения к правоотношениям сторон по договору статьи 451 ГК РФ. Кроме того, отметил ВАС, финансовый кризис является объективным обстоятельством, в условиях которого оказались все хозяйствующие субъекты. Поэтому суду также необходимо решить, может ли расторжение договора и прекращение обязательств, выраженных в валюте, основываться на таком изменении обстоятельств.

По большому счету, в дальнейшем судебная арбитражная практика отказалась от детального анализа финансового кризиса как существенного изменения обстоятельств, которое является основанием для изменения или расторжения договора, и восприняла позицию ВАС как отрицающую возможность признания финансового кризиса в качестве такого обстоятельства.

В дальнейшем тот же ВАС РФ согласился с такой точкой зрения и в Определении от 28.04.2007 №5003/07 по делу № А75-2991/2006 отметил, что поскольку в соответствии с законодательством Российской Федерации о валютном регулировании соотношение рубля и иностранной валюты постоянно меняется, истец (должник по денежному обязательству) не мог не знать о возможности изменения курса валют, которое могло бы повлечь для него наступления неблагоприятных последствий.

Какого подхода придерживаются арбитражные суды по данной проблеме сегодня? Арбитражные суды руководствуются логикой, предложенной ВАС РФ в Определении от 28.04.2007 №5003/07 по делу № А75-2991/2006, однако используют несколько видоизмененные формулировки. При этом судами не проводится разграничения между исполнением обязательств в условиях небольших колебаний валютных курсов и исполнением обязательств при обстоятельствах резкого падения курса российского рубля относительно иностранных валют.

Так, в Постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2015 по делу № А55-6700/2015 судом апелляционной инстанции было отмечено, что значительное ухудшение конъюнктуры рынка, рост цен, тарифов, инфляция и тому подобные обстоятельства не являются существенным изменением обстоятельств. Резкое повышение курса иностранной валюты в Российской Федерации само по себе нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств. В то же время, заключение договора поставки с иными лицами в долларовом эквиваленте предполагает возложение на покупателя (ответчика) риска неблагоприятного изменения курса доллара. Таким образом, по мнению суда, изменение курсов иностранных валют не является существенным изменением обстоятельств, а относится к обычным рискам, присущим предпринимательской деятельности.

В другом судебном решении, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2015 № 09АП-41385/2015 по делу № А40-36279/15, суд отметил, что согласно действующему законодательству и сложившейся судебной практике сами по себе инфляционные процессы и финансовые затруднения стороны договора не относятся к числу обстоятельств, возникновение которых нельзя было предвидеть и с которыми закон связывает возможность расторжения договора, а стороны, вступая в договорные отношения, имели возможность и должны были прогнозировать экономическую ситуацию, в связи с чем не могли исключать вероятность роста цен в период исполнения сделки. Следовательно, повышение курса иностранной валюты в Российской Федерации само по себе нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, повлекших последствия, установленные в статье 451 ГК РФ, тем более, что истцом не представлены доказательства того, что его хозяйственная деятельность зависит от курса национальной валюты.

При этом судом апелляционной инстанции был сделан любопытный вывод: кроме того, судебная коллегия учитывает, что договор предусматривал возможность досрочного выполнения Обществом подрядных работ, что давало истцу возможность избежать негативного влияния экономических факторов, выполнив работы в максимально короткие сроки.

Также интересно то обстоятельство, что в обоснование своих выводов в судебной практике можно встретить довод о том, что колебания курсов валют является обычным риском в международной торговле, и риск несет та сторона, чья валюта девальвируется (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2015 № 06АП-5678/2015 по делу № А73-8822/2015).

В одном из дел (Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2015 № 12АП-4274/2015 по делу № А06-9802/2014), где заявитель обратился в суд с иском о расторжении договора аренды, суд указал, что заключение договора аренды несет в себе возможность изменения обстоятельств для арендатора независимо от того, предметом договора является иностранная валюта или российская денежная единица, так как по условиям договора арендная плата напрямую зависит от постоянных инфляционных процессов, в связи с чем заключение договора предполагает возложение на арендатора риска изменения обстоятельств (предпринимательского риска). Таким образом, по мнению суда, изменение курсов валют охватывается понятием предпринимательского риска.

Любопытным является дело, которое было рассмотрено в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.10.2015 №09АП-39526/2015 по делу № А40-52305/15. Заявитель оспаривал действия ответчика по одностороннему повышению процентной ставки по кредитному договору. Согласно условиям заключенного между сторонами кредитного договора, банк был вправе увеличивать размер процентной ставки (значение процентной ставки) по договору в том числе, но не исключительно, в связи с принятием Банком России решений по повышению учетной ставки (ставки рефинансирования). Судом было указано, что увеличивая процентную ставку по кредитному договору, у банка имелись основания для ее увеличения, обусловленные резким ухудшением конъюнктуры российского финансового рынка, и в увеличении процентной ставки не усматривается существенного нарушения баланса интересов сторон, что также не противоречит устоявшимся деловым обыкновениям в кредитных правоотношениях. Кроме того, суд первой инстанции правомерно установил, что одностороннее изменение банком условий кредитных договоров о размере процентов допустимо в рассматриваемом случае, поскольку указанная возможность такого изменения прямо предусмотрена в договоре.

Следует также обратить внимание на вывод, который был сделан в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2015 № 09АП-42592/2015 по делу № А40-30029/2015. Суд отметил, что финансово-экономический кризис не является существенным изменением обстоятельств. Изменение экономической обстановки в стране, обусловленное резким падением курса рубля по отношению к иностранной валюте, ростом цен, кризисом финансово-банковской системы, снижением покупательной способности населения, может затруднить выполнение обязательств. Однако, указанные негативные явления стороны могли предвидеть при заключении договора, поскольку аналогичные процессы имели место в большей или меньшей степени на протяжении последних двадцати лет (в частности, финансовый кризис 1998, 2008 г.г.).

Похожий вывод был сделан АС Алтайского края в решении от 03.07.2015 по делу № А03-901/2015. Так, суд указал, что на протяжении всего 2014 года наблюдалась динамика роста курса доллара США по отношению к рублю. В связи с этим, истец на момент заключения контракта не мог не знать о возможности изменения курса валют, которое могло бы повлечь для него наступления неблагоприятных последствий.

Нередко также можно встретить споры, которые проистекают в связи с заключением договоров в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ (в ред. от 13.07.2015) "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд".

Так, в одном из таких споров (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2015 по делу № А10-860/2015) заявитель оспаривал решение Управления ФАС по Республике Бурятия о включении сведений в отношении ООО «ТДК-Торг» в реестр недобросовестных поставщиков на том основании, что на момент проведения аукциона экономика затрат позволяла обществу исполнить все контрактные обязательства по предложенной цене, однако в связи с резким скачком валюты в период с 14 ноября 2014 года по 8 декабря 2014 года произошло резкое непредвиденное повышение стоимости валюты, исходя из чего производители оборудования подняли закупочные цены на комплектующие, а соответственно и на товар, в связи с чем стоимость контракта повысилась.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования суд отметил, что приняв решение об участии в открытом аукционе в электронной форме, участник размещения заказа должен был осознавать все связанные с таким участием риски, поскольку законодательством о размещении заказов не предусмотрена возможность отмены результатов аукциона вследствие таких обстоятельств, как изменение экономической ситуации в стране. Участник аукциона должен сознавать и возможность наступления для него неблагоприятных последствий в случае признания последнего победителем и уклонения от заключения контракта в дальнейшем. Указанные обществом обстоятельства и его действия не свидетельствуют о соблюдении им возложенных на него Законом обязанностей по объективным, не зависящим от заявителя причинам и об отсутствии его вины.

Следует также обратить внимание на те дела, в которых разрешались вопросы, связанные с привлечением должника к ответственности. Так, в целях освобождения от ответственности нередко должники ссылаются на п. 3 ст. 401 ГК, согласно которой лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Так, как было отмечено в одном из судебных актов, кризисные явления в экономике нельзя отнести к обстоятельствам непреодолимой силы ввиду отсутствия такого квалифицирующего признака как непредотвратимость (Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 11.11.2015 № 02АП-9061/2015 по делу № А82-6087/2015).

В одном из дел заявитель указывал на то, что существенное изменение курса являлось обстоятельством непреодолимой силы. При этом данную позицию подтвердила Уральская торгово-промышленная палата. Отказывая в удовлетворении требования о расторжении договора, суд указал на то, что Уральская торгово-промышленная палата может консультировать по вопросам составления сертификатов о форс-мажорных обстоятельствах, но выдавать их вправе только Торгово-промышленная палата РФ. Повышение курса валют является коммерческим риском, поэтому наличие лишь такого факта нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2015 № 08АП-8773/2015 по делу № А81-1308/2015).

Помимо этого, в отношении взыскания суммы неустойки суды нередко руководствуются доводами, представленными выше применительно к взысканию суммы основного долга. Показательным может являться решение АС Республики Татарстан от 15.06.2015 по делу № А65-9052/2015. Так, судом было указано, что отсутствуют основания для освобождения ответчика от оплаты штрафных санкций по договору, поскольку, осуществляя предпринимательскую деятельность, ответчик мог и должен был учитывать возможные изменения рыночной ситуации. Изменение курса иностранной валюты по отношению к российскому рублю не может быть отнесено к существенным изменениям обстоятельств, поскольку изменение цены это коммерческий риск при осуществлении предпринимательской деятельности, возможность наступления таких последствий ответчик, как хозяйствующий субъект, мог и должен был разумно предвидеть при заключении спорного договора.

 

Обзор практики судов обшей юрисдикции

Как правило, в практике судов общей юрисдикции как до 2014 года, так и после большую часть дел применительно к проблеме исполнения договоров в условиях резкого изменения курса рубля относительно других валют составляют споры, вытекающие из кредитных договоров, заключаемых банками или иными кредитными организациями с гражданами (физическими лицами).

Так, в деле по иску банка к гражданину о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на имущество, которое рассматривалось Верховным судом Чувашской Республики судом были отклонены доводы ответчика о том, что неисполнение обязательств по кредитному договору обусловлено обстоятельствами непреодолимой силы. При этом судом было отмечено, что для того, чтобы какое-либо обстоятельство квалифицировать как непреодолимую силу необходима совокупность признаков непредотвратимости и чрезвычайности. Финансово-экономический кризис не имеет совокупности этих признаков, поскольку предсказуем (Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 17.08.2015 по делу № 33-3370/2015; Апелляционное определение Приморского краевого суда от 08.04.2015 по делу № 33-2741/2015; Апелляционное определение Курганского областного суда от 17.11.2015 по делу № 33-3530/2015).

В другом деле, которое также рассматривалось Верховным судом Чувашской Республики было также указано, что изменение экономической обстановки в стране, обусловленное резким падением курса рубля по отношению к иностранной валюте, ростом цен, кризисом финансово-банковской системы, снижением покупательной способности населения не освобождает стороны от принятых на себя обязательств (Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 24.08.2015 по делу № 33-3407/2015). Подобный вывод можно наблюдать и в других решениях (Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 10.08.2015 по делу № 33-3355/2015; Решение Апатитского городского суда Мурманской области от 11.09.2015 по делу № 2-1215/2015).

Любопытным является дело, рассмотренное в Апелляционном определении Московского городского суда от 10.06.2015 по делу № 33-19283/2015. Гражданин обратился с требованием об обжаловании действий (бездействия) Центрального Банка России, выразившиеся в необеспечении устойчивости рубля, неосуществлении действий направленных на защиту национальной валюты. Судом было указано, что действия Центрального банка России не нарушили права и свободы заявителя, поскольку заключая кредитный договор, все риски сторона по договору взяла на себя. Утверждения заявителя о том, что в связи с изменением курса доллара США по отношению к рублю, он понес убытки по вине Центрального Банка России, не обоснованы. Помимо этого, суд сослался на нестабильную экономическую ситуацию в стране в момент заключения договора (17.06.2013), имевшие ранее место случаи резкого скачка курса доллара и длительность срока займа, в связи с чем заемщик мог разумно предвидеть возможность повышения курса доллара. Таким образом, суд, не углубляясь в рассуждения по поводу вины Центрального Банка в произошедшей девальвации российского рубля, указал на то, что все риски, связанные с изменением курса иностранной валюты по отношению к рублю, лежат на стороне кредитного договора.

Рассматривая требование гражданина к банку об изменении условий кредитного договора в части установления фиксированного курса доллара США по отношению к российскому рублю, в Апелляционном определении Московского городского суда от 08.06.2015 по делу № 33-19462/2015 суд отметил, что рост курса иностранной валюты не является непредвиденным обстоятельством, поскольку при заключении договора истец был обязан предвидеть возможные риски и возможность увеличения роста курса доллара. Подписав кредитный договор на условиях выплаты обязательств в долларах США, истец мог разумно предвидеть изменение обстоятельств, рост курса доллара США по отношению к рублю РФ. Помимо этого судом было также акцентировано внимание на том, что доказательств отказа Банка в предоставлении кредита в рублях истцом не представлено. Иными словами, суд указал на то, что при согласовании условий кредитного договора у гражданина (потенциального заемщика) была возможность избежать риска снижения курса российского рубля по отношению к доллару США путем указания на российский рубль как валюту долга. Такой вывод можно встретить и в ряде других судебных решений (Апелляционное определение Омского областного суда от 05.11.2015 по делу № 33-7909/2015; Решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 07.07.2015 по делу № 2-2545/2015; Решение Иркутского районного суда Иркутской области от 08.09.2015 по делу № 2-853/2015).

Такая логика развивается и в ряде других решений. Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 22.10.2015 по делу № 33-38695/2015 судом было указано на то, что заключив договор на получение кредита в долларах, истцы взяли на себя риск изменения курса доллара по отношению к рублю. При этом был признан несостоятельным довод истцов о том, что изменение денежно-кредитной и валютной политики Правительства РФ и Центрального банка РФ может являться существенным изменением обстоятельств, дающим право на изменение или расторжение договора. При этом суд указал, что несмотря на отсутствие вины истцов в росте курса доллара по отношению к рублю, с учетом получения денежного займа в валюте сроком на 25 лет (300 месяцев) истцы могли разумно предвидеть возможность изменения курсов валют по отношению друг к другу за столь значительный период времени. Аналогичные выводы можно встретить и в других решениях (Решение Дзержинского городского суда Нижегородской области от 12.11.2015 по делу №2-6323/2015).

Применительно к данному тезису логично будет поставить вопрос о том, какие изменения курсов валют должно предвидеть лицо, которое заключает кредитный договор на значительный период времени (несколько лет и более): речь идет о небольших колебаниях валютных курсов или о резком изменении курса российского рубля по отношению к иностранным валютам? Исходя из той мотивировки, которая встречается в судебных решениях, речь идет о том, что лицо должно было предвидеть любые изменения валютных курсов.

Помимо этого, суды нередко толкуют слишком широко положения ст. 421 ГК РФ. Так, далеко не всегда у физического лица есть возможность влиять на содержание условий договора. В этой связи нельзя согласиться с позицией, представленной в Апелляционном определении Московского областного суда от 22.06.2015 по делу № 33-14664/2015, где суд приходит к выводу о том, что заключая кредитный договор, заемщику были известны его условия, он не лишен был возможности вносить свои условия как сторона кредитного договора, предусматривающие исполнение денежного обязательства в валюте Российской Федерации. Похожие решения также встречаются в судебной практике (Решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 30.03.2015 по делу №2-825/15

Похожая точка зрения, но более приближенная к реалиям состоит в том, что заключая кредитный договор в иностранной валюте, истцы не могли не знать о возможном изменении курса доллара США по отношению к российскому рублю, и проявляя разумную заботливость и осмотрительность, имели возможность до заключения кредитного договора оценить риск ухудшения их финансового положения, в том числе с учетом изменения курса валют, и заключить кредитный договор на иных условиях либо с другим банком в российской валюте (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.08.2015 № 33-12291/2015 по делу № 2-2273/2015).

Суды также отклоняют доводы заемщиков о том, что в результате возврата полученного кредита в условиях повышения курса доллара, банк получит несоизмеримо большую сумму, чем ту которую предоставил по договору, что сравнимо со злоупотреблением правом, поскольку оные основаны на неправильном толковании норм материального права (Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 13.10.2015 по делу № 33-10524/2015).

Судами также отмечается, что заключив договор на получение займа в долларах США, гражданин принял на себя риск изменения курса доллара по отношению к рублю. При этом следует обратить внимание на тот довод суда, что резкое повышение курса иностранной валюты в Российской Федерации само по себе нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, повлекших для истца последствия, установленные в ст. 451 ГК РФ (Апелляционное определение Новгородского областного суда от 12.08.2015 по делу № 2-3805/33-1634). Таким образом, судом был сделан вывод о том, что истец не доказала наличия совокупности условий, подтверждающих существенное изменение обстоятельств, необходимых для решения вопроса об изменении условий кредитного договора. Такие выводы содержатся и в решениях других судов (Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 13.05.2015 по делу № 33-3053/2015, Решение Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 21.04.2015 по делу № 2 – 2273).

В Апелляционном определении Пермского краевого суда от 27.07.2015 по делу № 33-7463-2015 судом был сделан категоричный вывод о том, что об изменении курса иностранной валюты по отношению к рублю в период действия кредитного договора заемщикам было известно еще при заключении кредитного договора (20.07.2007), риск резкого увеличения стоимости заемщики несут самостоятельно за свой счет.

Нередко банки предлагают гражданам заключить кредитный договор, процентная ставка которого зависит от избранной ими валюты долга. Так, в Апелляционном определении Самарского областного суда от 19.03.2015 по делу № 33-2972/2015 представитель банка указывал на то, что в случае заключения кредитного договора непосредственно в рублях Российской Федерации процентная ставка по кредиту составляла бы более 12%, в то время как по условиям заключенного договора (валюта долга была указана в швейцарских франках) процентная ставка составила 7,9% и заключение договора на таких условиях истец посчитал более выгодными для себя. При этом при получении кредита в иностранной валюте, истица была предупреждена о принятых на себя рисках, связанных с изменением курса иностранной валюты по отношению к валюте Российской Федерации и риском изменения процентной ставки по кредитному обязательству. В данном деле суд отказал в удовлетворении требований заявителя по тем соображения, что истица уже взяла на себя риск изменения курса швейцарского франка по отношению к рублю, сделав свой выбор в пользу этой валюты в связи с низкой процентной ставкой. Об этом риске истица были предупреждена Банком, в том числе и письменно. К подобным выводам пришли и другие суды, рассматривавшие аналогичные дела (Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 30.06.2015 по делу № 33-5586/2015).

Интересный вывод содержится в Апелляционном определении Ростовского областного суда от 03.08.2015 по делу № 33-11470/2015, где заявителю было отказано в удовлетворении требования о внесении изменений в кредитный договор. Суд указал, что заключив договоры (кредитный и поручительства) в долларах США, стороны договора поручительства взяли на себя риск изменения курса доллара США по отношению к рублю - Банк в случае понижения, заемщик и поручитель - в случае повышения. Оснований считать, что истец не имел информации о данной особенности валюты кредита, не имеется. Вероятное повышение курса валюты кредита в Российской Федерации по отношению к рублю в данном случае является риском истца, о котором ему было известно при заключении договора. Оснований для изменения условий договора путем предоставления поручителю права изменить валюту кредитного договора и использовать для конвертации курс ЦБ РФ на октябрь 2014 г. по действующему в данное время законодательству не имеется.

В Апелляционном определении Смоленского областного суда от 18.08.2015 по делу № 33-2753/2015 суд указал, что повышение курса доллара США не изменило предмет и обязательства сторон, как и увеличение курса доллара не является таким существенным изменением обстоятельств в рамках положений п. 2 ст. 451 ГК РФ, вследствие которых возможно внесение изменений в условия кредитного договора.

Подобная позиция излагается и в Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 05.10.2015 № 33-15859/2015 по делу № 2-2117/2015. При этом судом было также учтено, что заключение кредитного договора совершалось по волеизъявлению обеих сторон, стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договора, в связи с чем каждая сторона приняла на себя риск по исполнению данного кредитного договора. Истец согласился с условиями кредитного договора, поскольку данные условия получения кредита на момент заключения договора были наиболее выгодны для него. Стороны при заключении кредитного договора могли предусмотреть колебания курса валюты и вызванные этим риски. Данная позиция встречается и в других решениях (Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 02.03.2015 по делу № 2-1867/2015; Решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 03.09.2015 по делу № 2-7232/2015).

 

Основные выводы по итогам проведённого мониторинга

 

Проведенный мониторинг позволяет сделать следующие выводы.

1. Если после кризиса 1998 года суды (по крайней мере арбитражные) нередко признавали резкое изменение курса валют обстоятельством, которое может быть основанием для пересмотра условий договора, то после резкого изменения курса валют в 2014-2015 гг. ни в одном из проанализированных решений (28 решений судов общей юрисдикции и 14 решений арбитражных судов) суды не посчитали такие обстоятельства основанием для изменения условий договоров.

2. Арбитражные суды ссылались на то, что изменение курса валюты относится к обычным предпринимательским рискам, такое изменение нельзя рассматривать как существенное изменений обстоятельств заключения договора, стороны имели возможность предвидеть их наступление, особенно с учетом того, что аналогичные колебания имели место в большей или меньшей степени на протяжении последних двадцати лет и данные обстоятельства лишены такого признака непреодолимой силы, как непредотвратимость.

В отношении предпринимателей арбитражные суды также ссылались не недоказанность того, что курс валют повлиял на хозяйственную деятельность, а также на то, что обязательства по договору могли быть выполнены досрочно с тем, чтобы предотвратить негативные последствия макроэкономических факторов.

При этом банки имели основание увеличить процентные ставки по кредитам в связи с резким ухудшением конъюнктуры российского финансового рынка, и в таком увеличении суды не усматривают существенного нарушения баланса интересов сторон.

3. В отношении граждан суды общей юрисдикции подчеркивали, что нестабильная экономическая ситуация в стране должна была приниматься в расчет в момент заключения договора (такой вывод был сделан в одном из дел в отношении договора, заключенного 17.06.2013), а имевшие ранее место случаи резкого скачка курса доллара и длительность срока займа, давали возможность заемщику разумно предвидеть возможность повышения курса доллара.

Длительность сроков исполнения договоров часто упоминается судами в качестве существенного обстоятельства: заключая договор на 25 лет, заемщик должен был предвидеть, что за столь продолжительное время может произойти что угодно.

У граждан, заключавших кредитные договоры, по мнению судов, была возможность выбрать другую валюту займа, и выбрав иностранную валюту чтобы получить кредит по более выгодной ставке, гражданин взял на себя риск изменения курса.

При этом доводы о том, что в национальной валюте банк получает сумму несоизмеримо большую, чем та, которую он предоставил по договору, не расценивалось судами ни как неосновательное обогащение, ни как злоупотребление правом со стороны банка.

[1] См.: Деньги и денежные обязательства в гражданском праве / Лунц Л.А.; Редкол.: Белевич А.В., Ем В.С., Шерстобитов А.Е.. - 2-е изд., испр. - М.: Статут, 2004, С. 199 и далее

[2] См., напр.: Карапетов, А.Г. Девальвация рубля как основание для изменения договора: опасный поворот [Электронный ресурс] / А.Г. Карапетов // zakon.ru. – Режим доступа :https://zakon.ru/blog/2016/2/6/devalvaciya_rublya_kak_osnovanie_dlya_izmenenie_dogovora_opasnyj_povorot.  

 

Список проанализированных судебных решений:

 

  1. Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 17.08.2015 по делу № 33-3370/2015.

  2. Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 24.08.2015 по делу № 33-3407/2015.

  3. Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 10.08.2015 по делу № 33-3355/2015.

  4. Апелляционное определение Курганского областного суда от 17.11.2015 по делу № 33-3530/2015.

  5. Апелляционное определение Московского городского суда от 08.06.2015 по делу № 33-19462/2015.

  6. Апелляционное определение Московского городского суда от 10.06.2015 по делу № 33-19283/2015.

  7. Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2015 по делу № 33-38695/2015.

  8. Апелляционное определение Московского областного суда от 22.06.2015 по делу № 33-14664/2015.

  9. Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 13.10.2015 по делу № 33-10524/2015.

10.  Апелляционное определение Новгородского областного суда от 12.08.2015 по делу № 2-3805/33-1634.

11.  Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 30.06.2015 по делу № 33-5586/2015.

12.  Апелляционное определение Омского областного суда от 05.11.2015 по делу № 33-7909/2015.

13.  Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 13.05.2015 по делу № 33-3053/2015.

14.  Апелляционное определение Пермского краевого суда от 27.07.2015 по делу № 33-7463-2015.

15.  Апелляционное определение Приморского краевого суда от 08.04.2015 по делу № 33-2741/2015.

16.  Апелляционное определение Ростовского областного суда от 03.08.2015 по делу № 33-11470/2015.

17.  Апелляционное определение Самарского областного суда от 19.03.2015 по делу № 33-2972/2015.

18.  Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.08.2015 № 33-12291/2015 по делу № 2-2273/2015.

19.  Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.10.2015 № 33-15859/2015 по делу № 2-2117/2015.

20.  Апелляционное определение Смоленского областного суда от 18.08.2015 по делу № 33-2753/2015.

21.  Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.04.2007 №5003/07 по делу № А75-2991/2006.

22.  Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2015 № 08АП-8773/2015 по делу № А81-1308/2015.

23.  Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 11.11.2015 № 02АП-9061/2015 по делу № А82-6087/2015.

24.  Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2015 № 12АП-4274/2015 по делу № А06-9802/2014.

25.  Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.10.2015 №09АП-39526/2015 по делу № А40-52305/15.

26.  Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2015 № 09АП-42592/2015 по делу № А40-30029/2015.

27.  Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2015 № 09АП-41385/2015 по делу № А40-36279/15.

28.  Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2015 по делу №А55-6700/2015.

29.  Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07.08.2011 №4876/01.

30.  Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2015 № 15АП-15034/2015 по делу № А32-9089/2015.

31.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.03.2000 № А82-151/99-Г/12.

32.  Постановление ФАС Поволжского округа от 23.12.1999 № А55-5520/99-31.

33.  Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.07.2001 № Ф08-2003/2001.

34.  Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2015 по делу № А10-860/2015.

35.  Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2015 № 06АП-5678/2015 по делу № А73-8822/2015.

36.  Решение Апатитского городского суда Мурманской области от 11.09.2015 по делу № 2-1215/2015.

37.  Решение АС Алтайского края от 03.07.2015 по делу № А03-901/2015.

38.  Решение АС Кемеровской области от 07.08.2015 по делу № А27-5058/2015.

39.  Решение АС Московской области от 06.05.2015 по делу № А41-17460/15.

40.  Решение АС Республики Татарстан от 15.06.2015 по делу № А65-9052/2015.

41.  Решение Дзержинского городского суда Нижегородской области от 12.11.2015 по делу №2-6323/2015.

42.  Решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 30.03.2015 по делу №2-825/15.

43.  Решение Иркутского районного суда Иркутской области от 08.09.2015 по делу № 2-853/2015.

44.  Решение Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 21.04.2015 по делу № 2 – 2273.

45.  Решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 03.09.2015 по делу № 2-7232/2015.

46.  Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 02.03.2015 по делу № 2-1867/2015.

47.  Решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 07.07.2015 по делу № 2-2545/2015.

 

Руководитель экспертной группы,                                  Белов С.А.

к.ю.н., доцент